TOP

Политология для чайников. Молекулы и люди в условиях крайнего неравновесия

Глава 8. Часть 1. Мне неоднократно приходилось слышать, причем от людей, отягощенных научными степенями, что естественные науки отличаются от гуманитарных возможностью проведения экспериментов. В этой логике астрономию следует отнести к гуманитарной науке, а социальную психологию, в которой и шагу нельзя ступить без эксперимента, — к естественной.

Изображение: Депозитфото
До 2020 года СНплюс существовала благодаря подписке читателей. Сейчас печать газеты запрещена. Но подписка читателей возможна! Мы не сдаемся и продолжаем работать в интернете. Все материалы бесплатны и доступны каждому. Подписываясь на СНплюс через Патреон (это безопасно!), вы помогаете распространению независимой информации, поддерживаете свободу слова.

Есть, однако, иной взгляд на природу отличия естественных наук от гуманитарных. Как первые, так и вторые нуждаются в субъекте (ученый, исследователь и т.п.) и объекте. Отличие же заключается в том, что объекты гуманитарных наук сами являются субъектами.

Мой любимый пример: Оля и Коля сидят в кинотеатре и смотрят фильм. Коля зевает, а Оля не может оторваться от экрана, так ее заинтриговала судьба главной героини.

А на самом деле фильм скучный или интересный? В таком виде поставленный вопрос не имеет смысла. Сам по себе он может быть цветным или черно-белым, но скучным или интересным фильм может быть только с точки зрения стороннего субъекта.

Отсюда выводы:

в гуманитарной сфере у каждого своя ПРАВДА;

гуманитарная реальность во всех ее проявлениях (цивилизации, государства, нации, власть и т.д.) является воображаемыми и не более того.

Наличие границы между естественными и гуманитарными науками не исключает возможности взаимопроникновения. Главное — не перебарщивать. У каждого научного метода есть свой предел, своя разрешающая способность.

Химия и жизнь

Для понимания аномалии лета-осени 2020 г., выразившейся в массовых акциях протеста, нам потребуется теоретическая модель. Согласно российскому социологу Юрию Леваде, «общество мобилизационного типа, как показывает опыт всей советской (и не только советской) истории, может проходить два состояния — политического «мобилизационного» возбуждения и политической апатии, отключенности. Относительно краткий — если он не поддержан особыми обстоятельствами и рычагами воздействия на массы, как это было в условиях войны — период эмоционального и морального напряжения неизбежно чередуется с периодом доминирования рутинных, «апатичных» механизмов социализации и социального контроля».

Обратимся к табл. 1, отображающую динамику ответов на «нейтральный» на первый взгляд вопрос. Тридцать лет назад только 2% белорусов не читали газет! Через двадцать лет доля «нечитателей» составила четверть от взрослого населения. При этом белорусы предпочитали покупать газеты, а не выписывать.

Таблица 1.

КАКИМ ОБРАЗОМ ВЫ ОБЫЧНО ПОЛУЧАЕТЕ ГАЗЕТЫ? (в процентах от числа опрошенных)

Вариант ответа Апр.

1992

Март

2012

Подписываюсь 86 31
Покупаю в киосках «Союзпечати» 8 33
Покупаю с лотков на улицах, в поземных переходах, на митингах и т.п. 1 5
Беру почитать в библиотеке, у знакомых 4 8
Не читаю газет 2 25

Общество в возбужденном состоянии предъявило повышенный спрос на информацию. Отсюда и популярность зарубежных «голосов»: «Голос Америки» и Радио «Свобода» в 1992 г. слушали 23%, «Би-Би-Си» – 17%, «Немецкую Волну» – 10%. Понятно, что их аудитории пересекались и приведенные проценты нельзя складывать. В 2012 г. численность аудитории зарубежных радиостанций, несущих альтернативную политическую информацию, редко выходила за границу погрешности в 3%. В какой-то мере это можно объяснить популярностью интернета. В декабре 2012 г. с различной степенью регулярности «мировой паутиной» пользовалось 55% белорусов старше 18 лет. Однако не следует обольщаться: в ноябре 2010 г. накануне президентских выборов самый популярный оппозиционный сайт Хартия-97 посещал 1% респондентов.

