TOP

Маленькая частная правда о войне: если лекция «неправильная» – запрет на профессию!

Рост спроса на историческую правду на постсоветском пространстве продолжает набирать обороты. В российском варианте он концентрируется на правде о Победе.

Об этом, в частности, Владимир Путин заявил 15 октября на заседании Совета глав государств СНГ:

«Для всех нас приоритетной задачей является сохранение памяти об общей Победе в Великой Отечественной войне. Мы признательны партнерам по Содружеству за поддержку выдвинутых Россией на международных площадках инициатив по сохранению исторической правды и противодействию оправданию нацизма в любых его проявлениях».

Задачи поставлены. Цели определены

Естественно, специалистов, желающих заняться практической работой, нет смысла искать днем с огнем. Они всегда под рукой.

Слово белорусскому депутату Игорю Марзалюку:

«Если профессор либо любой другой преподаватель истории в вузе или среднем специальном учреждении позволяет себе пичкать на уроке либо на лекции лживым суррогатным материалом студентов или учеников, он должен получать запрет на профессию и вноситься в список людей, склонных к экстремистским действиям».

Историческую правду не следует воспринимать как сплошной шар, отлитый в граните, поэтому нет ничего удивительного в том, что она распадается на сегменты (подправды). Важный сегмент — борьба с параллелями между нацистским и коммунистическим режимами. За роль лидера в этой борьбе активно борются коммунисты. И не без успеха.

Устами их руководителей мед бы пить, но и для удержания на плаву исторической правды они лишними не будут. Что и подтверждает свежее высказывание первого секретаря ЦК КПБ Алексея Соколова:

«В бывших странах социалистической системы, а также в ряде постсоветских государств (Грузия, Украина, Прибалтика) с началом так называемой «демократизации», несмотря на заявленную департизацию и деполитизацию образования, гуманитарный блок дисциплин начал выполнять чисто политические задачи.

 

Это означает юридически уравнять коммунизм и нацизм, то есть объявить все социалистические режимы преступными. Тем самым решались две политические задачи. Во-первых, им надо было обосновать легитимность возникших новых режимов, которые практически повсеместно пришли к власти с помощью незаконных переворотов (где-то «бархатных», а где-то кровавых, как в Румынии) и прямого иностранного вмешательства. А во-вторых, уже на перспективу создавалась не только историческая, но и правовая база для пересмотра послевоенных границ, например, в отношении областей Западной Беларуси».

Спорить с коммунистами по поводу их практического опыта в использовании гуманитарного блока дисциплин для реализации чисто политических задач — значит демонстрировать свою полную неадекватность. Нет смысла и дискутировать с продолжателями дела Ленина по вопросам организации незаконных переворотов и прямых иностранных вмешательств.

С юридическим уравниванием коммунизма и нацизма попроще. Основатели советского государства за перо брались часто и охотно. Поэтому для проведения параллелей ничего выдумывать не требуется.

«Должно безусловно уничтожаться…»

«И вот о том, что началась война, сказал нам Молотов в своей известной речи». Из песни слов не выкинешь, тем более из песни Владимира Высоцкого. А что же товарищ Сталин? А товарищ Сталин 22 июня решил взять «МХАТовскую паузу» (по Станиславскому). Он продержал ее до 3 июля, после чего последовали знаменитые: «Товарищи! Граждане! Братья и сестры! Бойцы нашей армии и флота! К вам обращаюсь я, друзья мои!»

Оставлю специалистам разбираться в сталинских объяснениях поражений первых дней войны и ограничусь одним незаслуженно забытым абзацам из обращения товарища Сталина. Должен предупредить, что лицам, страдающим нервными расстройствами и беременным женщинам читать его не рекомендуется:

«При вынужденном отходе частей Красной Армии нужно угонять весь подвижной железнодорожный состав, не оставлять врагу ни одного паровоза, ни одного вагона, не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего. Колхозники должны угонять весь скот, хлеб сдавать под сохранность государственным органам для вывозки его в тыловые районы. Все ценное имущество, в том числе цветные металлы, хлеб и горючее, которое не может быть вывезено, должно безусловно уничтожаться».

Вы все поняли? Тугодумам рекомендую перечитать цитату еще раз и попытаться представить себе результат безусловного выполнения указания вождя.

Любитель ночных застолий на Ближней даче потребовал от всех советских граждан, оставшихся на оккупированной территории, умереть голодной смертью.

Почему же умерли не все? По причине, указанной еще писателем Михаилом Салтыковым-Щедриным в XIX веке: «Строгость российских законов смягчается необязательностью их исполнения».

Но советская власть не была бы советской властью, если бы выжившим не припомнила их необязательность. Отсюда пункт в анкете при приеме на работу: «Находились ли Вы или Ваши родственники на временно оккупированной территории?» В 1974 г. после окончания БГУ данный пункт не минул и автора данного опуса.

***

Люди, спорящие о прошлом, в действительности воюют за настоящее. При этом необходимо помнить, что там, где к прошлому прикасается власть, историю больше не изучают, ею управляют как предметом еще одной государственной монополии.