TOP

«В любой непонятной ситуации всегда задаюсь вопросом: а не херню ли я делаю?»

Кристина Дробыш. Фото: Паша Критчко

Кристина Дробыш (свободный Купаловец) в большом разговоре рассуждает о принятии себя и о том, как можно научиться кайфово жить.

(Продолжение. Часть 1Часть 2, Часть 3)

«Важно не то, как ты делаешь, а — что ты делаешь»

В одном из интервью каналу, который нельзя называть, ты читала монолог про снеговика.

— Да, точно.

— И там были такие слова: «Не можа памерці тое, што ёсць настолькі унікальным». Ты выбрала именно эту часть. Я, по суровому наказу школьной учительницы литературы, решил найти тайный смысл этих «синих занавесок». Мне показалось, этот отрывок — результат внутренней работы над собой. Плюс твой недавний пост про «свободу». Были у тебя проблемы с принятием себя?

— Наверное, это тот же синдром самозванца, только по отношению к себе. Более личный. Да, действительно было. Я вот как раз недавно пришла к мнению, что стала актрисой, когда перехотела ею быть. Потому что когда ты сильно хочешь быть актёром, то десятки раз обдумываешь, как понравиться зрителю, постоянно это анализируешь, думаешь, стараешься. Престаёшь спать, есть и всё остальное. На глазах теряешь килограммы, из-за чего костюмер каждую неделю вынужден ушивать костюм.

Потом я вдруг поняла: а не вижу задачи нравиться! Или не нравиться… Есть то, что я хочу сказать. Вот главное. Что со мной происходит при этом — неважно. Есть суть. И это как раз то, чему учат в профессии изначально. Важно не то, как ты делаешь, а — что ты делаешь. Осознав это, я нашла свой кайф. Свой контакт со зрителем. Меня всё время пытались этому научить. Но поняла я суть только сейчас. Спустя 9 лет.

 «Можно лечь и умереть, да. Я за то, чтобы жить»

— Кристина, ты наверняка не раз слышала мнение о том, что заниматься искусством во время протестов, при условии, что последнее с протестами не связано, ну чуть ли не грех… Помнишь фразочки из серии: «Какие выставки, концерты, когда люди в СИЗО на голых нарах»… Однако, культурный критик Максим Жбанков утверждает, что наоборот — именно тогда и нужно «рокинролить»! В это время и в этом не месте. Смеяться, когда нельзя. Что думаешь?

— Во-первых, если ко всему относиться серьёзно, — можно сойти с ума. Плюс у актёров есть один их приёмов существования: когда ты играешь трагедию, при этом стоишь, трагически плачешь, подыскивая жалобную интонацию, — зритель просто развернётся и уйдет. Никому не интересно смотреть на страдания человека. Потому что это больно. Нет, не актёр должен плакать на сцене. Зритель должен плакать в зале. И задача актёра сделать так.

В жизни примерно то же самое. Да, понятно, происходят очень тяжёлые события. Для всех нас. Факт, от которого никуда не уйти. Да, нужно прожить все эти стадии. Принять неизбежное. Когда тебя накрывают ужас, гнев и так далее.

Конечно, мы все по-разному реагируем. Кто-то закрывается, замирает и не может ничего делать. Кто-то наоборот – в отрыв!  А кто-то в этом находит выход. Нужно смеяться. Заставлять себя смеяться.

— Кайфовать на краю бездны?

— Да! Есть очень простая вещь. Это, скорее, вопрос на «подумать» для наших читателей. Что делает человек, оказавшись на пороге смерти? Какой инстинкт у него срабатывает? Мне кажется, проанализировав это, всё становится понятно.

Можно лечь и умереть, да. Гроб себе заказать, белые тапочки. Я за то, чтобы жить.

— Год назад ты сказала: «Через год мы наверняка станем сверхчеловеками». Стали?

— Можно, наверное, и так сказать. И при этом снова и снова думать: насколько же безграничны человеческий способности? Что я могу еще выдержать?! Когда понимаешь: все на самом деле куда страшнее, чем могло показаться изначально. Помнишь, как в фильмах периодически изображают персонажей, испытавших сильных страх?

— Не совсем.

