TOP

Взялись за «третий сектор». Зачем и почему?

После «наезда» на остатки независимых СМИ власти предприняли не менее жесткие меры к негосударственным организациям (так наз. «третий сектор»).

Какие результаты?

14 июля с.г. обыски прошли более чем в двадцати организациях, в частности: БАЖе, БХК, лаборатории «Новак», лишенном регистрации правозащитном центре «Весна», партии БНФ, ОГП, «Гендерных перспектив», офисе Европейской экспертизы и коммуникации, Центре информационно-правовой поддержки «Адвокация» (Полоцк), Центре «Третий сектор» (Гродно), Фонде имени Льва Сапеги, Союзе белорусских писателей, Платформе «Имена», Движении «За свободу!», объединении белорусов мира «Бацькаўшчына», Центре экономических исследований BEROC, на площадке «Территория прав», Центре правовой трансформации Lawtrend.

С обысками нагрянули и по месту жительства правозащитников и общественных активистов, в том числе: Алеся Беляцкого, Тамары Мацкевич («Товарищество белорусской школы»), Кирилла Кафанова (Брест, Human Constanta), Ольги Смолянко, директора Lawtrend, Екатерины Сергеевой, директора «Имён», Екатерины Синюк, основательницы «Имён», экономиста Ярослава Романчука, правозащитника «Весны» Алеся Дергачёва (Сморгонь), политика и общественного деятеля Анатолия Лебедько, поэтессы Леры Сом, председателя правления образовательного центра «ПОСТ» Софии Емельяновой, Ольги Белявцовой, члена ОГП из Боровлян, Виктора Янчуревича, заместителя председателя объединения «Движение «За свободу!», Натальи Рябовой, директора школы менеджеров публичного администрирования SYMPA/BIPART.

Некоторые из указанных лиц были задержаны в рамках какого-то уголовного дела. Среди них: руководитель Центра «Вясна» Алесь Беляцкий, член совета того же Центра Валентин Стефанович, юрист-правозащитник Владимир Лабкович, директор объединения инвесторов Angels Band Нина Лабкович, правозащитники Елена Лаптёнок, Андрей Полуда, Евгения Бабаева, Сергей Сыс, Виктор Сазонов из Гродно, Сергей Мацкевич из Центра «Супольнасць», Николай Шарах (руководитель ячейки Свободного профсоюза из Полоцка).

После обысков ряд лиц были доставлены на допрос в следственные органы, в частности: Олег Мацкевич, правозащитник из Борисова; Марина Статкевич, Александр Харитон, Арина Коршунова, Александр Руткевич, Алесь Минов, Евгения Субот.

На следующий день обыски продолжились. Так, в Молодечно задержали правозащитника «Вясны» Алеся Капуцкого. В Лиде после обыска задержали Татьяну Грицук. В Минске задержали Ольгу Суфранович. Обыски прошли по месту жительства председателя центра «Гражданский форум» Маргариты Савицкой и ее заместителя Игоря Никитина. «Силовики» пришли в офисы общественного объединения «ТаймАКТ», объединения «Говори правду», «Таварыства беларускай мовы імя Францішка Скарыны».

16 июля прошли обыски у журналистов телеканала «Белсат», в том числе Галины Абакунчик, Евгения Меркиса (Гомель), Кристины Чернявской, Павла Можейко и Алексея Кайриса (Гродно). В этот день был проведен обыск в офисе «Радыё Свабода», а также проведены обыски у ряда его сотрудников. Задержаны ветераны  «Радыё Свабода» Олег Груздилович, Инна Студинская, Алесь Дашчинский.

Почему так массово и жестко?

16 июля с.г. Следственный комитет дал комментарий в связи с уголовным преследованием в отношении представителей НГО: «В ходе расследования указанных уголовных дел получена достоверная информация о причастности руководителей и сотрудников ряда негосударственных организаций и объединений, а также представителей средств массовой информации к теневому движению значительных финансовых средств, которые в первую очередь поступают из-за рубежа, неуплате налогов и финансирования различного рода протестной активности населения Беларуси».

Позднее стало известно, что обыски и задержания проходили в рамках уголовного дела, возбужденного по ст.342 (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок) и ст. 243 УК (уклонение от уплаты сумм налогов, сборов).

По мнению Валерия Карбалевича, вынужденно покинувшего страну после обыска в офисе «Радыё Свабода», «…это была в значительной степени месть Западу за санкции со стороны политического руководства Беларуси. Удар был нанесен по тем субъектам, судьба которых является наиболее чувствительной для западного общественного мнения (…). Это — попытка вновь загнать оппонентов режима в гетто телеграм-каналов».

В.Карбалевич считает, что еще будет продолжение зачисток гражданского общества, многие общественные объединения ликвидируют. Как бы подтверждением этой гипотезы является инициатива Министерства юстиции по прекращению деятельности объединений «Движение «За свободу!», «Правовая инициатива» и «Белорусская ассоциация журналистов».

Как оценить?

С правовой точки зрения комментарий Следственного комитета от 16 июля с.г. вызывает много вопросов. Например, как можно по прошествии двух дней расследования получить достоверную информацию о причастности руководителей и сотрудников ряда НГО и СМИ «…к теневому движению значительных финансовых средств»?

Если исходить из практики предыдущих уголовных дел, возбужденных по ст.243 УК (в частности, в отношении руководителя Центра «Весна» Алеся Беляцкого, а позднее — руководителей профсоюза РЭП Геннадия Федынича и Игоря Комлика), то обстоятельства дела устанавливались с большим трудом по причине отсутствия банковских и иных финансовых документов. Кроме того, вызывает сомнение утверждение о финансировании протестов со стороны НГО и СМИ. Такие факты должны быть убедительно доказаны.

Следует иметь в виду, что привлечение к уголовной ответственности правозащитников за выполнение ими общественных функций является нарушением международных обязательств государства.

Так, резолюцией ГА ООН от 9 декабря 1998 г. утверждена Декларация «О праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы». Согласно статье 2 Декларации, каждое государство несет основную ответственность и обязанность защищать, поощрять и осуществлять все права человека и основные свободы.

Значит, в рассматриваемых нами случаях нарушаются положения Конституции об обеспечении прав и свобод граждан и не гарантируется их соблюдение (ст.21 Конституции). При этом ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, и исключительно в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц (ст.23 Конституции).

По всей видимости, излишне разбираться в основаниях уголовного преследования членов НГО по ст.342 и ст.243 УК. Многие из задержанных уже освобождены по причине отсутствия данных для предъявления обвинения. Под стражей остались самые известные и значимые, что свидетельствует о политической подоплеке уголовного дела.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор