TOP

Переговорная утопия, или Можно ли перевернуть страницу

Фото: Depositphotos

Капитуляция и покаяние не приведут ни к победе, ни к возвращению в довыборное состояние.

В среде беларусской оппозиции заговорили про возможные переговоры с Лукашенко. Следует ли рассматривать их как инструмент решения политического кризиса? Адресовали свои вопросы экспертам.

Андрей Егоров: Нужно возобновить диалог на своей стороне

Старший аналитик Центра европейской трансформации Андрей Егоров считает, что надо говорить не о переговорах с режимом, а про возобновление диалога внутри демократических сил:

– Переговоры невозможны, поскольку для них нужны условия и возможности.

Во-первых, стороны должны быть вынуждены идти на переговоры, поскольку других вариантов разрешения возникшей ситуации у них нет. Но сегодня мы не можем подтолкнуть власть к подобному шагу.

Он возможен в условиях баланса сторон. Одно из них – безусловное освобождение политзаключенных. А разве это реально в нынешнем режиме контрреволюции, когда беларусские власти полностью контролируют ситуацию?

– Почему же в оппозиции заговорили о переговорах с режимом?

– Идет путаница в понятиях: переговоры и диалог.

Вертикаль не может управлять нормально: пусть и контролирует с помощью силы ситуацию, но не добились покорности общества. Сложилась ситуация, когда власть не в состоянии руководить в полной мере эффективно, а общество не может победить ее.

Кто-то думает, что можно капитулировать, покаяться, сдаться на милость Лукашенко и вернуться в условный 2019 год. Такие представления мне кажутся утопичными. Нужно двигаться к переучреждению беларусского государства. А для этого следует создать единый фронт, единое движение сопротивления, которое должно выстраивать общую долгосрочную стратегию действий.

Не надо забывать про Европейский Союз и санкции – для режима это крайне болезненный вопрос. Отношения Минска и Брюсселя нельзя выбрасывать из общей схемы: ЕС является одним из игроков. Однако одного санкционного давления недостаточно, чтобы вынудить режим прекратить репрессии и провести досрочные президентские выборы. Нужно думать стратегически и про новые политические инструменты.

– Что делать дальше?

– Возобновить полноценный диалог на своей стороне: между различными политическими центрами, эмиграцией и оппозицией. Нужно создать общий фронт, единое гражданское сопротивление, то есть переструктурировать общественное движение через внутренний диалог. А затем уже строить планы: новый общественный договор через переучреждение беларусского государства.

Павел Усов: Перевернутая страница — самообман

Доктор политических наук Павел Усов называет разговоры о переговорах продуктом “психологической эволюции” оппозиции:

– Это результат определенного психологического состояния, в  котором сейчас находится значительная часть представителей новой волны беларусской оппозиции. И она, и эмиграция переживают третью стадию психологической эволюции.

А первая – эйфория, когда эмиграцию считали вынужденной, кратковременной, которая закончится в ближайшее время – к новому 2020 году. Тогда была святая вера, что Лукашенко в безвыходной ситуации, остается лишь собраться с силами и поднажать, вынудив его покинуть пост. Тогда тоже говорили о переговорах, под которыми подразумевали только условия отставки и транзит власти.

Вторая стадия началась весной 2021 года, когда Виктор Бабарико был осужден на 15 лет, а в стране началась тотальная зачистка. Тогда возникло понимание, что ситуация может затянуться. Оппозиция собиралась с силами, надеясь нанести решительный и последний удар. Был расчет, что Лукашенко стал токсичной фигурой для Кремля, – это подкрепляли манипулятивные сигналы со стороны Москвы, устами того же Венедиктова. Весной было проведено масштабное голосование, по итогам которого 670 тысяч беларусов проголосовали за переговоры Тихановской с Лукашенко. Эффект оказался нулевым.

Не оправдались надежды и на то, что усиленный пакет западных санкций вынудит Лукашенко отпустить вожжи и ослабить репрессии.

За полтора года этого не произошло: готовится уже шестой пакет европейских санкций, а репрессии продолжаются. Лукашенко чувствует себя уверенно. А Россия реализовала программу-минимум за его политическую поддержку.

Для самых оптимистичных оптимистов стало ясно, что все разговоры про скорую победу, – просто обман, их грубо надули.

И вот наступила третья стадия – глубокое разочарование, политическая депрессия. Надо иметь в виду, что многие противники Лукашенко находятся в очень некомфортных условиях. Эмиграция не означает полное обеспечение, многим приходится решать бытовые проблемы и просто-напросто заниматься выживанием. То есть, из достаточно комфортной среды обитания многие попали в непростое положение.

При этом ощущается отсутствие единства оппозиции, дефицит стратегии на далекую перспективу.

Дискомфорт ситуации накладывается на убеждение, что Лукашенко скоро не уйдет. Это все создало внутреннюю, даже индивидуальную стресс-ситуацию.

Стали ностальгировать: мол, перед выборами 2020 года было пространство для национальной активности, развивались национальные проекты, а после протестов осталась выжженная пустыня. И пошли разговоры: давайте перевернем страницу в надежде на то, что Лукашенко отыграет ситуацию в довыборное состояние.

Это самообман: возвращение в период 2020 года просто невозможно в силу произошедших перемен.

Становление переживает и сам Лукашенко, который понимает, что именно оттепель привела к политическому взрыву. А в геополитике произошли настолько масштабные изменения, которые прочно блокируют любые мысли о возможном возвращении назад.

Люди хотят надеяться на лучшее даже путем признания легитимизации Лукашенко, о чем говорит последнее заявление представителя штаба Бабарико – там уже снимается один из главных вопросов – проведение досрочных президентских выборов. Некоторые готовы капитулировать, идти на уступки.

Разочарование, усталость, неготовность долгое время терпеть лишения – все это вынуждает отдельных представителей оппозиции говорить о готовности перевернуть страницу.

– А пойдет ли Лукашенко на переговоры? Ведь сколько призывов к переговорам ни звучало, воз и ныне там.

– Лукашенко ни на какие переговоры не пойдет: он чувствует себя победителем. Единственный приемлемый для него вариант – проигравшие должны сдаться на милость победителю, покаяться, а он уже сам будет определять судьбу провинившихся.

Переговоры возможны в условиях, когда у оппозиции есть козыри, которые так или иначе (при любых условиях) заставят Лукашенко пойти на уступки. Это сегодня нереально. Есть, конечно, санкционное давление, но здесь сила не оппозиции, а Евросоюза.

– Что делать? Вопрос старый, классический, а ответа на него до сих пор нет…

– Не падать духом. Надо готовиться не к карнавалу, а к длительной борьбе. Прежде чем говорить о переговорах и понижать планку требований к режиму, надо вспомнить, за что сложили свои жизни более десятка беларусов и за что тысячи сидят в тюрьмах. Если нет ресурсов на победу, такие ресурсы нужно копить, а не надеяться на милость тирана и узурпатора. Иначе через несколько лет нам придется повторить тот же путь – пусть в других обстоятельствах, но с теми же результатами.

Нужно пройти наш путь до конца – только так можно победить.

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.