TOP

Занимательная статистика белорусской самобытности

За неполный год авторы, озабоченные проблемой импортозамещения, опубликовали в самой солидной газете страны более 150 статей, посвященной импортозамещению.

Предлагаю читателям угадать с трех раз, имеет ли размер значение. Речь о размере страны, о его влиянии на экономический рост. Казалось бы, чем больше страна, тем больше ресурсов всех видов (от трудовых до минеральных), следовательно, не так остро чувствуется зависимость от внешних обстоятельств.

Очевидный на бытовом уровне ответ на практике не подтверждается. Обратимся к списку стран по ВВП на душу населения. В первой пятерке Люксембург, Сингапур, Ирландия, Катар и Швейцария. Вторую пятерку открывает Норвегия. Далее следуют США, Бруней, Гонконг, Дания и ОАЭ. 

По численности населения США опережает Люксембург в 551 раз (331 млн. vs. 0,6 млн.). Но по ВВП на душу населения крохотная европейская страна обходит США почти в два раза! Вот и уповай после этого на размер. Вот и рассуждай после этого о зверском оскале капитализма.

Нет, не зря сын турецкого подданного Остап Сулейман Ибрагим Берта Мария Бендер-бей выслал подпольному советскому миллионеру Александру Ивановичу Корейко книгу «Капиталистические акулы» с подзаголовком: «Биографии американских миллионеров».

Откуда у американских миллионеров их миллионы, а у миллиардеров миллиарды? Вы думаете они их украли? Ошибаетесь. Воровство (тайное похищение имущества) не следует путать с грабежом (открытое похищение имущества, сопряженное с применением опасного для жизни или здоровья насилия, либо угрозой его применения).

Оборонный бюджет США на 2021 финансовый год в общей сложности составил $740,5 млрд. Сколько из этой суммы ушло на оборону, а сколько на грабежи — статистика умалчивает. Но любители чужого в накладе не остались.

В традиционную эпоху, растянувшуюся на тысячелетия, земля и люди выступали в качестве главного источника богатства. Элиты жили с земельной ренты и потому были заинтересованы в расширении своих владений. Кроме того, чем больше подданных, тем больше рекрутов, а значит больше шансов не только умерить аппетит соседей, но и поживиться за их счет.

В XX веке, ближе ко второй его половине, лафа закончилась. Победители Первой и Второй мировых войн в Европе в материальном плане подсчитывали не прибыли, а убытки. Единственное исключение — США. Но от театра военных действий страну отделял Атлантический океан, что исключало прямые разрушения.

С природой зверского оскала американского империализма разобрались. Но как объяснить успех пузатой мелочи, опередившей США по главному экономическому показателю?

Такая же народная, как и демократическая, впрочем, как и республика

Традиционная формула успеха «хочешь жить — умей вертеться» в наши дни срабатывает лишь в том случае, если ареал, в котором вертится желающий преуспеть, не ограничивается территорией одного государства. Виной тому высокий уровень разделения труда. Это в каменный век группа, состоящая из нескольких десятков особей, могла обеспечить себя всеми необходимыми для жизни материальными предметами. В XXI веке для реализации подобной цели даже у самого крупного европейского государства просто не хватит работников. 

Для нахождения выхода из создавшегося положения не обязательно иметь семь пядей во лбу. Сегодня процветает тот, кто встраивается в международные цепочки разделения труда и работает на экспорт, что и позволяет пузатой мелочи опережать своих крупных, но менее поворотливых соседей.

Разумеется, в каждом правиле имеются исключения, но не в смысле достижения успехов вопреки законам экономики. Подобных случаев в истории не отмечено. В списке исключений находятся страны, элиты которых свои личные интересы ставят выше интересов общества. 

Самый яркий пример – Корейская Народно-Демократическая Республика. Она такая же народная, как и демократическая, впрочем, как и республика. Если кто запамятовал, слово «республика» происходит от латинского res publica, что означает «общее дело». Но КНДР — это пример общего дела одной конкретной семьи, и нет ничего удивительного в том, что все члены этой семьи живут, ни в чем себе не отказывая.

От слов к цифрам

За все в этой жизни приходиться платить. Поэтому желающим отыскать свое место в международном разделении труда приходиться играть по общим правилам, что, естественно, ведет к ограничению государственного суверенитета. О суверенитете времен Вестфальского мира (1648), осуществляемого монархами по принципу «что хочу, то и ворочу» сегодня не может быть и речи.

Но если общее дело семьи оценивается выше общего дела населения страны, то приходиться забирать свои формочки и покидать международную песочницу. Что при этом остается в сухом остатке? Самоизоляция в политике и импортозамещение в экономике.

Слово классику современной социологии американцу Рональду Инглхарту:

«В последние годы стало очевидно, что стратегия импортозамещения не дает нужного результата. Страны, в наименьшей степени затронутые глобальным капитализмом, не только не выдвинулись на первые позиции в мире, но и демонстрируют самые низкие показатели экономического роста. Стратегия ориентации на экспорт оказалась более эффективным средством достижения устойчивого экономического роста и даже, в конечном итоге, утверждения демократии (выделено. — С.Н.)».

С помощью самой солидной газеты страны перейду от слов к цифрам. Первая статья, содержащая слово «импортозамещение» появилась на ее сайте 31 мая 2005 г. («Отечественная таблетка против импортной соседки»). Через пять месяцев к ней добавилась еще одна. Так не шатко и не валко продолжалось до 2017 г. (91 статья). За неполный нынешний год авторы, озабоченные проблемой импортозамещения, опубликовали уже более 150 статей, посвященной этому.

Виноград постиндустриальной экономики для Белорусской модели оказался зелен по причине невозможности развивать постиндустриальную экономику в отрыве от постиндустриальной политики. Но те, кто отказываются двигаться вперед, начинает сползать назад. Примеров деиндустриализации в рамках так называемого Союзного государства считать не пересчитать. Никакими встречами на высшем уровне технологическую деградацию не остановить.

Сергей Николюк, политолог