TOP

Валерий Карбалевич: Слезть с тигра. Задача ясна, но как это сделать?

Прежняя стратегия выживания режима Лукашенко в союзе со страной-агрессором разваливается на глазах. Власти лихорадочно ищут новую.

Изображение: Депозитфото
До 2020 года СНплюс существовала благодаря подписке читателей. Сейчас печать газеты запрещена. Но подписка читателей возможна! Мы не сдаемся и продолжаем работать в интернете. Все материалы бесплатны и доступны каждому. Подписываясь на СНплюс через Патреон (это безопасно!), вы помогаете распространению независимой информации, поддерживаете свободу слова.

Мы с Путиным не настолько глупы, чтобы действовать старыми методами…

Из ответов А. Лукашенко на вопросы журналистов во Владивостоке

Ставка на быструю победу

Вы будете смеяться, но Владимир Макей обратился к ЕС с предложением о диалоге. Это значит, что прежняя модель выживания становится не функциональной.

До сих пор вся стратегия официального Минска строилась не просто на союзе с Россией. Основным условием этого союза после 2020 года стало подключение Беларуси к геополитическому конфликту РФ с Западом и Украиной. Лукашенко включился в этот внешнеполитический курс с удовольствием и даже энтузиазмом. Ведь это полностью соответствовало его интересам и ценностям.

Когда началась война России против Украины, Лукашенко полностью поддержал союзника, пообещал в случае необходимости любую военную помощь. Если следовать риторике Лукашенко, то ставка делалась на быструю победоносную войну, распад украинского государства. Накануне войны в интервью Владимиру Соловьеву он говорил: «Украина никогда с нами не будет воевать: эта война продлится максимум три-четыре дня. Там некому будет против нас воевать».

Лукашенко понимал неизбежные издержки от участия в войне на стороне России, но рассчитывал получить значительные экономические и политические дивиденды от быстрой победы.

Предполагалось, что Москва отблагодарит единственного союзника по законам военного времени. То есть очень щедро. Новый пропутинский марионеточный режим на Украине откроет для Беларуси украинские порты для экспорта калия и нефтепродуктов, так как балтийские порты заблокированы. Кроме того, Украина после поражения в войне станет идеологически родственным государством Беларуси и России, частью «русского мира».

Москве и Минску казалось, что реакции Запада бояться не стоит, потому что там все политики, как образно когда-то сказал Лукашенко, лишены мужского достоинства. Предполагалось, что действия западных стран будут примерно такими же, как после Крыма в 2014 году.

Расчеты не оправдались

Однако с самого начала что-то пошло не так.

Плохие новости начались с того, что российские войска, приехавшие на учения в Беларусь, остались здесь вопреки желанию официального Минска и с белорусской территории осуществили атаку на Украину.

Второй и главной неожиданностью стало то, что Украина не только не развалилась, как предполагали лидеры Беларуси и России, но и очень успешно и эффективно сопротивляется. Выяснилось также, что боеспособность российской армии очень низкая. Война превращается в затяжную, кровавую, тупиковую. И теперь вопрос состоит не в том, как пожинать плоды победы, а как выйти из этой авантюры, сохранив политическое лицо.

Неожиданностью также стала полная, я бы сказал, тотальная международная изоляция агрессора. Только три страны поддержали Россию и Беларусь в голосовании в ООН: Северная Корея, Сирия и Эритрея. Страны ОДКБ спрятались в кусты.

Вопреки ожиданиям, казалось бы гедонистский, декадентский, отяжелевший от избытка потребления Запад продемонстрировал свою сплоченность и силу. Причем ответил он асимметрично, применив то оружие, которое оказалось в его руках самым эффективным – экономические санкции. В результате Беларусь и Россия выброшены из мировой экономики, вынуждены переходить в режим автаркии.

Для Лукашенко становится очевидным, что запахло жареным. Жить в изоляции под жесткими западными санкциями неуютно. А экономическая деградация ускоряется, Россия не может компенсировать потери. Нетрудно заметить некоторую растерянность официального Минска. В последнем публичном выступлении министра иностранных дел Владимира Макея звучат нотки обречённости и безысходности.

В поисках выхода

Лукашенко и его ближайшее окружение пытаются лихорадочно искать новые способы выживания. Цельной стратегии нет и не просматривается на горизонте. Мы наблюдаем пока только отдельные импульсивные попытки нащупать какие-то точки опоры.

