TOP

«Страшная правда в том, что разделения нет: что несут, в то и верят»

zombi

Механизм проклятья приводит в действие воображение того, кто верит в его силу. Но если на воображение гаитян воздействуют жрецы, то на воображение беларусов — пропаганда.

«Если ситуация определяется как реальная, она реальна по своим последствиям»

Издательство «Циолковский» готовит к выпуску русский перевод культовой книги этноботаника Уэйда Дэвиса «Змей и радуга». Книга посвящена культуре вуду, которую автор изучал во время работы на Гаити.

Вуду, если кто не в курсе, — общее условное наименование религиозных культов, распространенных в странах Западной Африки, Карибского бассейна, а также в США среди значительной части афроамериканцев.

Каждому свое. «Кто верит в Магомета, кто — в Аллаха, кто — в Иисуса. Кто ни во что не верит — даже в черта, назло всем». Жители Гаити верят в живых мертвецов и десятки способов наведения порчи.

Оставим живых мертвецов живым мертвецам и обратимся к порче, которая на Гаити порой заканчивается летальными исходами.

«Первыми, кто начал серьезно рассматривать это явление с научной точки зрения, — пишет Дэвис, — были не антропологи, а полевые врачи времен Второй мировой. Посреди отчаяния и ужаса на Западном фронте солдаты умирали от шока, которому обычно предшествует резкое падение давления, вызванное потерей крови. Но эти люди не были ранены. Ознакомившись позднее с описанием смерти в стиле вуду, медики заметили связь двух этих явлений. Жертва колдуна и фронтовик переживали паническую атаку. Иными словами, смертельный страх способен вызвать в организме изменения, ведущие к фатальному исходу в буквальном смысле слова».

Но какое отношение цитата из книги имеет к тому, что интересует читателей сайта? Ответить на этот вопрос несложно. Перед нами примеры теоремы, сформулированной американским социологом Уильямом Томсоном, и носящей его имя: «Если ситуация определяется как реальная, она реальна по своим последствиям».

Механизм проклятья приводит в действие воображение того, кто верит в его силу. Но если на воображение гаитян воздействуют жрецы, то на воображение белорусов — пропаганда. Информационный век на дворе, и нет ничего удивительного в том, что современные авторитарные режимы пытаются ему соответствовать.

В каменный век орудия, с помощью которых человек подчинял себе подобных, изготавливались из камней, в атомный — из атомов, в информационный —  из информации. Информационному веку соответствует информационный авторитаризм. Согласно российскому экономисту Сергею Гуриеву, это политический режим, «основой власти которого является манипуляция информацией для большинства и цензура для более образованного меньшинства.

Основная цель этих действий — не дать элитам объяснить большинству, что лидер страны не компетентен, за счет цензуры для несогласных и повышенного дохода для тех, кто поддерживает текущий режим».

Классические диктаторы XX века (Муссолини, Франко, Гитлер) носили военную форму. Стиль милитари предпочитали и Сталин с Мао. Но уже Хрущев был вынужден отказаться от популярного у представителей советской номенклатуры френча и перейти на цивильную одежду. О, времена! О, нравы! Рост уровня образования населения требовал от лидера государства выглядеть точно так же, как и демократичные лидеры, и точно так же заботиться о своей популярности.

Опросы общественного мнения — далеко не последний инструмент, созданный для повышения популярности национального лидера. Естественно, опросы, «сделанные на коленках» независимыми социологами, следует отличать от опросов государственных социологических служб. Первые в Беларуси запрещены. Результаты вторых вбрасываются в публичное пространство дозированно.

Один из таких опросов решено провести накануне референдума. По словам директора Института социологии Николая Мысливца, «он носит масштабный характер, в его основе — репрезентативная выборка из более чем 10 тыс. респондентов».

Ждать результатов осталось недолго. Они предсказуемы, что никак не отразится на их достоверности.

Дальше — больше

Если ситуация определяется как реальная, она реальна по своим последствиям. В марте 2013 г. американские танки покинули Европу. Через три года они вернулись и рассредоточились вдоль западной границы Союзного государства.

Такой come back логично было бы объяснить реакцией НАТО на аннексию Крыма и войну на Юго-Востоке Украины. Однако ни в Кремле, ни во Дворце Независимости подобное объяснение никому и в голову не пришло.  Более того, возникла проблема в определении агрессора и жертвы. Она не разрешена до сих пор, что и было подтверждено в интервью российскому журналисту Дмитрию Киселеву: «Если Россия окажется перед агрессией со стороны Украины (выделено. — С.Н.), мы в теснейшей связке юридически, экономически, политически будем с Россией. Юридически — это главное».

Какие представления о реальности, такие и последствия. И вот уже два российских стратегических бомбардировщика Ту-22М3, способные нести ядерное оружие, в сопровождении белорусских истребителей бороздят не просторы Большого театра, а просторы республики-партизанки.

Дальше — больше, и под сомнение ставится безъядерный статус белорусского государства (Конституция, статья 18).

Возникает вопрос по поводу искренности публичных заявлений жрецов информационного авторитаризма. У меня нет на него ответа. Поэтому я прибегну к помощи российского политолога Владимира Пастухова: «Все рационально мыслящие люди считают, что есть пропаганда и есть какое-то внутреннее тайное знание кремлевских мудрецов, которые, конечно все понимают, конечно все цинично взвешивают, но дальше на публику несут полнейшую ахинею. Вы знаете, самая страшная правда состоит в том, что этого разделения нет. Вот что несут, в то и верят».

P.S.

Сознательное манипулирование информацией возможно лишь при наличии реальной информации. Без разнообразных, в том числе независимых источников, ее не получить. Но где гарантия, что у реальной информации есть шанс «достучаться до небес» (до центров принятия решений в информационных автократиях)?

Кузбасс. Шахта «Листвяжная». Очередной «хлопок» метана. Очередные жертвы. Очередное признание чудом выжившего горняка: «Шесть, семь, восемь процентов метана — лава [комбайн] едет. Ставьте, говорит, на комбайн перемычки и езжайте дальше. А при двух процентах комбайн вырубается. Ну, типа, и что? Ставят перемычки и едут дальше».

Получается, что комбайну для безопасной работы требуется реальная информация. А человеку?