TOP

Кремлевские традиции миротворчества: от импичмента Лукашенко до миграционного кризиса

Москва поддерживает действия Лукашенко и заинтересована в дальнейшей эскалации на границе.

Осенью 1996 года в Беларуси разразился политический кризис: Верховный Совет объявил импичмент президенту страны, а последний инициировал конституционный референдум. В ноябре в Минск с миротворческой миссией прибыла российская делегация в составе председателя Госдумы РФ Геннадия Селезнева, председателя Совета Федерации Егора Строева, премьер-министра Виктора Черномырдина.

В результате 24 ноября прошел конституционный референдум, Лукашенко объявили победителем, а Верховный Совет 13 созыва распустили.

Тогда, 25 лет назад, особую роль в правовом кризисе сыграла Россия. Сейчас Кремль снова претендует на лавры миротворца, но только уже в миграционном кризисе. В чем состоят кремлевские традиции на белорусском фронте?

Павел Знавец: «Кремль будет идти на эскалацию»

Депутат Верховного Совета 13 созыва Павел Знавец вспоминает, что для урегулирования политического кризиса в Минск прилетела не тройка, а четверка руководителей России: многие почему-то забывают про председателя КПРФ Геннадия Зюганова.

Фактически россияне приехали поддержать Верховный Совет, то есть в качестве посредника. На самом деле на месте они изучили ситуацию и препдпочли Лукашенко,

— говорит экс-депутат.  И поясняет:

– Тогда Ельцин, Чубайс и Немцов не пленялись харизмой Лукашенко; технократы, либералы стремились сохранить статус-кво, чтобы не допустить повторения российских событий – расстрела Белого дома. Но они не выступали и против беларусского лидера. Речь, повторюсь, идет про либеральное крыло Кремля: Ельцин был президентом, премьер являлся компромиссной фигурой, партократ, но рыночных взглядов, Чубайс и Немцов – реформаторы. А вот левое крыло и Жириновский уже тогда были ярыми имперцами, они считали Беларусь недоразумением, и именно они взяли верх в «белорусском вопросе». Ельцин с окружением смирились с таким положением, в общем, им нельзя было допустимость этот импичмент из-за стечения многих факторов. И это не было на 100% обусловлено исключительно российскими обстоятельствами – нам аукнулись также трусость Шарецкого и «особенности» Тихини… Все вместе и привело к таким последствиям.

– В 2021 году Владимир Путин тянет на себя одеяло миротворца в миграционном кризисе. Преемственность кремлевской политики по отношению к Беларуси прослеживается?

Параллели абсолютно прямые. Путин потерпел жесткое поражение в Крыму: в России рассчитывали, что полуостров признают в течение пяти – максимум десяти лет, а тут наоборот, все идет к тому, что Крым не признают никогда. Признают только в том случае, если Россия захватит Беларусь, прорубит коридор в украинском направлении, разделит и захватит Украину. Передел мира возможен только путем войны, а пока войны нет, Кремль будет идти на эскалацию. Кремль будет прорубать коридор в Украину – это главное направление. А заодно и Беларусь надо прибрать к рукам – в форме федерации или конфедерации. В этом направлении и движется вся политика Кремля, – считает Павел Знавец.

Павлюк Быковский: «Кремль поддерживает действия Лукашенко»

Если говорить о вовлечении России в миграционный кризис, то мы можем констатировать, как минимум, дипломатическое оправдание Москвой официального Минска. Мы наблюдаем ту же подмену понятий, когда мигранты называются беженцами. Формально ни в Польше, ни в Беларуси эти люди не обращались за получением статуса беженца, поэтому он к ним не применим. Однако, называя мигрантов беженцами, и российская, и белорусская стороны показывают, что якобы «коллективный Запад» отказывается выполнять свои обязательства в области соблюдения прав человека. Российские медиа, которые считаются формально независимыми, поддерживают белорусскую пропаганду. Сейчас же мы увидели приезд отдельных российских политиков на границу с Польшей, в частности, там побывал Виталий Милонов. Антипольская риторика поддерживается лояльными Кремлю политиками, – говорит политический обозреватель Павлюк Быковский.

