TOP

Мост как символ вместо просто моста

Строительство моста через Лену в Якутске планировалось столько, сколько существует Российская Федерация. Но до сих пор не сложилось. Планы методично отодвигаются на потом – благодаря чему большинство жителей Республики Саха могут добраться до остальной цивилизации лишь по льду или на пароме, да и то не в любую погоду.

Ленский мост – только один из десятков инфраструктурных объектов, которые нужны для регионов России как воздух. Но его строительство было отложено в долгий ящик ради другого моста. Он в шесть раз длиннее, минимум в четыре дороже и уж точно в сто раз символичнее.

На мой взгляд, эти два моста (один построен, а второй нет) объясняют суть происходящего намного точнее, нежели любые термины – будь то “борьба с однополярным миром” или “имперский экспансионизм”.  Как говаривал брат Оккам, не стоит приумножать сущности без необходимости.

Да 2020 года СНплюс існавала дзякуючы падпісцы чытачоў. Сёння друк газеты ў Беларусі забаронены. Але ваша падпіска - надалей магчымая. Усе матэрыялы бясплатныя і даступныя кожнаму. Падпісваючыся на СНплюс, вы дапамагаеце распаўсюду незалежнай інфармацыі ў Беларусі і падтрымліваеце свабоду слова

Можно просто озаботиться строительством мостов у себя на родине, и тогда не будет времени, ни желания, ни лишних денег разрушать чужие объекты инфраструктуры.

Причем таких мостов, чтобы по ним просто ездить. А не символов имперского величия, воплощенных столь странным образом.

Для кареты императрицы

В первый раз Российская империя отжала Крым в далеком 1783-м. Тогда аннексия была в порядке вещей: отжимали все, кто только мог. “Франция взяла Корсику, цесарцы без войны у турков в Молдавии взяли больше, нежели мы. Нет державы в Европе, чтобы не поделили между собой Азии, Африки, Америки» – пишет Екатерине обиженный Потемкин. Он тут же отмечает, что практической цели в захвате Крыма немного, и приводит главную мотивацию: «Поверьте, что Вы сим приобретением безсмертную славу получите и такую, какой ни один государь в России ещё не имел».

Но если в Европе все с тех пор существенно изменилось, то в России – прям какое-то дежа вю.

 Вскоре после отжатия полуострова Потемкин занялся его дорожной инфраструктурой – довольно удручающей, надо сказать. Но не потому, что она просто нужна, а совершенно по особому поводу. Ожидался визит императрицы, а Екатерина привыкла путешествовать с шиком. Роскошные кареты могли попросту не пройти по узким извилистым дорогам.

Строительство Крымского моста – также потакание амбициям одного конкретного человека. С точки зрения логистики этот мост не то чтобы не нужен совсем – напомним, что его строительство обсуждалось еще задолго до аннексии, в те годы, когда Россия и Украина сотрудничали. Но в списке насущных инфраструктурных проектов этот мост занимал не первое и, думаю, даже не сотое место.

В те «незапамятные» времена, когда Крым был наш (то есть, всех, кто хотел там побывать, вне зависимости от народности и политических взглядов), миллионы российских и белорусских туристов успешно прибывали туда через Чонгар и Перекоп. Транспортная сеть полуострова развивалась веками и, в принципе, всех устраивала. Узлом был расположенный в центре Симферополь, а оттуда можно легко попасть куда угодно: дороги расходятся веером.

Самое накатанное шоссе, разумеется, шло на южный берег, в Ялту. В окраинную Керчь, которая нынче стала «воротами Крыма», раньше добирались лишь немногие любители уединенного отдыха.

 

Наказать за сломанную игрушку

Такая раскладка, известная многим поколениям туристов, пережила все  политические режимы ХХ века. Дороги их вообще очень часто переживают.

Но тут у недавнего юбиляра появилась потребность укрепить пошатнувшийся рейтинг. И представилась возможность для этого отжать то, что плохо лежит.

Вся дальнейшая цепочка событий состояла из жестов сбольшего символических. И «крымнаш», и строительство моста, и, как следствие, дерзкий удар по нему…

Его стратегическое значение (нарушение военной логистики и дестабилизация тыла) явно меркнет по сравнению с символическим. Ведь если бы подорвали пути через Чонгар и Перекоп, резонанс был бы куда более скромным. Хотя для снабжения херсонской группировки они даже важнее, поскольку часть грузов прибывает в Крым по воздуху и морю.

Причем этим символическим значением мост наделила именно Россия. А теперь вот стала его заложником, получив эффектную и донельзя болезненную пстричку по носу.

Попытка отыграться, устроив ракетную массакру в городах Украины, вызвала предсказуемую реакцию – новый всплеск негодования по всему миру. Очевидно, что Россия от этого только потеряет. Иностранным лоббистам и просто полезным идиотам действовать станет невыносимо сложно.

А вот запугать украинцев (для чего все и затевалось) уже вряд ли получится. Ситуацию на фронте удар по тылу тоже не исправит. Более того, есть даже основания предполагать, будто внезапно прозревшие западные союзники наконец начнут поставлять Украине современные системы ПВО в должном количестве.

Эти издержки были предсказуемы изначально. Однако желание наказать за сломанную игрушку превысило все рациональные аргументы.

 

Не видать как своих алмазов

Но что поделать, если мосты в России – это больше, чем просто мосты? Они нужны не только для того, чтобы попасть с точки А в точку Б. Но и, скажем, как сюжет для романтическо-патриотической комедии.

Мост через Лену пропагандисты дорого не продадут. Как и новый асфальт, и капремонты, и новые инженерные сети, и многие другие вещи, которые позарез необходмо  сделать в этом богатейшем, но утопающем в грязи регионе.  Вот поэтому их и не делают.

В Беларуси нам все это прекрасно знакомо. Чуть ли не каждые “Дажынкі” становились очередным памятником тщеславию. Космические суммы на ремонты и благоустройства поступали в последний момент, и поэтому осваивались аврально и впопыхах. Сам наблюдал, как асфальт клали в лужу.

Про эстетику и говорить нечего. А идейные приоритеты были заданы еще в самый первый раз – в Столине. Городок буквально вылизали: казалось, устроители просто не знали, на что бы еще деньги освоить. Без внимания остался только один объект – одна из старейших синагог Беларуси.  По совместительству, главный архитектурный памятник города.

Но для красивой телевизионной картинки руины можно просто закрыть баннерами – как это было в случае с Быховским замком.

Впрочем, стоит отметить, что эта мегаломания у нас никогда не зашкаливала.  Некий баланс все же соблюдался: шоу заканчивалось, а асфальт оставался.

И кстати: мост через Припять в районе Турова, обрушившийся пять лет назад, реконструировали меньше чем за год. Без пропагандистского флера и руководящей роли тут, разумеется, не обошлось. Но все-таки мост появился.

До 2020 года СНплюс существовала благодаря подписке читателей. Сейчас печать газеты в Беларуси запращена. Но подписка читателей - возможна! Мы не сдаемся и продолжаем работать в интернете. Все материалы бесплатны и доступны каждому. Подписываясь на СНплюс, вы помогаете распространению независимой информации в Беларуси и о Беларуси, поддерживаете свободу слова

 Тем не менее, неэффективность траты бюджетных средств давно стала одним из главных поводов критики власти. А когда власть жестко дала понять, что она выше всякой критики, и случились всем известные события.

А вот многие (по крайней мере, в процентном соотношении) жители Якутии с энтузиазмом едут за тридевять земель «мочить укропов» и отстаивать русский мир. И пока такое будет продолжаться, моста им не видать как своих алмазов.

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.