TOP

От самоизоляции производства к самоизоляции науки

Изображение: Депозитфото

Либо мы освоим западные технологии, заблокировав западные идеи, чуждые нашему менталитету, либо нас сомнут.

«Ты их в дверь — они в окно!» О ком или о чем речь в песне Владимира Высоцкого? Ответ зависит от ситуации. В данном случае речь идет о чуждых нам гуманитарных идеях, подобно ракушкам на днищах кораблей обживающих западные технологии.

В роли данного случая 1 апреля выступило торжественное мероприятие, на котором вручались премии ученым Союзного государства. Естественно, не обошлось без напутствия:

«На этом идеологическом фронте вы — главные бойцы. Потому что идеи, не свойственные нашему славянскому менталитету, а порой губительные для нашего духовного развития, экспортируются к нам извне прежде всего с технологиями. Поэтому вы, исследователи и разработчики, должны быть хотя бы на шаг впереди. Должны быть в авангарде развития наших стран».

О каких несвойственных нашему менталитету идеях речь? Полагаю, в первую очередь об идее сменяемости власти. Практика — критерий истины. Без подсказки Википедии сегодня и не вспомнить, сколько глав государств сменилось у наших соседей в Польше и странах Балтии с 1994 г. А в Беларуси? Чувствуете разницу?

На необходимость технического заимствования для выживания «нашей восточнославянской цивилизации» указывал еще лучший друг физкультурников товарищ Сталин:

«Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут» (4 февраля 1931 г.).

Многое из намеченного за десять лет, т.е. до начала войны, большевикам удалось сделать, и не в последнюю очередь за счет повторного (после Петра) прорубания «окна в Европу». В этом, пожалуй, и заключается главное отличие нынешнего момента от его исторических аналогов.

Четыре столетия то, что на торжественном мероприятии 1 апреля было названо «нашей восточнославянской цивилизацией», заимствовало технические достижения Запада, максимально ограничивая при этом заимствование культурных образцов, эти достижения порождающие.

Но то, что худо-бедно работало до первой половины XX века, во второй его половине работать отказалось. Поэтому курс на самоизоляцию, выраженный, в частности, в политике импортозамещения, не высосан из пальца и не является результатом неадекватного поведения политической элиты Союзного государства. Все закономерно, ибо при наличии открытого окна в Европу, позволяющему всем флагам свободно заходить к нам в гости, политической элите не выжить.

Вот такая она, американская демократия…

«Картину мира» моей сестры, проработавшей врачом всю свою сознательную жизнь в Ленинграде-Петербурге, передает следующее откровение:

«Ельцин был пьяницей, и поэтому при Ельцине мы жили плохо. Путин же — молодец. При Путине я живу хорошо. Я за Путина!».

На протяжении многих лет откровение моей сестры служило для меня образцом эффективности пропаганды, против которой любые альтернативные аргументы бессильны. Но родиться глупым не стыдно, стыдно умереть дураком, и после долгих размышлений я понял правоту сестры.

Поясню на примере США. Какая доля ее взрослого населения способна аргументированно отличить политику демократов от политики республиканцев? Социологическими данными я не располагаю, но полагаю, что за границу нескольких процентов она не выйдет.

Но явка на президентских выборах в 2020 г. составила 66,2% от 239,2 млн списочного состава избирателей. Следовательно, около 150 млн американцев сделали свой выбор на основании критериев, принципиально от критериев моей сестры не отличающихся. Т.е. тот, кто полагал, что его жизнь за при Дональде Трампе улучшилась, проголосовал за него, а тот, кто так не считал, проголосовал против.

Вот такая она американская демократия, на первый взгляд от своего российского аналога ничем не отличающаяся. Но только на первый взгляд.

Все дело в сменяемости власти. Если большинство избирателей считает, что за последний избирательный цикл его жизнь ухудшилась, то этого достаточно, чтобы политическая элита уступило место у государственного штурвала контрэлите.

Выборы — это механизм корректировки курса развития. Курс вырабатывают политические элиты, избирателям же необязательно разбираться в тонкостях политики. Важно, чтобы их голоса считались по принципу 2+2=4, а не 2+2=сколько требуется считающим.

Дело за малым

Вернемся на родную землю. В первом десятилетии XXI века белорусская экономика прирастала на 7,7% ежегодно, во втором — на 0,9%. Как это отразилось на электоральной поддержке поводырей? Официально никак. Соответственно и курс остался неизменным. Он был единственно верным, единственно верным и остался.

Остаться верным не означает остаться неизменным. То, что мы наблюдаем после 2020 г., а тем более после 24 февраля 2022 г., с высокой степенью вероятности вернет Беларусскую модель в 90-е.

Но разворот на 180в правильность курса никак не отразится. Такова традиция. 73 годы Ильичи в кепках и без кепок своими указующими перстами формировали ее у трех поколений советских людей.

Время санкций — время возможностей для всех без исключения:

«Для ученых — это огромный шаг, вы будете востребованы как никогда. Никакие политики, никакая экономика без вас, без новых прорывных, инновационных технологий ничего сделать не смогут».

Советские прорывные технологии на поверку оказывались аналогами западных технологий. Как заимствования осуществлялись на практике, автор настоящего опуса имел возможность двадцать лет наблюдать на ПО «Интеграл».

В каком месте с тех пор оказался бывший флагман советской электронной промышленности — тема для отдельного увлекательного разговора. Но кого сегодня это волнует? Главное, что «на идеологическом фронте вы (ученые — С.Н.) — главные бойцы. Потому что идеи, не свойственные нашему славянскому менталитету, а порой губительные для нашего духовного развития, экспортируются к нам извне прежде всего с технологиями».

Дело, следовательно, за малым — за созданием фильтров и сепараторов, способных отделять западные технологии от идей, породивших эти технологии.

 

 

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.