Первая проблема, которую официальный Минск пытается решить, это, говоря языком китайского фольклора, слезть с тигра, чтобы тот не съел. То есть как-то отскочить, дистанцироваться от российской войны, избавиться от статуса пособника агрессора и при этом не рассердить Путина. Поэтому белорусские власти настойчиво доказывают, что Беларусь не участвует в войне, всячески отрицают, что с белорусской территории осуществляется нападение на Украину. «Это не наша война», – заявил Лукашенко 7 апреля. Как вариант выхода – переодеться в тогу миротворца.

Поездка Лукашенко на Дальний Восток, очередная встреча там с Путиным мало что поменяла в двусторонних отношениях. Большого практического смысла она не имела.

Хочу обратить внимание, что последние встречи Лукашенко и Путина сопровождаются регулярным выходом к журналистам, что раньше было редкостью. Лидеры-изгои нуждаются в регулярной эмоциональной подзарядке. В частности, для Путина война в Украине идет неудачно, он находится в ситуации постоянного стресса и дискомфорта. И тут приезжает Лукашенко и перед телекамерами называет Россию своим старшим братом, говорит, что Путин все делает правильно, если бы Россия не напала на Украину, то последняя готовила нападение на российскую территорию, а Буча – спецоперация британской разведки, у него есть доказательства. Все это – бальзам на больную душу Путина. Встреча двух изгоев – сеанс взаимной психотерапии. Видимо, в этом и смысл частых встреч двух лидеров.

Кроме того, сверхлояльной риторикой в адрес России и Путина Лукашенко стремится скрыть, компенсировать свое нежелание вводить белорусские войска в Украину. Дескать, смотрите, как я поддерживаю Москву, какие ко мне еще могут быть претензии. Это такой способ «слезть с тигра», плотнее прижавшись к нему.

Вернуть внешнеполитическую субъектность

Одновременно ставится задача избавиться от статуса российского вассала, который с началом войны прочно закрепился за Беларусью, вернуть стране внешнеполитическую субъектность. Одним из шагов в этом направлении стала претензия на участие в российско-украинских переговорах по мирному урегулированию конфликта.

Следующим шагом к возвращению субъектности стало письмо главы внешнеполитического ведомства Беларуси Владимира Макея Евросоюзу и ряду министров иностранных дел стран ЕС. Он призывает к «возобновлению диалога» между Минском и Брюсселем, чтобы «переосмыслить парадигму будущих отношений Беларуси и ЕС». Чтобы подкрепить этот жест конкретикой, было принято решение разрешить гражданам Литвы и Латвии безвизовый въезд в Беларусь с 15 апреля по 15 мая.

Мы наблюдаем реинкарнацию старой схемы в новых условиях, своеобразное повторение 2014 года, когда Минск воспользовался конфликтом России с Западом и Украиной для нормализации отношений с ЕС и США. Расчет делается на то, что война меняет правила, и геополитика вытеснит ценности, Запад закроет глаза на политические репрессии и внутреннюю ситуацию в Беларуси, как и на соучастие страны в российской агрессии ради того, чтобы оторвать Минск от Москвы, вытащить его из геополитического поля РФ.

Но на пути этого диалога есть целый ряд проблем.

Во-первых, не трудно представить, как к этому отнесется Россия. Поскольку без поддержки Москвы Лукашенко сложно удерживать власть, позиция Кремля является жестким ограничителем любого движения Минска на западном направлении.

Во-вторых, на Западе доверие к Лукашенко близко к нулю. Предыдущие попытки нормализации отношений с официальным Минском дали отрицательные результаты. Чтобы позиция ЕС и США поменялась, нужны серьёзные перемены во внутренней и внешней политике Беларуси, на которые нынешний режим не способен.

Понравился материал? Поблагодари редакцию на Патреоне (это безопасно) и поддержи подготовку таких материалов в будущем.

Третья проблема состоит в том, что этот сигнал полностью противоречит всем остальным шагам официального Минска в сторону Запада. Риторика Лукашенко, как и действия белорусских властей, в корне противоположна содержанию письма Макея. В частности, российские войска остаются в Беларуси, анонсированы новые белорусско-российские учения. А известно, что если сигналы противоречивы, то они не работают.

И факты говорят о том, что попытки официального Минска вернуть стране внешнеполитическую субъектность пока неудачны. Например, накануне визита Лукашенко на Дальний Восток официальный Минск поставил вопрос об участии Беларуси в российско-украинских переговорах. Это вызвало массу комментариев. Однако в публичной части встречи Лукашенко с Путиным эта тема не затрагивалась. Отсюда можно сделать вывод, что позиции сторон разные, Москва не поддерживает претензии Минска на участие в переговорах.

Также пока неудачны попытки вызвать Европу да диалог. МИДы Латвии и Литвы призвали своих граждан не посещать Беларусь по «безвизу».

15 апреля 2022 г.

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.