TOP

Что происходит с белорусским обществом

«Летучий университет» получил письмо из СИЗО от Владимира Мацкевича. О чем он пишет?

Несколько лет назад я писал и говорил о том, что в современном мире отношение к инновациям, создает социальные группы и социальную структуру. Не характеристики политического устройства, экономического уклада, геополитических конфигураций, а именно отношение к потреблению и производству нового. И по этому основанию выделяются «три мира». 

Первый — это те, кто первыми воспринимает технологические и социальные новшества, реализует их и за счет этого выбивается в лидеры, получая львиную долю экономической и социокультурной «прибыли». 

Второй — те, кто находится в режиме вечной модернизации и заимствования — стремится к акцептации нового, но, не имея возможностей или ресурсов, потребляет уже опробованные и отработанные в «первом мире» инновации. 

И третий мир — те, кто сопротивляется инновациям, не желает нового, и в результате попадает в структуру навязанного потребления, т.е. все равно потребляет инновации, однако без всякой прибыли и развития.

Эти три мира ведут разный образ жизни, у них разные потребности, цели и идеалы. Чтобы не вдаваться в подробности, я сравню 3 мира с системой ценностей по библейскому принципу:

«Где сокровища ваши, там и сердце ваше».

Сердце, в смысле, сознание, внимание, кругозор.


Читайте также: Метод Мацкевича


Вот сейчас мой кругозор сужен, если не до 4-х стен камеры, то до забот и проблем того сообщества, которое изолировано за этими стенами. Я помню и о том, что где-то существует большой мир со своими большими проблемами и целями, но моя повседневность заполнена мелкими и примитивными заботами. Вот это я могу сравнить с тем, что происходит с беларусским обществом. Сужаются рамки и горизонты сознания.

Люди первого мира в условиях относительной свободы жили интересами всего мира. Они были достаточно обеспечены, чтобы не думать о потребностях нижних уровней по «пирамиде Маслоу», то есть о еде, тепле, безопасности и социальных отношениях. Их сознание и внимание было сосредоточено на самореализации и самоактуализации. Это и делало их гражданами мира. Но экономическое давление, социальная опасность и риски, усугубляемые пандемией, выводят на первый план заботу о безопасности. У Маслоу под безопасностью имелась в виду уверенность в завтрашнем дне, а сейчас для многих людей в Беларуси забота о безопасности означает осознание реальных и высоких рисков своему здоровью, жизненному укладу, личной свободе и самой жизни. Поэтому первый мир в Беларуси резко сужается, если дальше так пойдет, то от него вообще ничего не останется. Сидят в тюрьмах, лишены свободы, относительно немногие, это сотни людей.

Тысячи подвергаются угрозам и кратковременным репрессиям. Десятки тысяч покинули страну — это проявление физического сокращение носителей первого мира. Но еще в большей степени это сокращение вызвано сужением горизонтов сознания, деградацией потребностей, ценностей и целей с высших уровней на примитивный. Пирамида Маслоу — это, конечно, метафора, но для краткой иллюстрации она подходит.

Все это сказывается на повестке дня, политической и гражданской. Каждый может проверить это на себе.

О чем вы думаете и заботитесь, когда теряете работу? О том, что в Англии не хватает топлива, или о том, на что вы будете жить завтра. Если ваши близкие сидят в тюрьме, вы продумываете, какие продукты положить в передачу, а проблемы климата или гендерного равенства отодвигаются на второй план?

Власть мечтает о том, чтобы каждый беларус думал только о чарке и шкварке и мечтал про «по пятьсот», а не о том, что заботит людей первого и второго мира. Мечта эта пока не сбылась, но к этому идет. И это составляет содержание пропаганды и агитации в телевизоре, газетах, в образовании. Идеологи режима гордятся урожаями, осенними ярмарками, едой и теплом в домах и пугают танками НАТО у границ, геноцидом Второй мировой войны, нашествием мигрантов. Ну и мечутся, шарахаются от проблем пандемии, поскольку эта реальная угроза не укладывается в их планы, к тому же она угроза для них самих.

Все названные обстоятельства представляют собой вызов интеллектуальным способностям элит, гражданскому мужеству беларусов. В этих обстоятельствах угроз и давления, экономических, социальных, климатических, эпидемических рисков мы способны мечтать о высоком, а не только о насущном?

Мы критикуем режим, за то, что всем еще не хватает «по 500» или за то, что попирается честь и достоинство, гордость беларусов? Мы хотим «людзьмі звацца» и быть свободными или нам достаточно «хлеба-соли-чарки-шкварки»?

Если мы примем навязанную пропагандой систему ценностей, ее риторику и нарратив, то мы останемся недовольными диссидентами, но внутри этой системы, этого нарратива, а значит без шанса на победу.

Победить можно только заменив нарратив третьего мира на современный и глобальный и отстаивая другую систему ценностей. Здесь в тюрьме я вспоминаю слова (правда, забыл автора):

«Я могу обходиться без самого необходимого, но не могу обходиться без излишеств».

Или иначе, как говорил Бенджамин Франклин:

«Если, выбирая между свободой и безопасностью, выбирают безопасность, то в результате теряют и свободу и безопасность».

Беларусы ХIХ века боролись и умирали за «нашу и вашу свободу», игнорируя безопасность и рискуя жизнью. Беларусский режим почти десятилетия настойчиво продвигает другую систему ценностей, поставив безопасность выше свободы. Что на это могут сказать наши интеллектуалы и лидеры гражданского общества? Пока все оппонирование идеологии режима ведется на языке режимного нарратива.

Летом и осенью 2020 года мы, беларусы, говорили и думали иначе. Романтики в энтузиазме заявляли, что Беларусь уже никогда не будет прежней. Скептики и реалисты вроде меня рассматривали 2020 год как состояние общества, но не кардинальную смену. Любое состояние приходит, наступает и уходит, сменяется другим состоянием. Думаю, что я, скептик и реалист, куда больше хочу, чтобы Беларусь никогда больше не была прежней. Но для этого состояние общества должно стать чем-то более устойчивым, проникнуть вглубь. А это уровень не эмоций, а мышления, самоопределения. Иначе, все изменения в обществе, которые дал наш 2020 год, будут подавлены состоянием «реакции» и репрессий.  Поэтому, я утверждаю, что главный пункт повестки дня, внеситуативный, не конъюнктурный — Думать Беларусь. Без глубокого продумывания все действия будут неэффективной суетой. 2020-2021 год дает яркое эмпирическое подтверждение этому.