TOP

Урок афганского для Беларуси

Вывод американских войск из Афганистана и последовавшие за ним события сегодня в топе международных новостей. Для тех, кто все беды Беларуси связывает с проклятыми пиндосами, лучшего повода возрадоваться, пожалуй, и не найти.

Однако у каждого повода для радости имеется и свой предел. В первую очередь, в него упираются продвинутые граждане. Белорусская хата расположена не то чтобы с краю от афганской границы, она удалена от нее на тысячи километров. Но… Всегда отыщется «но», способное сыграть роль ложки дегтя в бочке меда.

Есть такая симпатичная аббревиатура ОДКБ (Организация Договора о коллективной безопасности). Одной из ее целей является защита на коллективной основе независимости и территориальной целостности членов организации. Среде семи членов ОДКБ два — Узбекистан и Таджикистан — граничат с Афганистаном. Поэтому как сказано в знаменитом эпиграфе к знаменитому роману: «Не спрашивай, по ком звонит колокол, он звонит по тебе».

В курсе Беларуси и «нашей России» на самоизоляцию, импортозамещение и прочие благоглупости при желании можно отыскать жемчужное зерно. Прецедент имеется. Читайте баснописца Крылова.

На эту тему иронизировать можно долго. Но как справедливо отмечал мой полный тезка Сергей Александрович Есенин: «Большое видится на расстоянии». А мы на значительном расстоянии от Афганистана и находимся, что позволяет нам не отвлекаться на детали, а сосредоточиться на главном.

Два триллиона долларов коту под хвост

Единственный социальный закон, не знающий исключений, — это закон непреднамеренных последствий. Умников, наделенных властными полномочиями, в истории всегда хватало. Но одно дело — принимать решения и совсем другое — их реализовывать.

Если количество исполнителей достигает некой критической массы, то они начинают жить своей жизнью. При этом максимум, на что способны претенденты на роль вождей, — это служить линзой, концентрирующей общественную энергию.

Вспомним, как начинал Горбачев, и как он закончил. Своими инициативами генсек вызвал процесс, который по его же признанию «пошел», но пошел самостоятельно без учета мнения автора.

Афганистан — пример страны, которой сторонние силы пытаются навязать свои представления о добре и зле. Эти попытки обошлись только Америке в 2,5 тыс. жизней и 2 триллиона долларов (!!!). Это сколько же на эти деньги можно было купить моих любимых орешков кешью!

Слово российскому политологу Алексею Малашенко: «И вот выясняется, что талибы пришли как победители без оружия в Кабул. 4 миллиона населения. То, что там нам показывают по телику — бегут. Это бегут сотни. Остальные-то где? Они их приняли. То есть это де-факто, если оторваться от спекуляций — это победа освободительного движения в Афганистане. Афганского общества. Как бы к этому ни относиться».

«Все действительное разумно, все разумное действительно». Это Гегель. Неглупый был мужик.

Бессмертный мем из бессмертного анекдота

А теперь перенесемся в край родных лесов и болот. Смириться со справедливостью максимы немецкого философа для Беларуси многие не в состоянии и после 27 лет строительства доморощенной социально-экономической модели.

Я знаю многих неглупых людей, которые минуя стадию ПОНИМАНИЯ, тратят свою энергию на разработку проектов по ее преобразованию. Причем, они готовы приступить к реализации своих проектов в режиме «здесь и сейчас».

Они уверены, что белорусское общество с радостью возьмется за их реализацию, стоит только проектантам заполучить возможность реализовать на практике свои теоретические наработки. Безапелляционностью они напоминают прапорщика из анекдота с его бессмертным мемом: «Что тут думать, трясти надо!»

Все предыдущие уроки из учебника по новейшей истории Республики Беларусь остались не отрефлексированными, а о том, чтобы их выучить и учитывать в практической деятельности, речи не идет.

У афганского общества от белорусского имеется важное отличие. Афганское — почти 100-процентная архаика. Объявлять в Афганистане год Народного единства бессмысленно. Поэтому и не помогли 2 триллиона долларов. Поэтому и вошли талибы в Кабул без единого выстрела.

В географическом центре Европы подобный заповедник архаики, разумеется, сохраниться не мог. Однако белорусов следует сравнивать не с афганцами, а с соседями.

Поляки, литовцы и латыши советский режим воспринимали как оккупационный. Распад СССР она оценили в качестве возможности для строительства национальных государств. Это и придало им решимости. На одном желании восстановить демократию и рынок никто из них далеко бы не уехал. Другое дело, что пик строительства национальных государств в Европе подошел к концу, и не став частью Евросоюза рассчитывать на успех сегодня невозможно.

Культурные рамки не являются раз и навсегда заданными

Большинство белорусов восприняли события 1991 г. в качестве «величайшей геополитической катастрофы XX века». От этого факта как от печки и следует плясать для понимания нашего прошлого, настоящего и будущего.

Белорусское общество в отличие от афганского расколото на тех, кто смог шагнуть в современность, и на тех, кто так и не смог добраться до нее из архаичного прошлого. Если судить по результатам президентских выборов 1994 г., то доля первых составила 20%, вторых — 60% (22,73% и 72,72% от числа проголосовавших по данным ЦИК).

За 27 лет много воды утекло. Время работает на пополнение в полку модернизированных граждан. Однако желаемое не следует выдавать за действительное. Любая культура стремится сохранить статус-кво. В нашем же случае на его сохранение направлены все ресурсы Государства для народа.

Поэтому никаких простых одноразовых решений для изменения ситуации не существует. Как не переписывай Конституцию, потребуются годы, чтобы на практическом уровне стали заметны результаты от ее изменения.

Тем не менее, она изменяется, но не так быстро, как порой хотелось бы. Радует, что скорость ее изменения в Беларуси существенно выше, чем в Афганистане.

Главный же урок Афганистана можно передать с помощью знакомой всем с детства пословицы: «Семь раз отмерь, один раз отрежь».

Сергей Николюк, политолог