TOP

КОНЕЦ «МЕДОВОГО МЕСЯЦА»?

Белорусско-шведский конфликт в какой-то мере вытеснил и затмил достаточно занимательные подспудные процессы, которые в последнее время начали происходить в отношениях между Беларусью и Россией. А там можно наблюдать и сложное позиционирование, и запутанную дипломатию, и удары из-за угла. 

Самой главной новостью в белорусско-российских отношениях, о которой наши государственные СМИ практически не сообщали, стало прекращение поставок в Беларусь сырья для производства ставших уже скандально знаменитыми растворителей и разбавителей. Вся история появления этой бизнес-схемы является очень показательной иллюстрацией к тем интеграционным процессам, которые реализовались в форме Таможенного союза и Единого экономического пространства Беларуси, России и Казахстана. Хотели ведь как лучше, а получилось как всегда. Примерно так же, как при создании Таможенного союза Беларуси и России, который ознаменовался целым рядом скандалов с контрабандой товаров (афера с «Торгэкспо» и пр.), в результате чего России в конце концов пришлось выставить на границе с Беларусью таможенные посты.

Мораль как той давнишней истории, так и нынешней проста как грабли. Если существует большая разница в цене на энергоресурсы внутри Единого экономического пространства и за его пределами, то всегда найдутся люди, которые используют эту ситуацию для поиска серых бизнес-схем. Российские и белорусские нефтяные компании под крышей правительства Беларуси быстро нашли лазейку. Из России сюда поставлялся прямогонный бензин, в него добавляли изопропиловый спирт, и новый продукт, полученный в результате этой нехитрой операции, в соответствии с техрегламентами Беларуси получал новый код, его называли растворителем или разбавителем. Эта продукция не считается нефтепродуктами, и, следовательно, не нужно платить пошлину в российский бюджет. Трагикомизм ситуации в том, что по техрегламенту стран ЕС (куда и поставляется этот товар), растворители и разбавители считаются нефтепродуктами. Этим и объясняется тот фокус, на который обратили внимание российские СМИ: из Беларуси вывозится продукция под одним названием, а в странах Балтии она чудодейственным образом превращается в другую. Как бы то ни было, этот бизнес приобрел гигантские масштабы. За полгода экспорт растворителей или разбавителей увеличился в шесть раз, на него приходится 10% белорусского экспорта.

Обвинения российских медиа белорусских властей в контрабанде не совсем справедливы. Во-первых, что особо важно подчеркнуть, в этой схеме были активно задействованы российские компании, причем крупные. Без их участия этот бизнес был бы невозможным. А ни одна крупная российская нефтяная компания не может работать, не имея «крыши» на самом политическом верху. Что очень показательно, весь прошлый год, когда эта схема зарабатывания денег активно использовалась, власти России молчали, делали вид, что ничего не замечают. И лишь теперь, когда об этом стали писать российские СМИ, руководство РФ было вынуждено реагировать, ибо потери бюджета России составляют до $2 млрд. Поэтому официальная Москва здесь совсем не выглядит белой и пушистой.

Во-вторых, с формальной точки зрения Беларусь ничего не нарушает. Ну такой у нас техрегламент, что с этим поделаешь. Косвенным подтверждением тому, что официально придраться не к чему, является реакция России. Российские власти, чтобы прикрыть этот бизнес, не смогли придумать ничего другого, кроме как сделать свой хитрый ход в ответ на хитрую схему Беларуси. Прекращение поставок сырья для растворителей и разбавителей объяснили смехотворной причиной: дескать, у железнодорожников России не нашлось для этого цистерн.

Из всей этой «растворительной» истории вытекает несколько выводов. Прежде всего, вот во что вылилась «святая идея» интеграции постсоветских государств. Как только исчезают таможенные границы, так сразу появляются серые бизнес-схемы. Поскольку эта история повторяется из раза в раз, то это уже не случайность, а глубокая закономерность. Цивилизованной интеграции пока не получается. Как говорится, здесь что ни изобретай, все равно получается автомат Калашникова.