Вопреки популярным в «нулевые» и «десятые» представлениям о неспособности белорусов протестовать, в 1992 г. в митингах и демонстрациях принимало участие около 30% взрослого населения, а верило в их эффективное влияние на власть примерно столько же — 34% (табл. 2). В забастовках принимало участие 8%, но с тем, что они могут быть эффективны соглашались 32%. За два десятилетия уровень протестной активности существенно снизился. При этом не исключено, что часть граждан, отметивших свое участие в протестных акциях, имела в виду свой протестный опыт начала 90-х.

Таблица 2.

 ПРИХОДИЛОСЬ ЛИ ВАМ ЛИЧНО…(в процентах от числа опрошенных)

Вариант ответа Апр.

1992

Март

2012

Участвовать в митингах, демонстрациях 29 16
Подписывать декларацию, обращение, коллективное письмо и т.д. 18 17
Участвовать в забастовках 8 2
Выступать по радио, в печати, телевидении 6 4
Участвовать в сборе подписей под обращением, декларацией, петицией и т.д. 5 8
Участвовать в пикетах 1 2.

Неготовность протестовать принято объяснять страхом перед репрессиями. С этим не поспоришь, не следует забывать о низком уровне доверия в белорусском обществе.

Принято считать, что белорусская культура в отличие от культуры западной является коллективистской. Коллективизм — один из базовых принципов государственной идеологии. Приведу соответствующий фрагмент из доклада Лукашенко на идеологическом семинаре в марте 2003 г.:

«Белорусская идеология должна иметь ориентацию на традиционные для нашей цивилизации ценности: способность трудиться не только ради наживы, но и для блага общества, коллектива, других людей. Потребность в идеалах и высоких целях, взаимопомощь, коллективизм в противовес западному индивидуализму».

Говоря о коллективизме белорусов необходимо помнить о его важной национальной особенности — это коллективизм в пределах «ближнего круга» (семьи, родственников, друзей и коллег). Т.е. это коллективизм с коротким радиусом доверия. В пределах же большого общества белорус — «человек иерархический», он встроен в вертикаль властных (государственных) отношений. И в этом смысле он — индивидуалист. Свои личные проблемы белорус предпочитает решать с чиновниками в индивидуальном порядке.

Коллективные действия, в том числе и протестные, невозможны без доверия между людьми. Речь, разумеется, идет о добровольных действиях, а не организуемых государством с применением силы или угрозы ее применения (с использованием административного ресурса). Но как фиксируют опросы, уровень доверия в белорусском обществе чрезвычайно низок (табл. 3). Причем вопреки ожиданиям, среди сторонников «национального лидера» доля респондентов, полагающих, что большинству людей можно доверять, в три раза (!) выше, чем среди его противников.

Объяснение парадокса, по всей видимости, следует искать в социально-демографической структуре сторонников и противников. Среди первых преобладают пожилые, живущие в сельской местности и малых городах, т.е. люди, чьи контакты с дальним кругом минимальны. Они окружены своими, которым доверяют. У молодых жителей больших городов, вынужденных регулярно контактировать с чужими, от подобных контактов доверия к людям не прибавляется. Отсутствие доверия к чужим и блокирует потребность в совместных действиях, в том числе и в протестных.

 Таблица 3.

МОЖНО ЛИ ДОВЕРЯТЬ БОЛЬШИНСТВУ ЛЮДЕЙ ИЛИ В ОТНОШЕНИЯХ С ЛЮДЬМИ НУЖНО БЫТЬ ОСТОРОЖНЫМИ? (в процентах от числа опрошенных)

Вариант ответа Все

 опрошенные

Отношение к Л-о
Доверяют Не доверяют
Большинству людей можно доверять 24 34 11
Нужно быть очень осторожным в отношениях с людьми 72 61 86

сентябрь 2010 г.

