• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Автор: Виктория Телешук

Реальность в Беларуси нынче гонит то желчь, то адреналин, то вдохновляет новым Цеслером, то до тошноты стремительно затягивает на дно, с малосимпатичными хищными обитателями которого лучше близко не знакомиться. Кого как, а меня спасает в такой ситуации — вспомнить подходящий к случаю эпизод из любого фильма и представить себя не участником происходящего, а зрителем. Будто бы ты можешь выключить это кино, поставить ему «единичку» и вернуться к условно нормальной жизни.

Хоть до Всемирного дня театра еще есть время, позволю себе процитировать бессмертные строки из Вильяма нашего Шекспира: «Весь мир — театр, в нем женщины, мужчины — все актеры. У них свои есть выходы, уходы, и каждый не одну играет роль».

Февраль, наши дни. В моей родной стране продолжаются снегопады и «зачистки» всякого свободомыслия, а шитая белыми нитками года народного единства прореха между Беларусью и Белоруссией медленно, но верно превращается в пропасть. Хотя эти, из телевизора, привычно пытаются создать иллюзию привычной жизни, в том числе культурной.

Нынче если не у всех, то у многих на устах Чемпионат мира по хоккею, который теперь уже точно не пройдет в Беларуси. Глава федерации хоккея Беларуси Дмитрий Басков особенно эмоционально высказался по этому поводу. В его речи звучали «предатели», которые «отняли у белорусского народа настоящий праздник» и «забрали чемпионат мира, в первую очередь у тысячи занимающихся хоккеем детей».

Бывший министр МВД, а теперь президентский инспектор всея Гродненщины Юрий Караев сказал недавно в интервью СТВ, что протестующие — это «люди, которых коронавирус лишил каких-то других зрелищ, они не согласны, с чем — сформулировать не могут».

Во вчерашней Беларуси, где все мы жили до 2020-го, аккурат в эти дни, в конце ноября — начале декабря, телеканалы уже наперегонки снимали бы новогодние «голубые огоньки», а зрители и слушатели выбирали своих фаворитов на «Песне года». В Беларуси образца-2020 развлекательный контент исчез с телеэкранов за ненадобностью, улыбки шоуменов сменились суровыми ликами пропагандистов, а хит-парады, секвестированные негласно возрожденными «черными списками», четко разделились по принципу свой-чужой.