— Их выворачивает за ближайшим углом. И я всегда не возмущалась: «Да-а ладно, ребят, как такое возможно?!» Теперь понимаю. Возможно. Я нашла подтверждение.

Вспоминаю свои дневнички в фейсбуке. Начала их писать просто потому, что нужно было куда вываливать всё навалившееся. Всё то, о чем уже невозможно молчать. Помню наши предположения, сколько же всё продлится?  Наивные: 90, 180 дней… А потом смотришь — уже на 400 перевалило. Уже на грани 500. И снова задаюсь вопросом: где же та грань человеческих возможностей, когда человек ещё может?

Это стало для меня вызовом. Для меня и для людей вокруг.

«Нужно заниматься не чем-то великим, но ненавистным. Заниматься надо простым. Но что приносит тебе удовольствие каждый день. Это называется жить»

— Скажи, год назад ты снималась в чудесной предновогодней сказке на Хай Так.тв. Всё это было окрашено каким новогодним чудом с элементами сказки. Думаю, и многие беларусы как никогда верили в рождественское чудо и исполнение желаний. Сегодня как? Есть у тебя сейчас ощущение праздника?

— Для меня самое главное в этом празднике как раз-таки ощущение праздника у ребенка. Так всегда было, есть и будет. Независимо от положения, в котором находимся.

И для нас самое главное вот теперь – Рождество. Не потому, что очень религиозные ребята. Нет. У меня вызывает отторжение всё, что приобретает массовую истерию. Новый год со своими бесконечными очередями – как раз-таки хороший повод закрыться дома с киношками, пледиком и глинтвейном в стакане. Поэтому да, Рождество. Мы раздобываем небольшую елку, чтобы подарки было куда класть, и делаем этот праздник. Маленький и семейный. Где нет места лишнему.

— А для тебя лично?

— Я на самом деле не очень люблю праздники. Они выбивают из колеи, из рабочего режима.

Я люблю, когда это чей-то праздник. Люблю дарить подарки. Видеть, что людям приятно. Создавать праздник для кого-то.

— Как правило, в конце интервью я спрашиваю, а точнее предлагаю собеседнику поделиться тем, о чем по каким-то причинам не спросил. А также какую-то жизненную мудрость.

— Пользуясь случаям, я бы очень хотела рассказать об одном проекте, который совместно сделали актёры, лишившиеся работы. К сожалению, не могу назвать их имена.
Команда озвучила одну главу книгу Алены Церашковай “За летам ідзе зіма”. Книга о том, что беларусы — достойные люди, достойные будущей победы.

Чтобы закончить проект, ребятам нужна помощь. Поэтому объявили сбор средств. Как только соберется нужная сумма, продолжится работа над обработкой аудиозаписи, далее книга выйдет в свободный доступ для всех белорусов по всему миру.

Как помочь, можете узнав, пройдя по ссылке.

Кристина Дробыш. Фото: Aliaksandr Liulkovich

—  А теперь всё-таки мудрость от Кристины Дробыш — о чем она?

-— У меня есть одна. Придётся, однако, немного видоизменить, чтобы пройти цензуру. В общем так: «В любой непонятной ситуации всегда следует задаваться вопросом: а не херню ли я делаю?»

Всё потому, что иногда люди идут на поводу у своих эмоций. Особенно в такие тяжелые моменты. А беларусы, для меня, в принципе не очень эмоциональные люди. И когда их накрывают эмоции, они вообще не знают, что делать с этим. А нас ещё с детства не учат выражать или проговаривать свои эмоции. Родители чаще всего запрещают нам злиться, баловаться, плакать и так далее. Нас растят удобными детьми. И поэтому мы не знаем, что делать, когда нас накрывают эмоции.

Нужно включать голову. В любой непонятной ситуации. И каждый раз подвергать сомнению все, что ты делаешь. Не сомневаться в себе. Это разные вещи. А подвергать сомнению: не делаю ли я кому-то больно этим? Плохо? Хочу ли я это делать, в первую очередь.  А дальше можно открыть интересные жизненные вещи. Когда тебе не придётся бороться с собой каждый день. Ехать на ненавистную работу.

Так можно случайно научиться кайфово жить. Просто потому, что ты будешь заниматься не чем-то великим, но ненавистным. А чем-то простым. Что приносит тебе удовольствие каждый день. Это называется жить.

.