– Переговоры об урегулировании миграционного кризиса Запад начал именно с президентом России Владимиром Путиным, уже потом Меркель позвонила Лукашенко. В общественном мнении за Бугом складывается стойкое впечатление, что Лукашенко выполняет функцию прокси, то есть куклы, которая выполняет чужие приказы.

На самом деле мы не знаем, что тут первично и кто кем манипулирует Путин Лукашенко или Лукашенко Путиным. Вполне возможно, что у них просто совпали интересы. В любом случае, Кремль поддерживает действия Лукашенко и никак не скажешь, что он равно удален от кризиса.

Эти кусочки мозаики укладываются в общую картину: Путин призывает белорусскую власть вступить в диалог с оппозицией и критикует «коллективный Запад» за вмешательство во внутренние дела Беларуси.
Действия и риторика Кремля могут работать как один из шагов по легитимизации Лукашенко, так и для отвлечения внимания от других действий – например, прямой военной агрессии в Украину, об угрозе которой сейчас говорят и НАТО, и украинские спецслужбы.

Все это вместе – из разряда разговоров, домыслов, предположений, что не позволяет нам делать четкие выводы. Очевидно одно: градус напряженности в регионе повышается. Отдельные стычки на границе могли бы стать причиной войны, но, к счастью, до этого пока не дошло.

– Какие традиции в «белорусском вопросе» прослеживаются между «миротворчеством» Кремля в 1996 и 2021 годах?

– Четверть века назад в Беларуси сложился острый кризис, Верховный Совет был близок к завершению процедуры импичмента. Общество воспринимало ситуацию как наличие двоевластия – Лукашенко с одной стороны, и Верховный Совет – с другой. Вот представители российского руководства и приехали мирить стороны. Призыв к Кремлю не выглядел странным: и Лукашенко, и Шарецкий придерживались пророссийских взглядов, и коммунист Тихиня своих пророссийских взглядов тоже не скрывал.

В процедуре примирения Лукашенко нашел вариант, который показался рабочим Черномырдину – Верховный Совет должен был проголосовать за соглашение о взаимном снятии претензий. Никто не мог представить, что президентская фракция «Согласие» во главе с Коноплевым проголосует против ратификации соглашения. А к тому времени импичмент стал уже невозможным, хотя бы потому, что часть депутатов отозвала подписи под обращением в Конституционный суд.

Двоевластие закончилось тем, что Лукашенко объявил о победе на конституционном референдуме, распустил Верховный Совет. А Россия фактически удалилась от вмешательства в ситуацию, но к тому времени она уже сыграла на стороне победителя. Во время реального двоевластия Верховный Совет упустил момент, чтобы довести импичмент до логического завершения, поверив в миротворческие усилия России.

Сейчас Путин формально не является посредником в разрешении политического кризиса. Просто Лукашенко очень часто ездил к нему, а подробности их разговоров мы узнавали от окружения обеих сторон. Теперь уже открытым текстом говорят, что никаких обязательств во время поездки в Сочи Лукашенко на себя не брал.

Но стороны делают заявления, которые противоречат их поведению, и это не выглядит как настоящее посредничество или как попытка наладить диалог. После призыва Путина начать диалог с оппозицией представители Лукашенко прямо заявили, что партнера по диалогу будут выбирать сами и тех, кто им удобен. Запланированный на февраль 2022 год референдум может быть использован для формальных процедур легитимизации Лукашенко. 

Но на Западе помнят задокументированные факты насилия, помнят принудительную посадку самолета Raynair, помнят миграционный кризис – все факторы вместе не позволят Западу согласиться с формальной перезагрузкой политической системы.

Официальный Минск и дальше будет искать пути легитимизации. Один из факторов, который играет на руку Лукашенко, — время. Думаю, до очередных выборов 2025 года говорить о легитимизации не приходится, но если к этому времени ситуация в стране будет оцениваться не как катастрофическая, то вполне возможно, что с Лукашенко станут разговаривать и на Западе.