TOP

За что боролись, на то и напоролись

Сергей Николюк

Белорусскую модель можно рассматривать как одну большую корпорацию, но время гигантских корпораций, занимающихся всем, чем только можно, прошло.

Должен признаться, состояние дел американской корпорации General Electric (GE) меня волнует. С чего бы это вдруг? Я не акционер промышленного гиганта. Бог миловал. Родная налоговая служба может расслабиться.

Ларчик открывается просто. В GE работает моя младшая дочь, инженер-химик. Сфера ее профессиональных интересов — композитные материалы для двигателей самолетов и ракет. GE, если кто не в курсе, — это не только оборудование для снабжения электроэнергией. GE — эксклюзивный поставщик двигателей для Boeing 737 и один из главных — для Airbus A320.

В начале 2021 г. в корпорации работало 174 тыс. человек, против 300 тыс. в 2018 г. За это же время рыночная капитализация снизилась в пять раз: с $600 млрд до $120 млрд. Но кого это может заинтересовать в Беларуси? Полагаю, НИ-КО-ГО, кроме «золотых перьев» государственных СМИ. Ничто их так не радует, как проблемы «наших западных партнеров», переквалифицировавшихся за последний год в мерзавцев.

Между тем в невеселой истории показателей GE интерес представляет не их абсолютное снижение, а причина, по которой оно произошло. Слово международному обозревателю Сергею Манукову:

«Одной из главных проблем огромных конгломератов наподобие General Electric является нерациональное распределение средств между подразделениями. В подавляющем большинстве производственных монстров прибыль эффективных подразделений, которых было не так уж и много, распределяется между убыточными. С убытками же происходил обратный процесс: они распределялись между более-менее успешными компаниями».

Надеюсь, стало теплее даже тем, кто не специализируется на выстраивании ассоциативных рядов?

Вопросы, вопросы… и все риторические

В основе Белорусской модели лежит принцип максимальной концентрации всех видов ресурсов с целью их последующего распределения. Бдительное государство изымает «излишки» у тех, у кого они есть, и передает их потенциальным кандидатам в банкроты.

К чему это ведет, продемонстрировала советская модель. В отличие от модели капиталистической (рыночной), в СССР ни в массовом, ни в индивидуальном порядке предприятия не банкротились. В СССР обанкротился… СССР.

Мировой опыт свидетельствует, что создание новых производств для успешного развития недостаточно. Не меньший вклад в экономический рост вносит механизм ликвидации неэффективных предприятий. В СССР такого механизма не было. В рыночной экономике его роль выполняют кризисы.

Новое (инновации) должно вытеснять старое. Австрийский экономист Йозеф Шумпетер назвал этот процесс «созидательным разрушением»:

«фундаментальный импульс, который поддерживает двигатель капитализма в движении, исходит от новых потребителей, новых товаров, новых методов производства и транспортировки, от новых рынков, новых форм индустриальных организаций. Процесс созидательного разрушения является ключевым для капитализма».

Но можно ли Белорусскую модель считать капиталистической? Вопрос риторический, если учесть, что ее главный архитектор никогда так свое детище не называл. В марте 2002 г., перечисляя особенности Белорусской модели, на первое место он поставил «сильную и эффективную государственную власть».

По его мнению, даже

«ближайшие наши соседи наконец осознали, что либерализация экономики в переходных условиях без сильной властной вертикали ведет к социальной нестабильности и правовому беспределу».

На дворе 2021 г. Интересно, переходный период в Беларуси завершился или дистанцию между советским прошлым и непонятно каким будущим мы так и не преодолели? Два десятка лет назад нас уверяли в том, что «сильное государство» обеспечит политическую стабильность, которая в свою очередь рассматривалась в качестве главного условия «постепенной интеграции в мировую экономику».

Так стабильность уже достигнута? А как обстоят дела с интеграцией в мировую экономику?

Беда пришла откуда не ждали

В 2000 г. опрос Института социологии показал, что за социализм как наиболее предпочтительную форму общественного устройства высказалось 43% белорусов, а за капитализм — 20%. При таком соотношении приоритетов потребность в переходном периоде была очевидна.

Нельзя не согласиться и с признанием в том, что «за годы Советской власти у нас притупилось чувство индивидуальной ответственности, а личная инициатива и осознанный риск отошли на задний план».

Справедлив и вывод:

«Важной задачей государства в настоящий момент является формирование человека нового типа: предприимчивого и инициативного, деятельного и творческого, создающего материальные ценности, желающего работать и зарабатывать».

Задачи поставлены, цели определены, процесс формирования человека нового типа пошел и пошел успешно, что и подтвердили события лета-осени 2020 г. Как говорится, за что боролись, на то и напоролись.

«Сильное государство», по мнению его архитектора, не имеет соперников в вопросе обеспечения безопасности граждан. Согласимся. Если ситуация в обществе отягощена незащищенностью и угрозами, то человек фокусируется на проблеме выживания. Однако максима наших родителей «лишь бы не было войны» и в нулевые, и в десятые годы потеряла свою актуальность. Человек нового типа делает упор на самовыражении, что невозможно без реальных политических прав.

Беда пришла откуда не ждали. Беда пришла не извне, а изнутри — со стороны человека нового типа. Его маргинализация и поставлена во главу угла в Год народного единства. Чем больше разговоров о танках НАТО в Польше, тем выше чувство незащищенности, тем меньше претензий к качеству выборов.

***

И в завершение предлагаю вернуться к General Electric.

Время гигантских конгломератов, занимающихся всем, чем только можно, прошло. Крупный бизнес неповоротлив и нуждается в дроблении. О планах дробления объявило и руководство GE.

Белорусскую модель можно рассматривать как одну большую корпорацию. Ее неэффективность наглядно демонстрирует снижение среднегодовых темпов роста с 7,4% в нулевые до 1% в десятые.

Без дробления не обойтись. Но начинать надо с дробления сконцентрированной в одних руках власти на законодательную, исполнительную и судебную.