По мнению специалистов в области институциональной экономики низкий уровень доверия между партнерами по бизнесу ведет к росту транзакционных издержек (издержек контроля). Преобладание социального недоверия над доверием, таким образом, можно рассматривать в качестве дополнительного налога на экономику (Френсис Фукуяма). Проиллюстрируем сказанное древней китайской мудростью:

«Проверяя без конца того, кому мы дали поручение, разве не уподобляемся мы человеку, выдергивающему росток из земли всякий раз с той лишь целью, чтобы удостовериться наверняка, растут или нет корни».

К сожалению, вопрос о доверии впервые был задан НИСЭПИ только в сентябре 2010 г., и потому невозможно оценить каким уровень доверия был на рубеже 80-90-х годов прошлого века, когда белорусское общество находилось в состоянии «мобилизационного» возбуждения. Однако этот пробел можно восполнить с помощью «Левада-Центра» (табл. 4).

Таблица 4

С КАКИМ ИЗ ДВУХ СУЖДЕНИЙ ВЫ БЫ СКОРЕЕ СОГЛАСИЛИСЬ? (в процентах от числа опрошенных)

1989 1991 1998 2005 2006 2007 2008 2009
Людям можно доверять 52 34 23 22 26 26 26 27
С людьми надо быть осторожным 41 42 74 76 72 68 69 66
Затруднились ответить 6 24 4 2 2 5 5 7

Нетрудно заметить, что низкий уровень социального доверия — общая черта двух братских народов, если бы не одно «но». В условиях хаоса перестройки он оказался в два раза выше по сравнению с годами относительной стабильности. Такая аномалия нуждается в пояснении.

Учитывая химический background автора, обратимся к книге нобелевского лауреата Ильи Пригожина «Порядок из хаоса». Вот каким образом он поясняет природу колебательного процесса в реакции Белоусова – Жаботинского (любопытствующие могут набрать в Google «химические часы»):

«Столь высокая упорядоченность, основанная на со­гласованном поведении миллиардов молекул, кажется неправдоподобной, и, если бы химические часы нельзя было бы наблюдать «воплоти», вряд ли кто-нибудь по­верил, что такой процесс возможен. Для того чтобы одновременно изменить свой цвет, молекулы должны «каким-то образом» поддерживать связь между собой (выделено. С.Н.) Система должна вести себя как единое целое…  химические часы отнюдь не единственный тип самоорганизации».

В терминологии специалистов в области термодинамики, динамические системы могут находиться в состоянии равновесия, неравновесия и крайнего неравновесия. Последнее состояние и есть хаос. Под воздействием внешних и внутренних «шумов» в условиях крайнего неравновесия начинают формироваться так называемые «диссипативные структуры», т.е. запускается процесс «самоорганизации». Напомню, книга Пригожина называется «Порядок из хаоса».

Понравился материал? Поблагодари редакцию на Патреоне (это безопасно) и поддержи подготовку таких материалов в будущем.

Общество — это классический пример открытой термодинамической системы. «Прошитое» вертикалью власти, оно может рассматриваться как своеобразный социальный аналог кристалла при температуре абсолютного нуля, т.е. системы с нулевой энтропией. Распад вертикали власти означает переход общества из равновесного в крайне неравновесное состояние (из состояния политической апатии в состояние «мобилизационного» возбуждения). Индивиды в возбужденном состоянии подобно молекулам в химических часах способны устанавливать связи не только в пределах ближнего круга, но и за его пределами.

О том, как эта теория работает на практике, проиллюстрирую цитатами, позаимствованными у участников контрольной прогулки с писателями, состоявшейся в центре Москвы 13 мая 2012 г.

«Я думаю, что всякий человек, который шел в этом походе, который продолжался, что-то около часа не больше, он переполнялся этим чувством единения с незнакомыми людьми. И тем не менее, в прямом смысле этого слова, единомышленниками. Люди в этом момент думали об одном и том же. Можно было с каждым из них поговорить. Они были объединены одной политической идеей. Это очень важный факт и это очень сильная вещь» (Сергей Пархоменко).

                                                                                                                    (Окончание следует)

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.