TOP

Автор: Ян Бертонович

Во второй нашей беседе культовый галерист Марат ГЕЛЬМАН потихоньку начинает удивлять. Ведь мы привыкли, что культовые фигуры, которые можно наблюдать в российском медиапространстве десятилетиями, не очень-то изменяются. Разве что морщины новые появляются, вот и все…   

В биографии российского культуртрегера Марата Гельмана немало крутых поворотов. Последняя его «реинкарнация» многим показалась странной. Оставив шумную Москву (куда ни разу не возвращался после объявления инагентом), он осел в маленькой тихой Черногории, где создал своего рода оазис для художников из проблемных стран. В том числе, и Беларуси: на арт-резиденции там побывала уже добрая дюжина наших авторов.

Конфликт вокруг фестиваля PRADMOVA я могу объяснить лишь охватившей нас истерикой. Ничего удивительного: у меня у самого руки колотятся от чтения новостей. Психолог бы, наверное, сказал, что это нормально. Адекватная реакция на неадекватные обстоятельства.

Внесение драников (вернее, традыцыі прыгатавання страваў з таркаванай бульбы) в список нематериального культурного наследия – это, конечно, отъявленная попса. Что, на мой взгляд, является главным достоинством данной инициативы.

Без сомнения, это был праздник со слезами на глазах. Правда, плакали одни, а праздновали другие.  Их разделяют вовсе не этнические барьеры или даже моральные установки. Они просто живут в разных реальностях.

Не успел Валентин Акудович подвергнуть остракизму русских классиков за приверженность к имперской идеологии, как им тут же стало прилетать. В трех городах Украины больше нет памятников Пушкину. Нерукотворного тоже скоро не будет: грядет ревизия школьной программы по литературе.

В сетях у нас все как с цепи сорвавшись обсуждают высказывание, свалившееся с языка одного очень уставшего президента. Не думаю, что это стоящее занятие. Данный президент в последний месяц спит явно куда меньше положенных семи часов в сутки, и вполне может сказануть чего-то не совсем того.

Как и следовало ожидать, «спецоперация» приобретает все более жестокий характер. Настолько жестокий, что, возможно, даже зрители российских каналов скоро перестанут верить, будто никакой войны в Украине нет. Хотя это не точно.

Кадры из разбомбленного российской авиацией роддома (вернее, больницы с родильным отделением) в Мариуполе разлетелись по всему миру. Это лишь один из множества примеров того безумия, которое там происходит. Но пример яркий и символичный – потому и попал в центр внимания. Именно по этой причине вслед за бомбардировщиками по больнице массировано отработала и роспропаганда.

Сегодня у православных прощеное воскресенье. Значит, в официальных российских и наших СМИ мы снова услышим много благодушных призывов. В тех условиях, когда один по преимуществу православный народ пытается сжить со свету второй, звучать они будут донельзя цинично. Но к этому мы уже почти привыкли.