TOP

Параллели. Тени нынешнего дня: конфронтации, риски, провокации

Фото: Виктор Толочко, Sputnik

Возможность масштабного силового противостояния между беженцами и силами правопорядка Польши на белорусско-польской границе еще две недели назад вряд ли кто-то мог себе представить. События, свидетелями которых все мы стали, порождает вопросы. Ограничимся двумя: «Кому это нужно?» и «Для чего это нужно?»


Читайте также: Валерий Карбалевич: Шах мигрантами


Чтобы выгородить себя, ищут врагов и все валят на них

Нам повезло. Фонд «Либеральная миссия» разместил в интернете сборник публикаций российских экспертов «Знамя конфронтации: за что и почему Россия воюет с западом?»

Основной вывод коллектива авторов передает следующая цитата:

«Атмосфера противостояния с Западом стала привычным фоном российской жизни. Не будет преувеличением сказать, что это противостояние составляет основную рамку существования и целеполагания нынешнего политического режима. Ему подчинены не только ориентиры внешней, но также внутренней и даже экономической политики. <…> Шпиономания и поиск агентов иностранного влияния, как в советские времена, вновь становятся механизмами регулирования политической и общественной жизни и искусственного сужения рамок дискуссии о путях развития страны. Под углом конфронтации переписываются учебные программы, пересматриваются программы научного сотрудничества и исторические нарративы».

В наследство от римской юриспруденции нам достался вопрос Cui prodest? (Кому выгодно?). С его постановки рекомендовалось начинать при установлении преступника.

Если попытаться обобщить ответы авторов сборника, то в сухом остатке окажется российская ВЛАСТЬ. В условиях вот уже восьмой год падающих доходов населения патриотическая мобилизация – единственный рычаг, с помощью которого власть пытается не допустить снижения поддержки со стороны подданных.

Предлагаем три фрагмента из статьи социолога Льва Гудкова «От «утопии Запада» к реакционной утопии: антизападный ресентимент в путинской России»:

Лев Гудков, социолог

«Чувство причастности к величию державы — фактически единственное условие осознания своей коллективности в России, поскольку никакая другая солидарность, кроме «великой государственной», не обеспечивает консолидацию доминирующего большинства — ни культура, ни благосостояние, ни история, ни конфессиональная принадлежность».

 

«Можно говорить об определенной взаимосвязи между отношением к США и восприятием собственной российской власти: ее следовало бы назвать принципом «сообщающихся сосудов» — чем лучше отношение к США, тем критичнее восприятие политической системы в России, и, наоборот, разрешение на выражение негативных чувств и установок к США означает консолидацию вокруг действующего авторитарного режима».

 

«Но, вопреки массовым пожеланиям, политика конфронтации, шантажа и внешнеполитических и военных провокаций со стороны России будет продолжаться неопределенно долго, поскольку других ресурсов обеспечения массовой поддержки путинского режима уже нет. Кроме того, следует принять во внимание не просто длительное усиление влияния силовых структур, сохраняющих идеологию тоталитарного государства на проводимую политику, но и интересы этих групп в устранении любых оппонентов».


«Великое возрождение китайской нации» и рыночное волнение

Согласно шекспировскому Гамлету, «не все благополучно в Датском королевстве». Насколько утверждение, сделанное 450 лет назад, актуально сегодня ― судить не беремся. Да и зачем нам об этом судить? Что бы ни происходило в Дании, нам от этого не горячо и не холодно.

Иное дело Китай, чей вклад в мировой ВВП в 2020 г. вплотную приблизился к 20%. Если в Китае рванет, то мало не покажется никому. Беларусь не станет исключением, тем более, что в прошлом году доля «мастерской мира» в белорусском импорте составила 11,3%, а в экспорте ― 2,6%.

О том, что в китайской экономике нарастают проблемы, свидетельствует взрывной рост тревожных публикаций. Триггером послужили проблемы компании Evergrande, крупнейшего китайского застройщика, претендующей на роль американского банка Lehman Brothers, крах которого запустил мировой кризис в сентябре 2008 г.

Рекомендуем нашим читателям запомнить название китайской строительной компании и не пропускать публикации, в которой она упоминается. А в продолжение китайской темы предлагаем фрагменты статьи «Китайский кризис ― чем проблемы КНР грозят мировой экономике?», позаимствованной на сайте finam.ru.

Екатерина Поздеева, обозреватель Finam.ru

Среди крупнейших экономик мира Китай лучше других справляется с пандемией коронавируса и ее последствиями. Согласно прогнозу Fitch, китайская экономика вырастет больше всех в мире в 2021 году ― на 8,1%.

 

Однако осенью этого года КНР столкнулась сразу с несколькими серьезными проблемами: сначала угроза банкротства крупнейшего застройщика страны Evergrande, негативно повлиявшая на весь строительный сектор, затем энергетический кризис и остановка сотен предприятий по стране из-за дефицита электроэнергии.

