TOP

МОСКВА ПОВЫСИЛА ГОЛОС

Давно пора принимать решение по приватизации. Все равно от этого никуда не отвертеться.Из пресс-конференции Д. Медведева в Минске 18.07.2012 г. Перед приездом в Минск премьер-министра России Дмитрия Медведева предполагалось, что визит будет ритуальным, дежурным, формальным. Но он оказался достаточно содержательным, зафиксировал изменившуюся тональность в белорусско-российских отношениях, показал, что они вступили в фазу напряженности. 

Почти год между руководством Беларуси и России не было публичной полемики. В период двух избирательных кампаний в РФ в отношениях доминировало внешнее благочиние. Рано или поздно оно должно было закончиться, ибо белорусско-российские отношения конфликтогенны по своей политической природе. И суть конфликта в течение долгих лет одна и та же. Фактически взяв на содержание союзника (по оценкам Всемирного банка российские субсидии составляют 13% ВВП Беларуси), Россия хочет что-то получить взамен. И резонно считает, что сателлит должен быть послушным.

Прежде всего, Россия хочет получить белорусские предприятия. Не случайно условием выделения кредита нашей стране Антикризисным фондом ЕврАзЭС является продажа государственной собственности на сумму $2,5 млрд в год в течение трех лет. Руководство Беларуси этому всячески сопротивляется.

И вот впервые за долгие месяцы противоречия по этому вопросу перешли в публичную сферу. Собственно говоря, временное перемирие нарушила российская сторона. Ибо А. Лукашенко в последнее время не раз повторял, что приватизации госпредприятий в угоду каким-то внешним силам не будет. Он говорил об этом и в выступлении с посланием в Национальном собрании 8 мая, и в речи по случаю Дня Независимости 2 июля.

За день до визита Д. Медведева 17 июля президент Беларуси посетил «Беларуськалий» и, словно заранее предваряя претензии российского премьера, заявил: «Я не собирался и не собираюсь продавать «Беларуськалий» кому-то за бесценок. Если кто-то захочет — платите деньги, цена названа, никто ее уменьшать не будет… Сейчас очень много разговоров и даже давления, и давление идет с разных сторон, даже из тех государств, от которых мы очень зависимы». При этом он подчеркнул, что речь не идет о возможности продажи контрольного пакета. «Мы вам продадим не контрольный пакет акций, чтобы управление не потерять. Давайте 10, 20, 25%, но платите». И отметил, что 25% акций «Беларуськалия» стоят $8,5 — 9 млрд. «Но таких покупателей не нашлось. Все хотят за $8 млрд купить весь комбинат. Я говорю: до свидания, таких цен нет. Это моя принципиальная позиция», — сказал А. Лукашенко.

И Д. Медведев ответил тоже публично. По итогам переговоров в Минске он отметил, что любая сделка должна основываться на реальных рыночных подходах, намекая на то, что предложенная А. Лукашенко цена не рыночная. И заявил, что Беларуси «не отвертеться» от приватизации в пользу российских компаний. Реплика грубая, совершенно не соответствующая дипломатическому протоколу. Так разговаривают с зависимым сателлитом. Но в белорусско-российских отношениях такой уровень полемики является почти что нормой. Официальному Минску за такие обильные субсидии можно и потерпеть некоторое унижение.

На основании этого обмена словесными ударами многие российские и белорусские СМИ сделали вывод, что медовый месяц в отношениях между союзниками закончился, что А. Лукашенко действительно не отвертеться, что вот-вот начнется массовая продажа белорусских предприятий российским компаниям, что Беларусь теряет реальный суверенитет.

На наш взгляд, такие выводы неосновательны. Грозной риторики из Москвы официальный Минск уже давно не боится и привык реагировать не на слова, а на действия. У Кремля есть по большому счету два рычага влияния на Беларусь. Во-первых, он может лишить союзника льготных цен на газ и нефть. Во-вторых, закрыть или прикрыть свой рынок для белорусской продукции. Все другие инструменты работают плохо. Вспомним, чем закончилась информационная война российских СМИ против А. Лукашенко в 2010 году.

Но проблема в том, что Москва (как, кстати, и ЕС) не может использовать имеющиеся у нее рычаги влияния. Потому что зависимость Беларуси от России — это только часть истины, одна сторона проблемы. Есть и другая — зависимость России от Беларуси. Иначе говоря, существует взаимозависимость двух государств.

Россия не может позволить себе не только потерять контроль над Беларусью, но даже острый конфликт с ней. Соглашения по ценам на нефть и газ между странами заключены на 3 — 4 года. Если Россия решит разорвать их, перейти на рыночные отношения или прикрыть свой рынок для белорусской продукции, то это будет означать крах Таможенного союза, всей идеи Евразийского союза. Ибо при таких обстоятельствах Беларуси нет смысла участвовать в этих объединениях.

Но проект Евразийского союза чрезвычайно важен для В. Путина. После того кризиса доверия, который выявили только что закончившиеся две избирательные кампании, президенту России ради утверждения внутренней легитимности нужен внешнеполитический успех. А его может обеспечить прогресс в деле евразийской интеграции. Провала в этой сфере В. Путин не может допустить.

Но это означает, что в отношениях с Беларусью у Кремля связаны руки. Он не может позволить себе рейдерскую операцию по захвату крупной белорусской собственности. Поэтому у В. Путина сейчас нет выбора, он будет вынужден продолжать дотировать экономику Беларуси и терпеть разные выкрутасы заклятого союзника.

В этом смысле очень показательна история с растворителями и разбавителями. Тревогу подняли СМИ РФ, которые утверждают, что Беларусь под видом этих товаров поставляет на экспорт нефтепродукты, произведенные из российской нефти, дабы не платить пошлину в бюджет России. Официальная Москва целый год делала вид, что не замечала этого. Растворители и разбавители составляют уже более 10% от всего экспорта Беларуси, за январь — май 2012 года их продажа за рубеж увеличилась в 7,3 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, за счет этого получено $2,2 млрд.

Можно было ожидать, что Д. Медведев приедет с ультиматумом, в категоричной форме потребует прекратить эту, как считают в России, контрабанду, от которой российский бюджет теряет $1 млрд в год. Но премьер РФ только погрозил пальчиком.

Также симптоматично, что глава российского Минсельхоза Н. Федоров отказался поддерживать претензии национального союза производителей молока «Союзмолоко», требовавшего запретить ввоз белорусской молочной продукции в РФ из Беларуси.

Таким образом, официальный Минск может продолжать паразитировать на инерции процессов на фоне вялотекущего конфликта, который периодически будет выплескиваться в публичную сферу. Медовый месяц в двухсторонних отношениях в связи с завершением российских избирательных кампаний, скорее всего, действительно закончился. Но это вовсе не значит, что надоевшие друг другу супруги собираются разводиться. Ибо слишком много совместного капитала, который не делится.