TOP

Автор: Ян Бертонович

Меценат Павел Подкорытов опубликовал документ, который объясняет, за что государство уничтожило его благотворительные проекты. В том числе – и реставрацию усадьбы в деревне Падароск, куда было вложено уже немало. Это еще один «документ эпохи» (хотя, казалось бы, сколько можно). Его автор вошла в историю.

Беларусские добровольческие формирования в Украине все чаще становятся темой дискуссий и пересудов. Причиной тому не фронтовые операции, а политические амбиции. Скажем, полк Калиновского заявил об избрании внутри себя некоего сойма. Довольно странное решение для воинской единицы, внутри которой подразумевается жесткая субординация.   

Пару лет назад довелось спорить с одним аналитиком на тему лояльности Католической церкви. Он вопрошал: ну вот что ей сделают, если она более выразительно проявит позицию? Не будут же снова христиан львам скармливать... Я отвечал: «Вызовут пожарных». В итоге, так оно и случилось. 

Строительство моста через Лену в Якутске планировалось столько, сколько существует Российская Федерация. Но до сих пор не сложилось. Планы методично отодвигаются на потом – благодаря чему большинство жителей Республики Саха могут добраться до остальной цивилизации лишь по льду или на пароме, да и то не в любую погоду.

Недавние демарши Путина – это всего лишь очередная попытка подкинуть дровишек в топку, когда ты давно уже понял, что твой паровоз со всей дури мчится в пропасть. Что еще остается, ведь сворачивать некуда, а тормозить поздно? Плохо только то, что это не дрова, а люди.

Когда смотришь трансляцию похорон британской королевы, невольно вспоминаешь две простые истины. Во-первых, все мы смертны – хоть и не всегда внезапно. А во-вторых – человеческая память весьма избирательна. Особенно с исторической перспективы.  

Белорусское независимое арт-сообщество переживает невиданный доселе раскол – разумеется, на почве политики (про эстетику спорить давно уж не модно). Эмоции валят через край. «Нават уявіць ня мог, што так трыгерне мяне. Да ўсякага прызвычыўся. Боль і крыўда неўсцішваеца!!» – написал субботним утром в ФБ про старых своих друзей художник Алексей Лунев. А потом добавил: «Проста яшчэ адна ракета з нашага боку».  Многие ему вторили.

В ожидании новых препон на пути к шенгенской визе соотечественники привычно и тяжко вздохнули. Они давно уже приспособились к тому, что заветные цветные бумажки надо именно доставать – как в советские времена дефицитные шпроты и апельсины.

Смерть во время войны – новость не из ряда вон выходящая. Почему же тогда убийство имперской пропагандистки (как утверждал отец, она сама называла себя бойцом) обсуждают куда больше, чем глазик, выбитый в тот же день осколком русской ракеты украинской девочке из Вознесенска – которая уж точно нонкамбатант и невинная жертва? 

В моей ленте ФБ все больше постов на кулинарную тему. В частности, я узнал, что знаменитый литератор и художник в качестве десерта предпочитает арбуз, а неутомимый охранник наследия любит цуккини. У некоторых все это вызывает праведный гнев. Вот и бескомпромиссная журналистка Ирина Халип заявляет, что не время сейчас для гастрофестов. Но тут возникает вопрос: какой должна быть кухня темных времен?