TOP

АРХИЗЛОДЕЙСТВО ЭРИКССОНА

Я не говорю о том, что он во главе нашей пятой колонны ходил, вывучаў нашу мову i гiсторыю беларускага народа… Вопрос в том, что он разрушал всякий позитив в отношениях Швеции и Беларуси.Из ответов А. Лукашенко на вопросы журналистов 09.08.2012 г. Итак, белорусское руководство встало на путь эскалации дипломатического противостояния со Швецией и довело его до логического конца. 

В ответ на асимметричный шаг Стокгольма (высылка двух белорусских дипломатов), Минск также принял асимметричное решение вообще закрыть шведское посольство в Беларуси. Это в стиле А. Лукашенко: доводить любой конфликт до края, чтобы не показаться слабым.

9 августа во время посещения Островецкого района сам президент изложил свою версию причин кризиса в белорусско-шведских отношениях. Это всегда интересно, потому что А. Лукашенко в том или ином виде проговаривает все скрытые мотивы своих политических решений, надо просто уметь его слушать.

Прежде всего, обратим внимание, что глава государства запутался в показаниях. Сначала он заявил, что высылка посла Швеции С. Эрикссона не связана с полетом шведского самолета. А потом признал, что история с «плюшевым десантом» стала дополнительным фактором, поводом для этого дипломатического конфликта.

Из объяснений А. Лукашенко вытекает, что в решении о выдворении шведского посла, кроме иррациональных, импульсивных действий (месть за пропущенный политический удар), присутствовали и вполне рациональные соображения. Как и в случае со снятием с должности главы пограничного комитета И. Рачковского, президент воспользовался ситуацией, чтобы устранить не устраивающую его политическую фигуру.

Белорусское руководство в своем противостоянии с Западом прибегло к новой тактике. Оно стало на путь выдавливания из Беларуси неугодных послов с помощью непродления аккредитации. Строго говоря, эта тактика не совсем новая, впервые она была опробована еще в начале 2000-х годов, когда таким образом был выдворен из страны глава Консультативно-наблюдательной группы ОБСЕ Х-Г. Вик. Теперь такой механизм применен в отношении С. Эрикссона. Только сейчас становится понятным то весеннее заявление А. Лукашенко после отъезда послов стран ЕС, что мы еще посмотрим, кого из них впускать в нашу страну, а кого нет. Так что сейчас взорвалась мина, заложенная раньше.

Посол Швеции не устраивал белорусские власти не только потому, что он делал акцент на защиту прав человека, активно поддерживал гражданское общество Беларуси. Такую линию проводили и некоторые другие дипломаты стран ЕС. Что более всего раздражало наше политическое руководство, выяснилось из слов А. Лукашенко 9 августа. Вы будете смеяться, но в вину С. Эрикссону было поставлено то, что он выучил белорусский язык, историю Беларуси. Оказывается, та реплика в «Советской Белоруссии» с аналогичными абсурдными обвинениями в адрес шведского посла была вовсе не нелепой случайностью. Власти не хотят поддерживать белорусскую культуру, загоняют этнокультурные процессы в маргинез, андеграунд, а посол Швеции их всячески поддерживал. Высшие руководители не знают мовы, а С. Эрикссон разговаривал по-белорусски безукоризненно. Такое архизлодейство, грехопадение не прощается.

С точки зрения международного права высылка С. Эрикссона ничем не обоснована. Нет никаких фактов, доказывающих причастность правительства Швеции, шведского посольства в Беларуси к истории с самолетом. Только теперь, после громкого дипломатического скандала белорусские власти пытаются перевести эту проблему в правовое русло. КГБ обратился к государственным органам Литвы и Швеции с предложением помочь в расследовании скандала со шведским самолетом. Но такой ход выглядит явно запоздавшим.

Из всей этой неприятной истории руководство Беларуси могло бы выйти с меньшими репутационными издержками. Если бы с самого начала наши правоохранительные органы в рамках уголовного дела о незаконном пересечении государственной границы обратились к властям Швеции с просьбой экстрадировать в Минск подозреваемых в преступлении шведских граждан (которые публично признались в своем деянии), или хотя бы привлечь их к ответственности на родине, то поставили бы шведские власти в сложное положение. Как ни крути, эти люди нарушили закон, причем не только белорусский, но и литовский, и шведский. Нарушение воздушной границы, несанкционированное проникновение на территорию другого государства незаконно в любой стране. Если бы власти Швеции отказались (что наиболее вероятно) сотрудничать с белорусскими правоохранительными органами в этом вопросе, то тогда Стокгольм можно было бы обвинить в недружественной позиции. После этого высылка шведского посла выглядела бы не так одиозно. Но в белорусском руководстве давно нет людей, способных считать хотя бы на два хода вперед. Там остались только простые исполнители и ретрансляторы.

Теперь же после выдворения С. Эрикссона, закрытия шведского посольства обращение к властям Швеции с просьбой о помощи в расследовании этой истории выглядит как издевательство, дешевый пиар.

Беларусь в очередной раз бросила вызов Европе. Все помнят жесткий, солидарный ответ Брюсселя в феврале, когда белорусские власти предложили выехать для консультаций послам Польши и ЕС. Тогда в знак протеста из Минска выехали все руководители дипмиссий стран Евросоюза. И это дало эффект, были освобождены двое политзаключенных: А. Санников и Д. Бондаренко.

Сейчас ситуация более скандальная, Минск без оснований закрывает посольство одного из государств ЕС. Более того, высылкой С. Эрикссона белорусские власти создали прецедент. Они присвоили себе право решать за другие страны, кто может быть послом в Беларуси и сколько времени.

Однако ответ ЕС оказался слабым. Брюссель ответил лишь официальным протестом. Тому есть много причин: и сезон летних отпусков, и бремя экономических проблем в Европе, и ситуация в Сирии, и нарастание проблем с демократией и правами человека в России и Украине. Тогда в феврале Минск, выслав посла ЕС, задел престиж всего Евросоюза, теперь же этот дипломатический кризис можно трактовать как двусторонний белорусско-шведский конфликт.

Вообще для ЕС такая интенсивность скандалов в течение короткого времени оказалась неожиданной, и он не решился повторить демарш с отъездом послов стран Евросоюза второй раз в течение года. Европейские политики оказались морально не готовы к такой агрессивной манере, напору и нахрапистости в конфликтной ситуации, шантажу и угрозам, которые демонстрирует официальный Минск. Это расходится с представлениями о дипломатических нормах, правилах, принятых в Европе. Исходя из логики, что с хулиганом лучше не связываться. А белорусские власти этим беззастенчиво пользуются.

В любом случае, руководство Беларуси будет считать себя победителем в этом конфликте. А. Лукашенко в очередной раз убедился, что европейские политики «без яиц», т. е. слабаки. Лишь Беларусь, как обычно, проигрывает.