TOP

Пчелы против меда, государство против личности

Белорусская модель — это попытка сохранившейся среди родных берез и осин остатков традиционной (неличностной) культуры продлить свое существование в истории.

Мой племянник, живущий во Флориде, женился на китаянке. Спасибо интернету. Это была не первая его попытка породниться с представительницей рисовой культуры. Первая оказалась неудачной. Он даже слетал в Ханой, но чем-то местная красотка не устроила.

Посещение Шанхая закончилось свадьбой. Время летит быстро. Недавно моему внучатому племяннику исполнился год. В этой истории меня больше всего поразило то, что ребенку при регистрации дали фамилия матери. Племянник свое решение объяснил тем, что у обладателя китайской фамилии будет больше шансов сделать успешную карьеру в современном мире. Америка загнивает, а Китай — лидер развития. За Китаем будущее. Пора валить…

Я — не Христос, но узнав о столь оригинальном решении, воскликнул: «Отче! прости ему, ибо не ведает, что творит».

Культура как субъект

Китай — лидер развития. Если о развитии судить по темпам роста ВВП, то спорить тут не о чем. Однако имеется иная точка зрения. Изложу ее словами сотрудника Института истории естествознания и техники РАН Геннадия Аксенова: «Ход истории заключается как раз в том, что человек выделяется как единица, как личность; именно она становится действующим субъектом и реально, и в общественном сознании. В этом, собственно говоря, и есть прогресс; по сравнению с этим ничего принципиально существенного не происходит.

Мне кажется, это большое заблуждение. Оно идет еще от племенного сознания, когда действующей единицей в обществе являлся клан, семья, род, а не человек. А человек воспринимался как нечто подчиненное, часть чего-то, но не самостоятельная единица».

Говоря проще, развитие (прогресс) — это движение в сторону все большей индивидуализации. Вершиной развития на современном этапе является формирование особого социокультурного типа человека, именуемого в гуманитарных науках «ЛИЧНОСТЬЮ».

Перечисляя наиболее значимые черты личности, культурологи выделяют ее максимальную автономность, самодостаточность и постоянную ориентированность на совершение выбора.

Критическая масса личностей впервые сформировалась в Европе, что и позволило «старушке» совершить переход из традиционной эпохи в Новое время.

Несложно заметить, что личности не нуждаются ни в дуче, ни в фюрерах, ни в вождях, ни в национальных лидерах. Впрочем, и вся перечисленная компания в свою очередь не испытывает потребности в личностях. Их неприязнь взаимна.

Если смотреть максимально широко, то так называемая Белорусская модель — это попытка сохранившейся среди родных берез и осин остатков традиционной (неличностной) культуры продлить свое существование в истории.

Продвинутые читатели могут обвинить меня во взгляде на культуру как на СУБЪЕКТ (культура стремится продлить свое существование). И будут правы. Насколько подобный взгляд на культуру правомочен — тема для отдельного разговора. Пока же предлагаю ограничиться фиксацией подобной аномалии в мировоззрении автора.

Своих ресурсов для продления жизни у Белорусской модели нет. Но ей повезло. Коллега по несчастью, «наша Россия», решает аналогичную задачу. И пока цены на нефть и газ будут держаться на приемлемом уровне, у Союзного государства есть шанс держаться на плаву.

Смешно? Как сказать

С марта 2003 г. в Беларуси предпринимаются попытки сформулировать государственную идеологию. Нельзя сказать, что ресурсы, потраченные для достижения столь востребованной в народе цели, ушли коту под хвост. Отнюдь. Идеологическая вертикаль создана и достаточна эффективно функционирует.

Проблема с идеологией. Но кто сказал, что идеологическая вертикаль в ней нуждается? Напротив, любая идеология для вертикали послужила бы жесткой рамкой, ограничивающей возможность импровизировать.

Вспомним анекдот про бедолагу-коммуниста, которому приходилось постоянно колебаться вместе с линией партии. Смешно? Как сказать. Колебания миллионов партийцев внесли свою лепту в «величайшую геополитическую катастрофу XX века».

Тем не менее с «нулевым циклом» при строительстве государственной идеологии затруднений не возникло, как и с закладкой краеугольных камней, на роль которых у нас назначены коллективизм, патриотизм, социальная справедливость и… общественно полезный труд без расчета на материальное вознаграждение.

Остановимся на коллективизме. О том, что в компании краеугольных камней он оказался не случайно, свидетельствует пословица «Гуртом и батьку легче бить». А как не вспомнить о талаке?

Согласно Википедии, «Талака́ (па-ўкраінску: толока) — сумесная праца, добраахвотная ў сваёй аснове, узаемадапамога.

Талака зьяўляецца адным з спосабаў арганізацыі працы ў беларусаў (украінцаў, фінаў, літоўцаў ды іншых народаў): талакой беларусы будавалі хаты, талакой жалі і касілі».

Главный фактор

Мне уже неоднократно приходилось пояснять, что в отличие от своих патриархальных предков, современный белорус живет одновременно в двух мирах: в ближнем, в котором он взаимодействует с лично знакомыми ему людьми, и в дальнем. Примером максимально формализованного взаимодействия в дальнем мире может служить взаимодействие покупателя с кассиром при оплате покупок в супермаркете.

Талака — это институт ближнего мира. Ее опыт автоматически на дальний мир не переносится. Поэтому не стоит удивляться, что белорусское общество есть, скорее, сумма АТОМИЗИРОВАННЫХ индивидов, а не связанных общими интересами граждан, готовыми к совместной деятельности для их отстаивания.

События лета-осени 2020 г. показали, что не все так безнадежно. Пусть не так быстро, как хотелось бы, но социальный капитал (уровень доверия к незнакомым людям) растет.

Одних это радует. Других пугает. Прямым следствием испуга является политика выжженной земли, развернутая против структур гражданского общества.

Следует отдать должное ее инициаторам. Своим делом они занимаются профессионально. Результат долго ждать не придется. Российский банкир и государственный деятель Олег Вьюгин поясняет: «Главный фактор, определяющий экономический прогресс, — это способность существующей политической системы раскрыть внутренний предпринимательский потенциал нации».

Без роста социального капитала предпринимательский потенциал нации раскрыть еще нигде не удавалось. И не только предпринимательский. Любой.

Сергей Николюк