 

В сентябре 2021-го стало известно о том, что крупнейший китайский застройщик Evergrande рискует вскоре обанкротиться, а общая сумма его долговых обязательств превышает $300 млн. Эксперты заговорили о том, что ситуация с Evergrande может негативно отразиться не только на китайском строительном секторе, но и перейти в глобальный кризис, затрагивающий многие страны.

 

Снижение темпов строительства и спроса на недвижимость в Китае привело к стремительному падению акций и облигаций крупнейших китайских застройщиков. В начале этой недели бумаги еще 3 лидеров отрасли резко упали.

 

В октябре 18 китайских провинций столкнулись с дефицитом электроэнергии и были вынуждены останавливать работу сотен предприятий. Для борьбы с нехваткой энергии КНР в октябре увеличила закупку угля на 96,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, после чего количество китайских провинций с нехваткой энергии сократилось до 2-х.

 

Инвестбанкир Евгений Коган отмечает, что в Китае до 11 ноября продлится 6-й пленум ЦК КПК 19-го созыва, на котором Си Цзиньпин уже представил резолюцию по истории партии. По словам эксперта, принятие резолюции на пленуме может укрепить авторитет китайского лидера, и его переизберут на 3-й срок в следующем году.

 

«Что с этого рынкам? Во-первых, на потепление американо-китайских отношений в ближайшие годы можно не рассчитывать. Во-вторых, репрессии отдельных компаний и целых секторов ― отголоски курса всеобщего процветания от Си Цзиньпина, который будет продвигать его, пока не наступит «великое возрождение китайской нации». Так что рыночные риски останутся на повышенном уровне. Как минимум до конца пленума в китайских акциях будет наблюдаться повышенная волатильность. Что дальше ― подождем итогов мероприятия»,

― говорит Коган.


Чем больше угроз, тем больше у чиновников как бы дел

В окружении Адольфа Гитлера, при котором, как известно, не все было плохо (см. знаменитое интервью немецкой газете Хандельсблат), был один толстый дядька в шикарном белоснежном мундире. На Нюрнбергском процессе его признали одним из главных военных преступников и приговорили к смертной казни через повешение, но накануне казни он покончил жизнь самоубийством.

Нас толстый дядька интересует в качестве автора высказывания, идеально подходящего для рубрики «Параллели». Цитируем:

«Любым народом очень легко управлять — надо сообщить, что на него собираются напасть, показать ему врага, а всех пацифистов объявить непатриотами».

Тему продолжит российский политолог Кирилл Рогов, фрагмент интервью с которым мы позаимствовали на сайте «Эхо Москвы».

Кирилл Рогов, политолог

К. Рогов ― Да. Вот мы придумаем сейчас такую картинку, в которой будет видно, что Европа плохая. Мне кажется, это самое главное. Потому что все остальное ― это какой-то абсурд.

 

М. Курников ― Хочется понять: вы еще ищите какие-то сигналы, пытаетесь их считывать, или вы потеряли эту нить и логику?

 

К. Рогов ― Почему? Я ничего не потерял. Просто я недостаточно информирован в каких-то обстоятельствах, но общая логика понятна: насилия много, насилия должно быть больше. Есть высокая нервозность у режима, может быть, даже некоторая параноидальность, и он все время ищет точки приложения для насилия. И это просто какой-то психоз развивается. Наверное, это связано с тем, что как-то машина раскручена, бюджеты, — не знаю. Но это то состояние, в которое вошел режим примерно после возвращения Навального, и оно как-то усиливается и усиливается.

 

Я бы даже сказал, что у него есть определенные основания, у этого. Потому что, как мне представляется, не только кризис, связанный с Навальным в 2021 году довольно сильное произвел впечатление на режим, на Кремль, но и результаты думских выборов тоже были восприняты как скорее такое… ― не очень успокоили. И поэтому есть такая нервозность.

 

Там есть то, что характерно вообще для всей модели управления российской ― там все время логика угроз. То есть все время надо искать, где следующая угроза, и начинать ее предотвращать. И это считается управленческой нормой, правильной управленческой нормой. И поэтому чем больше угроз, тем больше как бы у всех дел. И эта логика как бы борьбы с угрозами ― она такая жизнеорганизующая у Кремля.

 

М. Курников ― Простите, голые попы ― это тоже угроза? Все эти фотографии рядом с храмом, целующиеся девочки ― почему так гипертрофированно воспринимается?

 

К. Рогов ― Это тоже часть религии трех сверхидей ― бабла, садизма и лжи. У нее есть измерение — это некоторое вытеснение. Вот мы должны представить мораль, должны эту мораль выдвигать на щит и она будет зеркалить наш аморализм.

 

М. Курников ― То есть такое это как бы духовное лидерство, попытка его таким образом застолбить?

 

К. Рогов ― В целом логика в том, что когда у тебя силовые инструменты становятся доминирующими в обеспечении политической стабильности, то у тебя резко возрастает вообще необходимость социального контроля. Ты должен и то контролировать, и это, потому что у тебя нет других инструментов, более мягких и социально-инжиниринговых. И поэтому нужно все контролировать. Нужно выдумывать запреты, нужно их распространять.