Вывод второй. Пока в рамках Единого экономического пространства торговля таким ликвидным товаром, как энергоресурсы, как между странами, так и внутри государств не будет происходить по мировым ценам, власти и бизнесмены каждой страны-участницы будут искать лазейки, дырки, окошки, чтобы обдурить друг друга и заработать деньги.

Вывод третий. В белорусско-российских отношениях действуют не правила, законы и соглашения, а «понятия». Ах, вы придумали свой техрегламент, так мы вам придумаем дефицит вагонов.

Вывод четвертый. «Медовый месяц» в отношениях Беларуси и России, похоже, заканчивается, на горизонте появились первые тучи. Причем здесь знаменательна именно позиция Москвы. Потому что Минск уже неоднократно показывал кукиш своему союзнику (отказ от приватизации и др.), а руководство России отвечало лишь строгими заявлениями. Прекращение поставок сырья для производства растворителей и разбавителей — это первое практическое действие за последний год, которое можно рассматривать как удар под дых. Лишение 10% экспорта может разрушить главное экономическое достижение Беларуси этого года — положительное сальдо внешнеторгового баланса. Со всеми вытекающими отсюда последствиями в виде ползучей девальвации рубля, роста цен и т. д.

Вторым значимым событием последних дней стал визит в Минск министра иностранных дел России С. Лаврова. Если судить по официальной информации, то он приехал, дабы поддержать Беларусь в противостоянии с ЕС, помочь в признании парламентских выборов, соорудить над Беларусью российскую дипломатическую крышу.

Но вряд ли это была единственная цель. Известно, что МИД России практически не занимается белорусско-российскими отношениями, это прерогатива Администрации президента, других ведомств РФ. Обычно С. Лавров приезжает в Минск только для участия в совместных заседаниях коллегий министерств иностранных дел двух стран—участниц Союзного государства. Такое заседание запланировано на октябрь.

Попробуем выдвинуть гипотезу. 8 августа, когда еще не улегся скандал со шведским самолетом, В. Путин в телефонном разговоре с А. Лукашенко обсуждает «совместные действия по укреплению единого оборонного пространства» Беларуси и России. В официальной информации о визите С. Лаврова тема безопасности тоже была в повестке дня.

Можно предположить, что Россия решила воспользоваться провалом белорусской ПВО и, пока не улегся дым от того информационного взрыва, ковать железо, пока горячо. А именно: принудить Беларусь довести до конца проект создания Единой региональной системы противовоздушной обороны. Потому что соглашение подписано, ратифицировано, но единая система ПВО не функционирует, нет командующего. И Россия говорит, дескать, видите, какие вы беспомощные, на вас нельзя надеяться, поэтому назначим командовать вашей противовоздушной обороной российского генерала, и тогда граница будет на замке. С таким спецзаданием и прилетал С. Лавров.

Чем ответил А. Лукашенко? Опять же можно предположить, что ответ дан к концу пятницы. И он, как часто бывает в отношениях между заклятыми союзниками, оказался асимметричным. В Москве участницы акции Pussy Riot получили два года заключения, в Минске обвиняемые по делу о незаконном пересечении границы шведским самолетом А. Суряпин и С. Башаримов освобождены под подписку о невыезде.

В российских и мировых СМИ уже набили оскомину параллели между делом Pussy Riot в России и делом А. Суряпина и С. Башаримова в Беларуси. Писали о том, что в двух авторитарных режимах судят невинных людей, там нет правосудия, В. Путин идет по пути белорусского лидера и пр. И Минск послал прозрачный сигнал Западу: смотрите, на фоне российского «диктатора» каким контрастом выглядит «гуманист» А. Лукашенко. И одновременно небольшая фигура из трех пальцев в адрес Москвы: если будете давить, то я вообще освобожу всех политзаключенных и сразу буду принят в европейских столицах.