TOP

Инфраструктура во имя политики. Будут ли новые памятники человеческой глупости?

Во всей этой чехарде последних дней и беспомощных попытках ее отрефлексировать как-то потерялось решение о строительстве порта для белорусского калия в Ленинградской области, принятое в братских объятиях. Подоплека и ежику понятна: пусть эти литовцы теперь утрутся.

Да, когда пахнет порохом, не самое время рассуждать о том, как как политика (или, вернее, личные интересы и амбиции конкретных политиков) влияет на серьезные инфраструктурные проекты. Но запах проходит, а залитые бетоном сваи остаются. В Беларуси можно без труда отыскать весьма поучительные примеры тех решений, которые принимались в сердцах, исходя из сложившейся обстановки. Только в окрестностях Гродно их два.

Нет сомнения, что построить новый порт – куда проще, чем выпустить политзаключенных и наладить с соседями более-менее адекватные отношения. Тем более, здесь ведь дело принципа и задетый гонор.

Думается, примерно так же считали и в 1823 году, приступая к строительству водного пути, который связывал бы бассейны Балтийского и Черного морей. Впрочем, не совсем: здесь первую скрипку все же играла экономика. Пруссия, владевшая тогда устьем Немана, ввела большие пошлины на транзит. И Российская империя решила, что это хороший повод утереть нос соседям. А заодно и сэкономить.

История создания этого уникального гидротехнического сооружения выглядит чем-то вроде строительства БАМа – разве что, без своих бытописателей. Экскаваторов тогда не было, комсомольцев тоже. Зато были крепостные.

Надо ли говорить о том, что глупая идея потратить эти деньги на школы и больницы для своих подданных в августейшие головы даже не приходила?

Процесс предсказуемо растянулся. А время, между тем, шло своим чередом. Сначала Пруссия пошлины уменьшила, потом начались восстания, стало не до того… А потом и вовсе появились поезда, и сам характер транспортной инфраструктуры глобально изменился.

Августовский канал так и не достроили: в окрестностях Вентспилса, где должна была появиться его вторая часть, и сегодня можно найти заросшие тиной канавы.

Августовский канал — Википедия

То, что все-таки успели построить, уже который век пытаются использовать в рекреационных целях. В Польше более удачно, у нас – все никак не прет. Зачем-то предлагают внести канал в список наследия ЮНЕСКО. Хотя номинаций вроде «выдающиеся памятники человеческой глупости» там, насколько я знаю, не предусмотрено.

И даже если когда-нибудь (понятно, что совсем нескоро) можно будет сесть в Гродно на сувенирный пароходик и под стрекот цикад пересечь по этому каналу границу с Польшей, потраченные усилия наших предков это все равно не окупит.

Но разве в условиях абсолютизма бывает повод задуматься, что глобальные инфраструктурные проекты обычно переживают своих создателей и актуальный для них статус кво?

Рядом с каналом – еще один прекрасный объект: полтора десятка фортов Гродненской крепости. Отыскивать в лесах эти монструозные бетонные сооружения, в каждом из которых легко заблудиться, – любимое занятие для многих поколений сталкеров.

Казалось, звездный час для крепости настал в 1915-ом, во время немецкого наступления. Но тогда ее (пусть себе и до конца не достроенную) толком даже не пытались оборонять. Все, что было построено таким трудом, решили напрочь взорвать – хотя и это оказалось непосильной задачей.

А дальше – с развитием способов уничтожения – бетонные нагромождения и вовсе потеряли актуальность. Благодаря чему в одном из фортов успели вырасти приличного размера сталактиты, которые сегодня радуют редких спелеологов.

Гродно, второй форт, фото Grodno.in

Кстати, похожая ерунда случилась и с крепостью в Лиепае. К Минску она имеет самое непосредственное отношение. Дело в том, что незадолго до превращения города в крепость там появилась своя электростанция – вполне недурственная по тем временам. Но в бюджете была прописана новая, еще круче.

Разумеется, про подданных и их пошлые жизненные интересы в этот исторический момент никто не думал. Ну да, впрочем, подданные скоро напомнят о себе… До 1917-го оставалось всего ничего.

Но тогда денег при строительстве стратегически важного объекта, как водится, не считали, воровали поэтому вагонами.  Прежнюю электростанцию сбагрили за бесценок. Ее вовремя купил ушлый мэр Минска граф Чапский, и у нас на улицах появились электрические фонари.

Ну а потом по высочайшему велению эту электростанцию, как мы знаем, снесли, и сейчас там… снова воплощение чьих-то инфраструктурных мечт.

Первая Минская ТЭЦ, коллекция Глеба Лободенко

Неисповедимы твои пути, история…

И здесь надо обязательно напомнить, что Российская империя издревле имела с инфраструктурой большие проблемы – не зря ведь появилась крылатое выражение про дороги и дураков. Причем эти засады ощущались не на каких-то задворках колониальной державы, а в самой что ни на есть метрополии.

В общем, ситуация там с тех пор не изменилась. Ну да, построить мост на захваченный полуостров, дорожная сеть которого в муках разрабатывалась не одно столетие – дело настоящего лидера. А вот нормально заасфальтировать улицы Рязани – это работка для лохов.  Оно подождет. Еще пару веков как минимум.

Лохи тоже подождут. Или нет?

Мой сосед на днях рассказал анекдот, который услышал еще в Польской республике народовой. Жена ее коммунистического лидера Гомулки берет трубку, слышит женский голос: «Проше пана Владислава». – «Пшепрашам, а хто пани ест?» – «Естем школьна пшыяцелька» – «Естесь курва! Пан Гомулка нигды до школы не ходзил».

…Но, впрочем, я оптимист. И, невзирая на преклонный (по меркам Пушкина) возраст, еще рассчитываю полазить с внуками по тем бессмысленным бетонным кубам на берегу Финского, которые предназначались стать оплеухой европейскому империализму. Заодно расскажу им о причинах порчи ландшафта. И они удивятся.

Удивятся хотя бы тому, что за бессмысленные инфраструктурные решения их инициаторам не приходилось отвечать перед своими избирателями.

Ну, да это я оптимист…

 

 

 

 

 

 

 

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.