TOP

Волна репрессий не спадает

Белорусские правозащитник подвели итоги уголовного преследования по политическим мотивам за июнь 2021 г. Согласно мониторингу, за этот период было осуждено 125 человек.

За что и как судят?

По состоянию на 1 июля с.г. число лиц, признанных политзаключенными, составило 526 человек. Из них 347 человек уже осуждены к различным видам уголовных наказаний. Остальные находятся под стражей в ожидании суда.

Из числа осужденных в июне лиц почти 40% проходили по так называемым диффамационным статьям УК (ст.ст.367, 368, 369, 370, 391). Эти статьи предусматривают уголовную ответственность за клевету и оскорбление Президента Республики Беларусь, оскорбление представителя власти, надругательство над государственными символами, оскорбление судьи. Раньше правозащитники предлагали исключить данные статьи из Уголовного кодекса как противоречащие свободе слова и выражения мнения.

По «протестным делам» в 35,2% случаев назначались наказания, связанные с лишением свободы, в 27,2% — ограничение свободы с направление в исправительное учреждение открытого типа (так называемую «химию»), а в 30,4% случаев граждане были наказаны ограничением свободы без направления в такие учреждения (так называемая «домашняя химия»). Крайне редко в отношении осужденных по политическим мотивам применялся арест как вид уголовного наказания (4% случаев) или штраф как вид уголовного наказания (3,2% случаев).

В чем особенности таких дел?

В проведенном мониторинге отмечается ряд особенностей указанных дел.

Во-первых, повсеместное ограничение гласности судебных процессов. Чаще всего это проявляется в ограничении допуска граждан в судебное заседание. Так, в суде Ленинского района Бреста в день оглашения приговора «четвертой партии» обвиняемых по так называемому «хороводному делу» в зал заседания не могли попасть более 30 человек. На процесс по обвинению Вадима Ермоловича пропустили только близких родственников.

После продолжения судебного процесса в отношении Степана Латыпова 10 июня в зал заседания не смогли попасть около 15 человек, еще больше остались на улице. Причина отказа — «неблагоприятная эпидемиологическая ситуация».

В первый день разбирательства по обвинению брестской активистки Полины Шаренда-Панасюк сотрудники охраны провели процедуру досмотра всех прибывших на суд и приказали отключить мобильные телефоны. Мать двоих малолетних детей была осуждена судом Московского района Бреста к двум годами лишения свободы.

В некоторых случаях проводились полностью закрытые процессы. В частности, в таком режиме проходило судебное разбирательство в суде Заводского района Минска в отношении Ольги Синелевой, которая обвинялась в отказе сдавать квартиру сотруднице прокуратуры после того, как узнала, что та поддерживала обвинение по политическим мотивированным делам. Женщина была осуждена на два года ограничения свободы.

Во-вторых, по таким делам нередко отмечаются недозволенные приемы ведения следствия. Об этом многие обвиняемые заявляли во время судебного разбирательства. Так, обвиняемый в оскорблении президента брестчанин Юрий Виничук рассказал на суде, что после задержания его жестоко избили сотрудники милиции, повредили ребра и лицо. Упоминавшегося выше Вадима Ермоловича доставили в судебное заседания в позе «белого лебедя» с наручниками за спиной.

Во время рассмотрения в суде Московского района Минска уголовного дела в отношении «антифашистов» Виталия Шишлова, братьев Тимура и Тамаза Пилиевых, Дениса Болтутя обвиняемые находились в клетке в наручниках. На суде Виталий Шишлов заявил, что во время следствия принуждался к даче признательных показаний.

Широкий резонанс получил поступок Степана Латыпова, который во время судебного процесса рассказал о применении в отношении его пыток, после чего проткнул ручкой себе шею. Процесс был остановлен и отложен в связи с госпитализацией обвиняемого. Однако расследование по фактам пыток не было проведено.

В-третьих, игнорирование презумпции невиновности в отношении фигурантов «протестных дел». Этот принцип уголовного процесса (ст.16 УПК) предполагает, что лицо, обвиняемое в совершении преступления считается невиновным, пока его вина не будет установлена вступившим в законную силу приговором. При этом обвиняемый не должен доказывать свою невиновность, а все сомнения в обоснованного предъявленного обвинения должны толковаться в пользу обвиняемого.

На практике наблюдается совсем другой подход к лицам, обвиняемым в совершении преступлений. Например, задолго до рассмотрения дела в суде в отношении Степана Латыпова показали сюжет, где ведущая в комментарии заявила, что он якобы имел намерение использовать отравляющие средства против милиции. По телевидению и в государственных газетах неоднократно комментировались материалы уголовных дел в отношении Виктора Бабарико, Сергея Тихановского и других.

Репрессии продолжаются

Начало июля ознаменовалось новыми судебными процессами. В частности, над Николаем Дедком, которого обвиняют по трем статьям УК: ч.3 ст.361 (публичные призывы к захвату государственной власти…), ч.1 ст.342 (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок…) и ч.1 ст.295-3 (незаконные действия в отношении предметов, поражающее действие которых основано на использовании горючих веществ). При разбирательстве дела в суде Н.Дедок заявил о применении к нему силы при задержании в ночь на 12 ноября 2020 г.

С 24 июня в Гомеле продолжается один из самых закрытых процессов в отношении Сергея Тихановского, Николая Статкевича, Игоря Лосика, Владимира Цыгановича, Артема Сакова и Дмитрия Попова.

6 июля в Минском районном суде был оглашен приговор в отношении 47-летней жительницы Боровлян Натальи Красько. Приговор — два года ограничения свободы.

Впереди — еще ряд громких дел с политической окраской: в отношении Марии Колесниковой и Максима Знака, Андрея Александрова, Юлии Слуцкой и К., Николая Автуховича и К., Александра Федуты, Григория Костусева, Юрия Зенковича и др.

6 июля с.г. резолюцию по ситуации в Беларуси приняла Парламентская Ассамблея ОБСЕ. В резолюции, в частности, отмечается, что «…в Беларуси нарушаются права многих людей, которые были арестованы, избиты, заключены в тюрьму или сбежали из страны». ПА ОБСЕ призвала белорусские власти «…пересмотреть свой подход к инакомыслию, прекратить репрессивную политику, освободить всех политзаключенных, наладить взаимодействие с оппозицией и разрешить проведение честных выборов с участием наблюдателей от ОБСЕ».

Я разделяю высказанные предложения и считаю, что в стране надо как можно скорее нормализовать политическую ситуацию и найти пути к мирной и спокойной жизни. Очевидно, что это можно сделать лишь в ходе диалога между представителями власти и оппозиции под эгидой международных организаций, и прежде всего ОБСЕ, членом которой является Республика Беларусь.

Одним из основных средств разрешения конфликтов и противоречий в белорусском обществе может стать проведение выборов под контролем наблюдателей ОБСЕ. Дальше — конституционные и иные преобразования, которые позволят Беларуси взойти на новый этап развития и занять «…свой пачэсны пасад між народамі».

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор