TOP

Единственное место, куда согласится выехать Путин для переговоров с Зеленским, – это Беларусь

Изображение: Depositphotos

Военный аналитик о том, как меняется тактика российской армии в ходе войны, выживут ли защитники окруженных городов, появится ли в Беларуси ядерное оружие и каковы шансы беларусов не быть втянутыми в прямые военные действия

О перспективах войны России против Украины и месте в ней Беларуси мы побеседовали с военным обозревателем Александром Алесиным.

Война будет затяжной и ожесточенной

– Россия убедилась, что блицкриг – провалился. Степень сопротивления украинских войск оказался выше, чем ожидали: все крупные города превратили в хорошо укрепленные оборонные пункты. Действительно, украинцы ввели танки, артиллерию, бронетехнику, РСЗО в городскую застройку, где ее очень тяжело поразить.

Хотя россияне и продвинулись достаточно далеко между городами – опорными пунктами, возможно, через неделю выйдут на линию Днепра. Но оставлять в тылу такие крупные городские массивы, как Харьков, Мариуполь, не могут: их придется все равно атаковать и зачищать.

Тактика России вот в чем: оставить крупные города в глубоком тылу, а потом, при помощи специальных штурмовых групп, отрядов будут предпринимать попытки брать там опорные пункты. Это потребует значительного времени и будет стоить больших жертв как наступающим, так и обороняющимся. Но хуже всего придется мирному населению, которое останется в своих домах.

Уйти сейчас из укрепленных пунктов в городах Вооруженные силы Украины и национальные батальоны не могут в виду того, что у них на исходе ГСМ, а в поле, на дорогах, они окажутся беззащитными перед авиацией агрессора.

За то, что российские войска пересматривают планы и готовятся атаковать опорные пункты в городах, говорит и такой факт: Шойгу предложил привлечь добровольцев из Ближнего Востока, с Сирии.

Эти подразделения набили руку на боях в городской застройке, но сейчас остались без работы. Асад боится распускать их, опасаясь, что под пеплом пламя может снова полыхнуть в Сирии. Таким образом он отплатит за военную помощь, которую Россия оказывала Дамаску и оказывает.

Есть и еще одно обстоятельство.

Говорят, что на территорию Украины прибывают бойцы ИГИЛ, которые хотят воевать на стороне Украины; получается, против бойцов ИГИЛ могут  задействовать сирийские, курдские подразделения, которые недовоевали на Ближнем Востоке. Заявления Путина и Шойгу носят характер пропагандистский, пиаровский – надавить на тех ИГИЛовцев, которые только собираются ехать в Украину.

Все свидетельствует о том, что война примет затяжной характер. Российская Федерация не желая идти на большие потери будет стремиться выйти на линию Днепра, оставить опорные пункты у себя в тылу, а затем постепенно, без спешки, зачищать их. Россияне рассчитывают их добить или выдавить в чистое поле, где уничтожат при помощи авиации.

У опорных пунктов нет надежды на помощь Вооруженных сил Украины, потому что они заняты обороной столицы и сдерживанием российских войск, которые не должны перейти линию Днепра.

Я ожидал, что события будут развиваться стремительнее. Месяц – чрезмерно оптимистичный срок для продолжения войны, если Киев не примет условия Кремля.

Украина сопротивляется ожесточенно, наносит значительные потери российской армии, но беззащитность с воздуха практически предопределяет печальный конец. Поэтому Зеленский изо дня в день требует закрытия неба над своей страной, создания бесполетной зоны, а Запад также постоянно отказывает, боясь прямого столкновения с Россией и третьей мировой войной.

Путин не может отступить: это чревато потерей не только рейтинга, но и самой власти, если не доведет войну в Украине до конца. И покажет себя слабым лидером среди своих союзников – не только на постсоветском пространстве, но и на Ближнем Востоке, Азии, Африке. Если Путин отступит, пойдет на компромисс, тогда его судьба как политического лидера предрешена.

Поэтому, думаю, борьба будет жестокой, с большими потерями, Путин, пользуясь своим преимуществом, попытается дожать Украину до капитуляции.

Вероятность применения ядерного оружия – маленькая

– Лукашенко неоднократно называл роль Беларуси – прежде всего прикрытие западного стратегического направления, кратчайшего пути на Москву. НАТО не собирается воевать с Россией, но с чем черт не шутит. И прикрытие северо-западного направления – со стороны стран Балтии.

Именно под эти цели Лукашенко просил во время последнего визита (Эйсмонт проговорилась) современные вооружения и, похоже, у Путина не будет другого выхода, как дать их.

Какую оплату Москву потребует? Из сообщения той же Эйсмонт следует, что речь идет о встречных поставках машиностроительной продукции, производство которой остановится в России из-за эмбарго на западные технологии и запчасти: сельхозтехника, автомобильная техника, городской транспорт… 60-70% этой техники в России выпускалось при помощи западных комплектующих, с использованием западных технологий. Похоже на бартер, который Лукашенко использует для укрепления границ.

И вторая роль – Беларусь как тыловая база российских войск, наступающих в районе Киева, откуда поступают материальные ресурсы, подкрепление и куда поступают раненые и убитые, одни – для лечения, другие – для отправки в РФ по Беларусской железной дороге. Это наиболее оптимальный путь для группировки, задействованной в районе Киева: на востоке зона боевых действий, оттуда переброска подкрепления и военного имущества в район Киева практически невозможна.

А еще Беларусь станет как бы квазинезависимой площадкой для продолжения переговоров с Украиной, потому что сторонам никуда не деться – раньше или позже придется сесть за стол переговоров, а другого места, на которое согласится Россия, нет.

Кстати, таким образом РФ демонстрирует Украине свое превосходство, вынуждая принимать свое предложение. Россия также не хочет, чтобы Беларусь была замазана в реальных военных действиях: тогда Украина просто не поедет в страну, которая ведет прямые военные действия (бомбит, стреляет, наступает).

Даже если Лукашенко захочет, Россия не даст ему возможности вступить в прямую войну с Украиной: Беларусь нужнее как переговорная площадка. А в перспективе и переговоры с Западом об урегулировании конфликта тоже могут проходить на территории Беларуси: здесь действует ряд посольств зарубежных государств, которые могли бы стать посредниками в таких переговорах между Россией и Европой. Единственное место, куда согласится выехать Путин для переговоров с Зеленским, – это Беларусь; он персона нон грата во всех странах мира, а кроме того, никто не возьмется гарантировать его безопасность. Один выход – Беларусь.

Хочу также поделиться своим мнение насчет современных вооружений, о которых шла речь в Москве на переговорах.

Зенитно-ракетные комплексы С-400, оперативно-тактический комплекс «Искандер», завершение поставок многофункциональных истребителей Су30СМ – это наиболее мощные вооружения, которые могут повлиять на развитие ситуации в нашем регионе, то есть, оказать решающее воздействие.

И «Искандер», и Су 30СМ являются потенциальными носителями ядерного оружия, а С-400 могут образовать бесполетную зону над странами Балтии, над значительной частью территории Польши и Украины, даже находясь на территории Беларуси.

Лукашенко просил у России и боевые вертолеты Ми-35, и бронетранспортеры, но все эти вооружения не имеют решающего значения для оперативной и стратегической ситуации в нашем регионе.

Отдельно прокомментирую возможность появления ядерного оружия в Беларуси.

Я сказал: «носители ядерного оружия». На то они и носители, чтобы когда-то, возможно, и понести ядерное оружие. Если ситуация обострится, не исключаю, что тактическое ядерное орудие может значиться в планах российских генералов: авиационные бомбы, реактивные системы и артиллерийские снаряды со спецбоеприпасами.

Из Конституции исключено положение о стремлении к безъядерному статусу.

Но вероятность применения ядерного оружия маленькая: Россия тогда не получит плодов своей победы. В ядерной войне победителей не будет.

 

 

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.