• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

УРОКИ ВНЕ РАСПИСАНИЯ

Ура! Каникулы! Закончился очередной учебный год. Наступило время долгожданной летней передышки для тех девчонок и мальчишек, перед которыми не стоит вопрос, «на кого пойти учиться» за нынешнюю зарплату их родителей.

Школьные учителя, думается, тоже рады близкой перспективе законного отпуска и возможности хотя бы на короткое время в буквальном смысле слова выйти из школьных стен. О том, что будет в новом учебном году, знает каждый, кто так или иначе связан с национальной системой образования: в Беларуси ежегодные реформы в школе к очередному сентябрю — самая постоянная из самых переменных величин.

 

Чиновник сказал — чиновник сделал

Кодекс об образовании планируется усовершенствовать после проведения его мониторинга. Встречаясь недавно с педагогическим, родительским и ученическим активом Минской области, министр образования Сергей Маскевич отметил, что «организация эффективного взаимодействия учреждения общего среднего образования и семьи — не только определенный результат работы педагогов, но и сложный процесс сотрудничества с ней, смыслом которого является своевременное выявление проблем становления личности обучающегося и содействие в их успешном разрешении, повышение ответственности родителей за воспитание детей, развитие совместными усилиями ближайшего социального окружения ребенка».

Краткий перевод: в новом учебном году школе предстоит очередная реформа.

«На сегодняшний день в сфере образования есть проблемы, которые невозможно решить без привлечения общественности и в первую очередь — родителей, — сказал министр. — Например, школы не испытывают перегруженности. Во вторую половину дня в некоторых школах тихо: не заняты спортзалы, не работают кружки и секции. Школа — тот механизм, который должен быть востребован всегда. Тут должна бурлить жизнь, бить живым ключом энергия и творчество! Педколлективам необходимо выбирать соответствующие подходы, оптимальные формы и методы работы с семьей с учетом специфики проблем воспитания и развития личности каждого обучающегося, специфики и потенциала каждой конкретной семьи, ее социального окружения. Дополнительные кружки, секции, занятия по интересам должны быть представлены во всем многообразии, во всех регионах страны. Среди вопросов, которые задает как педагогам, так и родителям сама жизнь — взаимодействие педагогического и родительского сообщества».

Краткий перевод: в новом учебном году учителя, ученики и, по возможности, максимальное количество родителей будут находиться в школе во второй половине дня, чтобы осуществить все то, о чем министром сказано выше.

 

Месяц май — он трудный самый

Именно об этом свидетельствуют сообщения на педагогических интернет-форумах: и у учеников, и у учителей силы и нервы на исходе…

«…Вызвала завуч и сказала, что низкий рост по пионерам. Вы, говорит, получаете высокую премию (около 700 тысяч) за высокие показатели, куда входит количество пионеров и ненормированный рабочий график. Получилось за месяц 1,6 миллиона зарплаты вместо 2,2. Много пионеров — благодарность от директора, кубок классному руководителю. Когда в школе проводится конкурс на лучший класс, то ведущий показатель — количество пионеров…»

«… Приказом по школе каждому классному руководителю «довели» вывести на шествие 9 мая на площадь Победы минимум четыре ученика и явиться самой. Дети первым делом спрашивают, что им за это будет — сколько баллов и по какому предмету…»

«…Во всех минских школах существует прейскурант поощрений за посещение различных мероприятий. В нашей — мучение-стояние несколько часов на площади Победы 9 мая — 10 баллов по истории. Желающие были: кому нужны проблемы с завучем в последние дни?»

