TOP

Ошибаются те, кто считают партии политическими трупами

Игорь Борисов, фото blizko.by

2020 год разделил жизнь беларусов на два периода: то, что было до него, и как складывается судьба людей после. Особенно интересно знать, что стало с беларусскими политическими организациями, которые до недавнего времени находились в информационном фокусе беларусских СМИ.

Сегодня мы говорим с председателем Беларусской социал-демократической партии (Грамада) Игорем Борисовым о том, чем занимается наистарейшая партия страны, которая в начале этого года отпраздновала своё тридцатилетие.

— Игорь, как жить в старой Беларуси, но в новых реалиях?

— Это тяжело назвать жизнью, так как во многом идёт подмена понятий, что такое хорошо, а что такое плохо. Чёрное стало белым и наоборот: белое — чёрным. С ног на голову перевёрнуто понятие морали. Сейчас не до законов, а любая неконтролируемая инициатива граждан под запретом. Власти делают всё возможное, чтобы не допустить любые проявления солидарности и взаимопомощи. Жизнь сейчас похожа на выживание в условиях с неопределёнными переменными, где в любой момент времени можешь быть задержан просто так.

Трудно понять, в каком статусе находишься сам и организация, которой руководишь, а также степень дозволенного, ведь сейчас невозможно ни напечатать партийные материалы, ни провести уличное массовое действо, ни организовать официальное мероприятие вне стен партийных офисов. Это отражается на работе организации.

Особо хочу отметить фактический разгром многих журналистских коллективов, которые до недавнего времени были успешными негосударственными СМИ и которых читали граждане. Они показывали, что в обществе есть альтернатива. Сейчас идёт передел медийного рынка. Власть пытается навязать свою повестку дня через интенсивную пропаганду и выход на информационные технологии с использованием социальных сетей, но это слабо получается, потому что переубедить людей криком, истерикой, штрафом или дубинкой не самый убедительный способ. Это ещё больше отторгает.

— Почему партия не участвовала в президентской кампании?

— Мы не имели своего кандидата в президенты либо претендента в кандидаты, однако активно участвовали в демократических «праймериз», несмотря на демарш некоторых его участников. Нам нужно было показать людям устойчивость объединения демократов и альтернативу обществу.

— Кажется, на финише люди увидели нечто противоположное задуманному?

— Честно скажу, что был удивлён, когда некоторые из участников «праймериз», не успев их закончить, оказались в штабах других претендентов.

Мы участвовали в выдвижении наших членов в избирательные комиссии и наблюдали за выборами в рамках миссии «Право выбора-2020», выдвинули в комиссии максимальное за историю партии число активистов — 224, однако на фоне небывалой людской мобилизации были малозаметными в СМИ, так как в тренде оказались выдвигавшиеся в президенты.

— И все же в сотый раз: почему старейшая партия страны не нашла своего участника в президентской гонке?

— Мы трезво оценивали свои силы — победить в рамках существующей системы невозможно (кампания тогдашнего председателя БСДП Александра Казулина в 2006 г. была наглядным примером), гарантировать безопасность кандидату, его семье, а также членам инициативной группы также не можем, собрать 100 тысяч подписей представлялось нереальным.

— Но некоторые в разные кампании в подобных условиях все же исхитрялись попадать в списки кандидатов?

— Нет, мы полностью отмели возможность имитации кампании и переписывание старых подписей для выдвижения своего человека в президенты, хотя иные скользкими лазейками воспользовались. Для большей убедительности им ещё и подписей подбросили в ЦВК. Поэтому отношение к ним такое же, как к действующей власти — недоверие. Люди это почувствовали и полностью переключили свою поддержку на Светлану Тихановскую, которая не имела на тот момент отрицательного имиджа.

Поэтому, когда некоторые называют себя кандидатами в президенты 2020 года, у меня они вызывают не более чем иронию. То же самое касается и большинства кандидатов в президенты в 2015 и 2010 гг. А это не что иное, как подрыв репутации демократических сил.

— Как политический фон сказывается на активистах партии и работе организации?

