TOP

Итоги Высшего госсовета как повод вызвать зависть у здравомыслящей части мира

Фото: РИА Новости

Танцуй, Россия, и плачь, Европа, а у нас самые востребованные и самые взаимовыгодные межгосударственные отношения в XXI веке!

Пути господни неисповедимы. Все мы твари божьи. Все прочие характеристики вторичны. Не имеет принципиального значения, мужчина ты или женщина, молодой или старый, глупый или не очень… Но если тебе выпало счастье работать в солидных СМИ любимой страны, то быть оптимистом ты обязан.

Подобно тому как в любом куске мрамора «прячется» статуя и ждет момента, когда же наконец резец скульптора освободит ее, так и любое событие томится в нетерпении от предстоящей встречи с «золотым пером» белорусской журналистики.

События под грифом «любые» происходят ежедневно. Выбирай не хочу. С судьбоносными сложнее. Но периодически случаются и они.

Подписание 4 ноября пакета из 28 интеграционных программ, безусловно, из их числа. Захожу на один из солидных сайтов. Тем, кто подзабыл, что означает фразеологизм «именины сердца», советую повторить мой подвиг.

Выбираю наугад один из множества материалов. На одну и ту же злободневную для отечества тему.

Ограничусь цитатой из первого:

«Историческая значимость и масштабность заседания Высшего госсовета и принятые на нем решения сложно переоценить. 4 ноября войдет в историю мировой глобальной политики как закрепление, пожалуй, самых востребованных взаимовыгодных межгосударственных отношений в XXI веке. Союзное государство с точки зрения функциональной геополитики является стабилизирующим фактором, вносящим баланс в мировую систему международной архитектуры отношений».

Людвиг ван Бетховен, автор «Оды к радости», отдыхает…

Мал золотник, да дорог

За международную архитектуру отношений отныне можно не волноваться. И тем не менее попытаюсь воспользоваться подсказкой пушкинского Сальери и «проверить алгеброй гармонию».

В 2020 г. доля российской экономики в мировой составила 1,7% ($1,464 трлн), белорусской – 0,07% ($56 млрд). С автором приведенной выше цитаты не поспоришь. Принятые на заседании Высшего госсовета решения сложно переоценить. С помощью калькулятора в телефоне складываю и любуюсь на результат: 1,7% + 0,07% = 1,77%.

Мал золотник, да дорог. Дорог с точки зрения функциональной геополитики. Согласитесь, явление стабилизирующего фактора такого масштаба в мировой истории наблюдается нечасто.

Но продолжу цитирование штатного оптимиста:

«Уверен, итоги Высшего госсовета у здравомыслящей части мира вызовут живой неподдельный интерес и в какой-то мере зависть. Реакция коллективного Запада предсказуема – воинствующая риторика, очередные сюрпризы с подбрасыванием на границе трупов мигрантов и «плановое» стягивание вооруженных сил НАТО к нашим границам для дальнейшего устрашения и, прежде всего, психологического давления на белорусское общество».


Читайте также: Валерий Карбалевич: Прогиб не защитан


В том, что коллективный Запад разглядел главный итог многолетних интеграционных усилий учредителей Союзного государства, сомневаться не приходится. Голландский ученый Антони ван Левенгук (1632–1723) микроскоп изобрел не вчера. По разрешающей способности современные оптические приборы от своего прапрапрадедушки отличаются на порядки.

Но с завистью не все так однозначно. Согласно словарю Ушакова, зависть – это «желание иметь то, что есть у другого». Не стану спорить с классиком. Антибелорусская и антироссийская политика порождена не только осознанием Западом наших достижений, но и пониманием своей отсталости и цивилизационной неполноценности.

Слова из интеграционных документов, впрочем, как и слова из песни не выкинешь:

«Танцуй, Россия, и плачь, Европа, а у нас самые востребованные и самые взаимовыгодные межгосударственные отношения в XXI веке».

«Времен Очакова и покорения Крыма»

Природный оптимизм, помноженный на бюджетное финансирование, способен творить чудеса.

Вот еще один автор:

«Мы видим, насколько в Тайване эта тема проблемная (речь о производстве микросхем и чипов – С.Н.). США нервно относятся к китайским притязаниям на Тайвань. Мы, имея радиотехническую школу, которая была создана еще в советское время, можем у себя наладить производство, способное работать на большой рынок России и Евразийского экономического союза. А где-то, возможно, сумеем и занять мировые позиции».

Объем мирового рынка полупроводниковых микросхем оцениваются в $500 млрд. Две трети рынка делят между собой 10 корпораций (6 американских, 2 корейские, 1 тайваньская и 1 японская). Представляю, что творится в их головных офисах после 4 ноября!

Разумеется, поясняет знаток национальной радиотехнической школы, потеснить компании из первой десятки будет сложно, но мы рассчитываем на инвестиции и присутствие российских корпораций.

Сила сталеваров в плавках. Наша сила в единстве.

«Если мы скооперируемся, то сделаем скачок в этом направлении. Это большой проект, сравнимый с БелАЭС и «Великим камнем». В любом случае мы остаемся на плаву в этом цифровом мире».

От стремления занять мировые позиции до желания остаться на плаву – таков набор вариантов сулят нам российские инвестиции. Вот только на что предполагается их потратить? На деревообрабатывающие станки «времен Очакова и покорения Крыма» (1853–1856 гг. не следует путать с 2014 г.)?

Уровень современного производства микросхем определяется оборудованием. В СССР оно производилось. Но где теперь СССР и где это оборудование? Две страны определяют сегодня погоду на рынке – Германия и Япония. К ним следует добавить Голландию, специализирующуюся на установках для фотолитографии (85% рынка).

Несложно догадаться, что с учетом предсказуемой реакции коллективного Запада на громадье наших планов рассчитывать на переоснащение «Интеграла» и прочих «Ангстремов» не приходится. Поэтому шансов выбраться из того места, в котором оказалось производство микросхем в Союзном государстве, немного. И это мягко сказано.

Мне же остается лишь процитировать Булата Окуджаву:

«Мы сами раскрыли ворота, мы сами

счастливую тройку впрягли,

и вот уже что-то сияет пред нами,

но что-то погасло вдали».