TOP

Беларусь – продовольственный донор для всего мира? Сказка: наше село – банкрот

Изображение: Депозитфото

Главная проблема сельского хозяйства – недостаток финансовых ресурсов, а главная причина – это государственная форма собственности в АПК.

По состоянию на 1 марта 2022 года юридические лица АПК задолжали банкам 7,689 миллиарда рублей (год назад размер задолженности составлял 7,313 миллиарда рублей).

Основной объем кредитов оттянули на себя производители продуктов питания — 4,597 миллиарда рублей, животноводство (1,279 миллиарда рублей) и смешанное сельское хозяйство (925,1 миллионов).

За год количество убыточных хозяйств выросло на 5%: с 49,7% в 2020 году до 54,2% по итогам 2021 года.

Насколько критичны долги сельского хозяйства? Какие риски они несут АПК?

Поговорили с кандидатом экономических наук Петром Мигурским.

— Задолженность не играет никакой роли для беларусского сельского хозяйства.

Дело в том, что соотношение задолженностей должно составлять в пропорции 2 к 1: любая кредиторская задолженность обязана покрываться самое малое 50% дебиторской. Однако редкий район в Беларуси выдерживает это соотношение, в связи с чем даже принято соотношение 3 к 1. Но процедуру банкротства могут включить даже при таком соотношении, когда юридическое лицо не имеет возможности рассчитаться по своим долгам. Помню, в Шарковщинском районе Витебской области один год соотношение кредиторской и дебиторской задолженности было 39 к 1. В Могилевской области очень некрасивая ситуация в Краснопольском, Хотимском, Чаусском районах.

Если посмотреть на статистику в целом по агрокомплексу, то это соотношение в среднем составляет 6,6 к 1. В целом сельское хозяйство в Беларуси банкрот.

Но если подходить к делу формально и начать банкротить сельхозпредприятия, то мы получим продовольственную пустыню в стране. Правительство не допускает такой подход, и я считаю, поступает правильно.

Каким способом выходят из положения?

Главный и самый простой  – присоединить убыточное предприятие к более сильному. Как правило, первое из них имеет очень большой диапазон кредиторской и дебиторской задолженности: разрыв достиг таких масштабов, что никогда это юридическое лицо не покроет обязательства перед кредиторами.

Более того,

сельское хозяйство Беларуси никогда и не выйдет из состояния банкротства. Самая главная причина в том, что оно у нас государственное.

Если фермеры берут на себя ответственность за работников, за выплаты зарплаты им, то не ходят по райисполкомам и не кланяются чиновникам.

Что до присоединения слабых к сильным. Процесс этот начался в середине 1990-х годов и продолжается до сих пор; негатив количества убыточных предприятий был в итоге нивелирован. Посмотрите, сколько навешали различных убыточных хозяйств на птицефабрику «Ганна», но она пока справляется.

Однако из-за санкций ограничен приток белка в Беларусь, причем качественного белка (например, сои). Если среднесуточный привесы в «Ганне» опустятся до среднего уровня по Беларуси, считай, что эта фирма накрылась.

Чтобы понять это, приведу такую статистику: в целом по Беларуси среднесуточный привес на птице составляет 54 грамма, а у «Ганны» – 60-62 грамма, и эта разница позволяет птицефабрике выплывать по рентабельности, по прибыли, вести расширенное воспроизводство с минимальным привлечением банковских кредитов. Хотя все село у нас закредитовано.

Кстати,

сегодня в Беларуси нет ни одного сельхозпредприятия, которое бы вело расширенное воспроизводство за счет собственных средств.

Поэтому все разговоры о росте кредиторской задолженности – это разговор ни о чем.

Когда мы говорим о низкой эффективности сельского хозяйства, надо задаться вопросом: а почему оно должно быть высокоэффективным, если государство не оказывает помощь?

Сельскому хозяйству нужно минимум 3 миллиарда долларов в год, а ему выделяют максимум 700 миллионов.

Сегодня главная проблема сельского хозяйства – недостаток финансовых ресурсов, а главная причина – это государственная форма собственности в АПК.

Самая эффективная форма хозяйствования на селе – домашнее хозяйство. Смотришь, бабушке 80 лет, а она все равно и посадит картошку, и уберет, и не нужен ей ни бензин, ни валютные ресурсы – со своей пенсии она со всеми рассчитается. Единственная беда, что

домашних хозяйств с каждым годом все меньше и меньше, все меньший объем занимают в общей доле производства: если 10 лет назад доля производства домашних хозяйств составляла 24%, а сейчас – 16%.

А на втором месте – фермерские хозяйства: там уровень рентабельности держится в районе 30%. А вот бюджетные надбавки за продукцию они получают в последнюю очередь.

Не встречал ни одного района, где сначала дали бы деньги фермеру, а потом колхозу: все наоборот.

Но рентабельность фермерских хозяйств около 30%. А рентабельность колхозов и совхозов – около 10%.

 

 

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.