— Как ни странно, в конце 2020-го сложились благоприятные условия для роста организации. Люди считали, что если власти не дают возможности создать новые партии, то для своего участия в политической жизни страны можно воспользоваться существующими демократическими организациями. Мы проводили встречи в регионах, которые позволили увеличить наши ряды за несколько месяцев на 150 человек. Возрождались целые организации в регионах — это был хороший шаг вперёд в плане организационного развития. Людей привлекала наша официально зарегистрированная символика, официальный статус партии, а также возможность выдвижения от партии кандидатом в депутаты.

Всё поменялось, когда за наш официальный партийный флаг начали задерживать на сутки, проводить дома обыски. Достаточно вспомнить, что минский офис партии оштрафовали, а могилёвский разгромили — выпилили дверь и забрали оттуда почти всё содержимое вместе с атрибутикой.

Сейчас 8 членов БСДП в тюрьмах. Некоторые уже осуждены, а некоторые только в ожидании своего приговора. Это Пётр Константинов, Микола Папека, Владимир Северин, Анастасия Герилович, Юлия Лаптанович, Олег Кулеш, Станислав Мачалов и Иван Саутин. На данный момент отбывает административный арест Международный секретарь БСДП Валентин Аскирко. Нет связи с активистом Игорем Ледником, и есть подозрение, что он также задержан.

В целом около 120 партийцев побывали либо на сутках, либо получили административные штрафы. Около двух десятков активистов вынужденно покинули страну.

Как видим, фон для партийного строительства и участия неблагоприятный.

— Как стабилизировать ситуацию в стране?

— Ответ один — прекратить политические преследования и провести досрочные выборы. Я уже неоднократно обращал внимание на то, что стабилизировать политическую систему и вернуть её легитимность можно через парламент. Для этого нужно в первую очередь провести внеочередные парламентские выборы.

Однако следует понимать: просто выборов мало — нужно включить в состав избирательных комиссий представителей демократических организаций в тех же пропорциях, как и от провластных, допустить наблюдателей на избирательные участки, изменить практику подсчёта голосов — делать это открыто и гласно, чтобы все присутствующие могли видеть, за кого проголосовали избиратели. Пока этого не будет — не будет и доверия ни к избирательной системе, ни к власти, а также не будет международного признания парламента. А это всё утраченные возможности.

Кроме того, уже сейчас нужно создавать рабочую группу по проведению круглого стола между властью и оппозицией, чтобы договариваться о новых выборах, об освобождении политзаключённых и т. д.

Без диалога, выполнения условий и обязательств сторонами не будет стабилизации ситуации в стране. Если будет подмена процесса диалога через представление оппозиции Юрием Воскресенским, то это тоже ни к чему не приведёт.

Может, время партий уже ушло?

— Про это часто приходится слышать, однако нужно понимать, что партии никогда не были субъектами политических процессов и влиять на принятые решения практически никогда не могли. Фактически у партий не было выхода на политический рынок, так как механизм этого выхода — свободные и справедливые выборы — отсутствует.

Были попытки нивелировать роли партий через создание разного рода общенациональных кампаний и движений, однако и они ни привели ни к чему. Напротив, некогда широкие по своим размахам кампании и движения сужались до обычных НГО.

Затем появились блогеры, которые также пытались каждый раз пнуть палкой в демократические партии, обвиняя их в неспособности изменить ситуацию, постоянных проигрышах и устарелых подходах. Где и кто из них сейчас, мы также видим. Кроме того, видим, что и ситуацию изменить не получилось, ведь такие политические режимы, как современный беларусский, могут долго удерживать власть, и мораль для них не является каким-то ориентиром.

Партии всё это прошли ранее, поэтому были более осторожны. Несмотря на все сложности, нужно понимать, что будущее за партиями. Политическая система устойчива только тогда, когда она разнообразна.

— Что ждать от референдума?

— Пока ничего хорошего. В реальных политических условиях он абсолютно не нужен. В лучшем случае его необходимо провести после свободных и справедливых выборов в парламент. Сейчас он выглядит не как что-то нужное обществу, а как правила игры внутри номенклатуры, которая хочет больше власти. Из этого процесса исключены те, кто может влиять на принятие решений — оппоненты власти и граждане.

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.