«…Всю последнюю четверть мои дети (дочь в 9-м классе, сын — в 7-м) ходили исправно, куда скажут. В результате обещанных учителями более высоких баллов по русскому языку так и не дождались (обещали 9, а получили — 7)…»

«…Ходили всю весну в приказном порядке на спортивные мероприятия. Учителям — 2 отгула, а у детей появилось массовое чувство отвращения к спорту вообще. Некоторые родители «организовали» справки, что ребенку противопоказано сидеть на высоких трибунах при большом шуме и скоплении народа. На директора не подействовало. Сказала купить беруши и смотреть не вниз, а прямо перед собой. В крайнем случае можно читать или разгадывать кроссворд…»

 

Школьники выбирают президента и общаются с учителями по интернету

Начитавшись национальных школьных новостей, я при помощи всемогущего интернета обратилась к украинским учителям с просьбой рассказать по-соседски о том, что из себя представляет сегодня школа в Киеве. На мою просьбу откликнулись многие, но я выбрала рассказ Людмилы Ивановны Лебеденко, преподавателя украинского языка и литературы:

— По сравнению с моим собственным «совковым» школьным детством изменилось многое. Сейчас, стоя возле здания школы ( а в случае с Киевом — уже по дороге к школе, находящейся в определенном районе), можно сказать, является ли школа престижной. Взглянув на фасад, крышу, окна, сразу можно сделать вывод о вместимости кошельков родителей, о спонсорах, предприимчивости дирекции, а по паркующимся автомобилям у школьного парадного — о социальной категории школьников (золотая молодежь, серебряная или просто украинцы). Правда, детей без образования никто не оставляет и даже в самую-самую школу всегда возьмут ученика, если он к этой школе «приписан» по району, только учиться он будет в каких-то классах «Г» — «Д», на которые уже ни у педколлектива, ни у родителей не хватает сил. Поэтому эти дети — сами кузнецы своего счастья, в данном случае — образования. Если захотят, то выучат и постигнут многое, а дальше — сами…

Киевская школа и школа провинциальная существенно отличаются. В провинции с трудоустройством большие проблемы (рабочих мест катастрофически мало), поэтому работа учителем — это очень хороший вариант для приобретения трудового стажа, чего не скажешь о столице. Если в провинциальных городках за должность учителя человек держится изо всех сил, то в Киеве в школе работают те, кто уже давно «болен» школой, или те, у кого отсутствует напрочь, как удаленный аппендикс, коммерческая жилка, или те, у кого полезные «для жизни» связи умерли в зародыше. Учителя-пенсионеры сами не спешат покидать школьные стены. На пенсию может прожить только закаленный жизнью человек, а таких можно пересчитать по пальцам. Учительская зарплата поражает своей стабильностью. Наверное, при всех государственных расчетах именно эта сумма и берется за минимальный тариф. Молодые учителя получают в среднем 120 долларов. Большинство из нас, проявляя коммерческую смекалку, после обязательных урочных часов носятся по репетиторским занятиям, не уставая сеять разумное, доброе, вечное за приемлемую плату. Премии выплачиваются несколько раз в год всем учителям в обязательном порядке, а добавки к учительскому жалованью за «высокие показатели» не предусмотрены.

Учителя не принуждают детей ходить ни на какие общегосударственные мероприятия, но если есть такое желание, то оно приветствуется их организаторами, не суля никаких благ. В провинциальных школах ходят «организованно» на мероприятия районного масштаба, но сила давления зависит не от учителей, а от местного «исполнительного» руководства. Конфликтов по этому поводу не бывает.

При таком подходе школьники, особенно ученики старших классов, политически активны и вовсю учатся демократии. В каждой школе есть свой президент, в каждом классе — президент класса и премьер (в советской школе это был староста класса). Функции остались те же, только идеологическую основу убрали. Поскольку ни октябрят, ни пионеров, ни комсомольцев в украинских школах на данный момент нет, то выборы разнокалиберных президентов и премьеров проходят совсем как у взрослых. Свою кандидатуру на пост президента школы может выставить любой ученик, достигший определенного возраста. Избирательная кампания проходит с использованием всех современных достижений. Инициативные группы собирают подписи, устраивают агитчасы, вывешивают рекламные газетки с изложением программы кандидата. Широко используется интернет, где в соцсетях проводят рекламные и благотворительные акции, организуют дебаты. Бушуют такие страсти, что лучшей закалки для будущих (кто знает?!) политиков не придумать! Учителя привлекаются к этому действу в исключительных случаях только по личной просьбе кандидатов. Все это не мешает конкурентам оставаться хорошими приятелями, играть в одной спортивной команде или есть пополам булку в школьной столовке. Победа достается тому, кто набрал наибольшее количество голосов избирателей. Причем, кроме счетной комиссии голоса может считать любой сомневающийся.

