TOP

Справедливость сержанта по имени Нурсултан, или Почему 162 человека владеют половиной состояния страны

Факты нестабильности, наблюдаемые все чаще на постсоветском пространстве, — это проблема модерна, а не архаики

Изображение: Depositphoto
До 2020 года СНплюс существовала благодаря подписке читателей. Сейчас печать газеты запрещена. Но подписка читателей возможна! Мы не сдаемся и продолжаем работать в интернете. Все материалы бесплатны и доступны каждому. Подписываясь на СНплюс через Патреон (это безопасно!), вы помогаете распространению независимой информации, поддерживаете свободу слова.

Во время рабочей поездки по Брестской области белорусам в очередной раз напомнили о роли справедливости в поддержании стабильности в современном мире: «Если люди видят, прожив десятки лет в новой реальности после распада Советского Союза, что этой справедливости нет вообще… Все становится хуже и хуже. Одни богатеют, другие нищают».

Лидеры распределения

Тема справедливости во время общения с журналистами всплыла неслучайно. События в Казахстане еще свежи в памяти. За три десятилетия своего правления первый президент государства казахов в вопросах справедливости добился выдающихся результатов. Чтобы не породить очередной фейк в столь деликатном вопросе, сошлюсь на второго президента. Согласно информации, которую он озвучил 21 января, «всего 162 человека владеют половиной состояния страны».

Вы бы так смогли? То-то же. А Елбасы смог. На то он и Елбасы, отец-основатель первого государства казахов! Я бы не только столицу назвал его именем, но и к названиям всех населенных пунктов страны добавил слово из трех букв, но не то, что вы подумали, а «НУР» (араб. — свет).

Однако личный вклад отца-основателя в формирование казахского варианта справедливости проходит по разряду субъективных факторов. Без опоры на фактор объективный, будь первый президент хоть трижды Елбасы, он не смог бы ворваться в мировую элиту распределителей национальных богатств по справедливости.

Человечество выработало два способа создания национальных богатств: за счет труда и за счет ренты. В первом случает эффективность власти определяется ее способностью создавать благоприятные условия для экономически активного населения страны. Если таковые условия созданы, то из миллионов индивидуальных усилий и формируется общенациональный «пирог».

Во втором случае требуется минимум работников. Любое превышение этого минимума означает дополнительный рот, а не дополнительную пару рабочих рук. Вот почему для попадания в список стран-лидеров по производству ВВП на душу населения требуется не только добывать много нефти (газа, руды и т.п.), но иметь небольшое количество подданных, претендующих на часть национального богатства.

Организовать добычу полезных ископаемых способен любой африканский сержант. Оксфорды и Кембриджи заканчивать не обязательно. Достаточно пригласить транснациональные компании и договориться с ними о распределении ренты.

Но дьявол, как всегда, прячется в деталях. Куда же без него? Прежде чем приступить к присвоению «своей» части ренты, сержанту необходимо доказать «свои» права на нее. В любой африканской стране, располагающей природными богатствами, имеется переизбыток сержантов, наделенных даром делить по справедливости. И потому в африканских странах, Богом при раздаче полезных ископаемых не обиженных, гражданские войны являются скорее правилом, чем исключением.

В Казахстане монопольное право на сержантские лычки на протяжении 30 лет оберегал от конкурентов первый президент Казахстана. Но сколько веревочке ни виться, а конец будет. Такова правда жизни.

Грозит ли смена караула типу справедливости, сложившемуся в Казахстане? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Но жизненный опыт подсказывает, что у пессимистов будет больше шансов приблизиться к истине, чем у их оптимистичных оппонентов.

Статистика демонстрирует, к каким печальным последствиям в экономике и социально-политической сфере приводит затянувшееся правление лидера даже после падения режима. Два-три десятилетия — срок достаточный для возникновения колеи, вырваться из которой непросто ни обществу, ни элите.

Казахские титушки

Цитата из первого абзаца настоящего опуса фактически перечеркивает «тысячи тон словесной руды», извлеченной ранее из пропагандистских карьеров и шахт для объяснения массовых протестов в Казахстане. Она стоит того, чтобы ее повторить: «Если люди видят, прожив десятки лет в новой реальности после распада Советского Союза, что этой справедливости нет вообще… Все становится хуже и хуже. Одни богатеют, другие нищают».

Но если справедливости «нет вообще», то на какую стабильность мог рассчитывать казахский сержант, активно набивавший собственные карманы и карманы своей многочисленной родни доходами от экспорта нефти и прочих природных ресурсов?

Если справедливости «нет вообще», то каким образом западным кукловодам мог пригодиться белорусский опыт при формировании в Казахстане бандформирований? Ребята, вы определитесь. Ситуация напоминает известный анекдот, в котором персонажу предложили или крестик снять, или трусы надеть.

Факты мародерства в Алматы никто не отрицает. Но каковы причины? Историю о 20 тыс. вооруженных боевиках, непонятно откуда взявшихся и столь же непонятным образом растворившихся, лишь только ОДКБ заявило о своей поддержке второго президента, обсуждать несерьезно.

Понравился материал? Поблагодари редакцию на Патреоне (это безопасно) и поддержи подготовку таких материалов в будущем.

К счастью, еще не все умные люди, способные мыслить самостоятельно, кормятся из государственных бюджетов учредителей Союзного государства.

Слово доктору философских наук, россиянину Игорю Чубайсу: «Весной 53-го, сразу после смерти Сталина, Берия объявил амнистию. На свободу были выпущены тысячи уголовников, которые устроили массовые разборки на улицах больших городов. Цель Берии была проста — ссылаясь на жуткий бандитизм, потребовать увеличить бюджет МВД и усилить давление на общество. Похожая ситуация была и в Киеве, где в феврале 2014 года на улицах города появились т.н. титушки. Согласно ряду сообщений, в Казахстане в дни протестов на свободу были выпущены заключенные из тюрем, а верховодил погромами известный у казахов вор в законе».

Проблема транзита власти в Казахстане, как справедливо заметила российский политолог Екатерина Шульман, это проблема модерна, а не архаики. В наши дни единицам демонстративно увлекаться престижным потреблением на глазах миллионов небезопасно.

В Минске, в отличие от Нур-Султана, это понимают. Вот почему у массового протеста в Беларуси в 2020 г. не было экономической составляющей, а в Казахстане все началось с повышения цены на автомобильное топливо (газ).

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.