TOP

Конфликты в сфере «спадчыны»: гроссмейстер против бойца муай-тай

Древнее городище в урочище "Шведская Горка". Гомель

С председателем белорусского ICOMOS Степаном Стурейко сложно не согласиться. Сфера «спадчыны» – это действительно конфликтное поле. Скажем, есть энтузиасты, верующих в прерогативу символических ценностей, а не бренного злата. И есть те, кто желает любой ценой пополнить содержимое своих и так не пустых карманов. Конечно, их интересы не совпадают.

Вопрос в другом: как эти конфликты разрешать? Характерный для нынешних интеллектуалов релятивизм (у каждого, мол, своя правда) и вера в умение договариваться подобру-поздорову могут сослужить тут очень плохую службу. Ведь идеализмом у нас болеют не все, и вместо занимательной дискуссии мы будем все чаще встречаться с законом джунглей.

Конфликтами наша жизнь полна. Я это понимаю каждое морозное утро, когда надо спозаранку вылезать из теплой кровати, садиться в заиндевевшую машину и ехать добывать мамонта. Хотя, конечно, есть искушение придумать себе больничный.

Вот и нерадивый собственник исторической заброшки (а у нас, если кто не знает, де-юре они все в чьей-то собственности) с удовольствием готов на нее забить: путь и дальше разваливается. Вот и ушлый инвестор подумывает, как бы это надстроить на старом доме в центре пяток мансардных этажей. Ведь каждый квадратный метр – живые деньги!

К сожалению, выползать из кровати мне все же приходится: неумолимые обстоятельства вынуждают. А вот в случае с наследием такого «прымусу» нет.  Даже если действующее законодательство тебя к чему-то обязывает.

Примером тому — хотя бы большущая красная «плюха», которая возвышается над минским Верхним городом, закрывая видовую перспективу даже на святое святых: Дворец республики. О том, что высота новодела была увеличена вопреки всему – проекту, закону и здравому смыслу – с возмущением заявляли и эксперты, и общественные активисты, и сотрудники минкульта. Но двухэтажная крыша по-прежнему радует глаз.  Потому что это соответствует чьим-то интересам.

А вот свежий пример. Гомельский историк и просто патриот своего города Евгений Маликов оберегает одну из немногих местных достопримечательностей – памятник археологии «Шведская горка». В раннем железном веке там было поселение наших далеких предков, а сегодня это просто приметное место, которое при желании можно превратить в познавательно-прогулочную зону.

Интересы историка вполне понятны. Любой город – это не только совокупность жилых сот, но еще и некое семиотическое пространство, со своей историей и смысловыми доминантами.

Гомель ими обделен, пожалуй, больше, чем наши остальные областные центры. Поэтому места, где история еще сохранила свой след (пусть и едва заметный), следует не просто сохранять, а холить и лелеять.

Местные власти такими абстрактными категориями не мыслят. Их куда больше интересуют удобные для застройки участки, которые по какому-то недоразумению пока пустуют. И вот, на портале госзакупок был объявлен тендер на строительство новых многоэтажек в микрорайоне «Шведская горка».

Самой горке пока ничего не угрожает, но буквально впритык к ней должен вырасти очередной «человейник». И про ландшафтный парк можно будет забыть.

Как человек опытный, Маликов не давит на чувства, а лупит буквой закона. Согласно Кодексу о культуре, перед тем как решать судьбу прилегающих к памятнику наследия территорий, необходимо создать и утвердить проект зон охраны этого памятника.

То есть, специалисты должны определить, что навредит памятнику, а что нет, сколько ему надо «личного пространства». Причем это должно было предшествовать еще самой ранней стадии создания «человейника» – разработке градостроительной документации. Без проекта зон охраны памятника разрабатывать что бы то ни было запрещено.

А в случае со Шведской горкой – и разработали генплан, и спроектировали дома, и даже тендер на стройку объявили… Проект зон охраны, к слову, был создан, но почему-то не утвержден. Возможно, его автор – известный археолог Олег Макушников – хотел для горки слишком много личного пространства.

Маликов все это вежливо описал в своих обращениях к местной власти. Дескать, руководствоваться разработанной (за бюджетные, отметим, деньги) документацией нельзя, потому что не учтен один основополагающий момент.

И вправду: похоже, случилась правовая коллизия – толь по нерадению, толь по злому умыслу. Как из нее выходить? Кто виноват?

Конечно, историк. Пресса вылила на него ушат грязи, назвав беглым псевдопатриотом. Вот и поговорили.

Степан Стурейка говорит о том, что плохие примеры – это всегда опыт. Ну да.  Но вот насколько он в данном случае новый и полезный?

Ведь исход конфликта интересов отдельно взятого энтузиаста и обладателя денег либо власти как правило предсказуем. Побеждает сильнейший. Прав тот, у кого больше прав.

Это как поединок гроссмейстера с чемпионом по муай-тай. Причем в формате боя без правил.

Думается, выход здесь только один: эти правила все же установить. Одинаковые и незыблемые для всех. Примерно как правила дорожного движения.

Именно наличие таких правил и приведет к тому, о чем так мечтает уважаемый визави: переговорам, дискуссиям, поискам взаимовыгодных компромиссов.

Пока же сильнейшие могут себе позволить особо этим не заморачиваться.

 

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.