Несколько лет назад в нашей школе президентом одного из классов стала девочка, украинка по национальности, но почти всю свою сознательную школьную жизнь прожившая в России с папой-офицером. После ее победы на выборах родители устроили классное собрание с повесткой дня: «Почему москалиха будет командовать хохлами?». Собрание закончилось через несколько минут после того, как все взрослые лично убедились в прозрачности выборов.

Ученическое самоуправление в школе успешно работает на уровне организации внеклассной работы, в вопросах дисциплины, организации учебных и культурных мероприятий. Быть школьным президентом приятно морально: каждый всерьез чувствует себя «генералом школьного войска».

Что же касается участия школьников в «настоящей политике», то никакого давления на политические пристрастия подрастающего поколения школа не оказывает. Ходят дети на политмероприятия самостоятельно или с родителями — дело каждого… Во взрослых избирательных кампаниях учителя участвуют по собственному желанию, хотя в провинции, опять же, всегда входят в состав избирательных комиссий.

Поговорить с учителями или «выяснить отношения» ученики старших классов предпочитают по интернету. Каждый учитель доступен на школьном сайте, в социальных сетях, но многие предпочитают использовать для общения электронную почту. Могу утверждать, что авторитет у наших учителей пока еще есть. Он держится на глубоких знаниях, на характере, на дипломатии, на отношении к обязанностям и умении найти общий язык с учениками и родителями в любой ситуации.

 

Старые проблемы

Со знаниями, к сожалению, у киевских школьников все обстоит не так радужно. Ученики не хотят учиться, а родителям, занятым добыванием денег (и на образование для своих любимых чад в том числе), времени и сил часто не хватает на контроль качества обучения. Учителям же, вымотанным постоянными военными действиями во время учебного процесса, просто не хватает сил. Результаты плачевны. Многие дети не знают элементарного, не говоря уже о расширении кругозора и углубленном знании предметов. Такое положение вещей можно встретить в любой, даже самой супер-пупер школе со всевозможными регалиями и заявленными особыми программами по углубленному изучению различных наук.

Новые технологии также пришли в школу. Появилась масса фирм, которые за «символические» деньги предлагают ввести карточки допуска в школу (устанавливая специальные турникеты), виртуальные дневники и классные журналы. Камеры слежения стали повседневной действительностью. В школах стали устанавливать интерактивные доски, агитируя активно задействовать их в учебном процессе. Никто особо и не сопротивляется, только понять бы, где школе взять денег на них и кто из учителей в столь короткие сроки сможет всему научиться самостоятельно, а еще и уроков столько интерактивных составить? Радует такая уверенность государства в наших педагогических кадрах. Но такие уроки действительно интересны и разнообразны.

 

Национальное — главное

Украинский язык и литература — основные школьные предметы. Насыщенность уроков приводит к тому, что подтягиваются даже самые отстающие. Все остальные предметы преподаются тоже на украинском. Творчество национальных поэтов и писателей изучают очень подробно, включая ранее запрещенных. Даже произведения русских писателей изучают на украинском, разрешают читать их и на русском. В перечень вопросов независимого тестирования при поступлении в вуз входят детали произведений, к примеру: какую песню пела Наталка Полтавка, печалясь о своей судьбе, или какого цвета была третья пуговица на жупане Калытки? Так что читать придется очень внимательно, даже если не хочется.

Русскоязычных школ в Украине очень мало, а в маленьких городах их вообще нет. Русский язык изучается на правах второго иностранного, поэтому многие дети английский знают не хуже, чем русский.

Суть украинской школы остается та же: все меняется и в то же время остается прежним. И если присмотреться внимательно, то за внешним, часто напускным безразличием, развязностью и черствостью сегодняшних учеников мы видим все то же бунтарство юности, веру в справедливость, добро и идеалы, детскую незащищенность и юношеский максимализм, которые были присущи и всем нам в такие далекие школьные годы…