• Погода
  • +16
  • EUR3,1436
  • USD2,6411
  • RUB (100)3,4298
TOP

ТРЕТЬ МИЛИЦИИ СОКРАТИТЬ, ПРОФЕССИОНАЛАМ — ПЛАТИТЬ!

В рамках «Европейского диалога по модернизации Беларуси» группа белорусских юристов и правозащитников разрабатывает проекты реформ различных областей функционирования белорусского государства и общества. О реформе милиции мы разговариваем с правозащитником Олегом Волчеком. 

— Реформа силовых ведомств назрела давно — еще в 1991-м говорилось: должна быть полиция, а не милиция. Актуальность идеи реформирования только растет, корректировать есть что — с учетом европейского опыта, — объясняет правозащитник. — В МВД сейчас служит более 100 тысяч человек. Треть из них можно смело сокращать, оставляя только профессионалов.

Милицию нужно разгрузить. Снять с нее не только политические дела, но и, например, опеку над местами лишения свободы. Пенитенциарная система должна находиться под контролем Минюста. А милиции следует оставить два ее основных направления работы — борьба с криминалом и обеспечение общественной безопасности.

Мне нравится опыт работы чешского МВД — там небольшой штат, работают и гражданские лица. Контроля по вертикали фактически нет — начальники районных и областных полиций действуют автономно, поскольку лучше знают свои участки работы. И нам нужно со временем уходить от этой жесткой вертикали. Зачем? Поясню, например, на такой идее: чтобы минимизировать коррупцию, полицейский участок не должен охватывать полностью один административный район — пусть контролирует, например, территорию трех районов.

— А не опасно ли, когда в силовой структуре нет четкой вертикали? Коррупцию никто не отменял.

— Что способствует коррупции? Когда начальник РУВД занимает свою должность десятилетиями. В европейской же практике он назначается не больше чем на два срока. А после должен выбирать другую работу. Впрочем, это компенсируется солидной надбавкой к пенсии.

Безусловно, полицейский заслуживает достойную зарплату. Сейчас, насколько я знаю, средняя зарплата в милиции 3,5 миллиона. Как здоровый мужик в таком случае может прокормить детей, как он вообще живет? Зарплата и соцпакет должны быть такими, что в полицию будут мечтать попасть. Как-то спросил у начальника полицейского участка в США о взятках — так он не понял, о чем я спрашиваю. Бесполезно задавать такие вопросы и в Германии — там престижно быть полицейским и имиджем очень дорожат.

В реформе милиции следует учесть и реформу подготовки кадров. Нужно перенимать новые технологии, европейский опыт. В Германии был в экспертных лабораториях, местные специалисты говорили: оборудование списывается раз в три года — потому что совершенствуются технологии, а в полиции используются всегда новейшие. В наших экспертных отделах стоит оборудование еще 1970-х.

— А не опасно ли сокращать милиционеров?

— В Чехии тоже проходило сокращение, но недовольства оно не вызвало, поскольку сотрудникам выдавали при сокращении полугодовую зарплату. И за полгода они находили работу. Да, занять людей нужно. Но важно разрешить создавать частные охранные предприятия, детективные агентства — спрос на них будет.

— Престиж службы в милиции тоже следует повышать. А как?

— Сейчас у нас быть участковым как бы неловко. А в Германии — престижно, там их ценят, знают. В Беларуси есть города, где один участковый на 3 — 10 тысяч человек. И что он может сделать? На вверенной территории народ спивается, дерется, семейные разборки регулярные, а еще нужно отслеживать притоны… И все — за копейки.

Сейчас с кадрами в милиции серьезные проблемы. Вымылся средний слой — люди отказываются служить. Уходят в службы безопасности, подальше от «перегибов». Они, кстати, тоже оказались беззащитны перед системой. И нужно в принципе создавать профсоюз — милицию тоже нужно защищать.

— Что в итоге даст реформа?

— Профессиональную службу, людей, которые будут защищать свой народ и которых народ будет уважать. Плюс — экономию средств.

— Чтобы милицию народ полюбил, нужно, чтобы она его не пугала.

— Например, американцы не могут понять, как могут «бить по шапке» за нераскрытие дел и плохую статистику, как можно пытаться заставить оперативника в один месяц вести 8 дел? Палочная система, когда за хорошие показатели поощряют, ведет к превышению власти. Ее, безусловно, пора отменять. Полиция должна быть более открытой. В Штатах можно открыто узнать, кто из полицейских чиновников сколько зарабатывает, сколько тратит на отпуск. В Европе полиция разговаривает с общественностью, может инициировать обсуждение: как бороться с наркотиками, с подростковой преступностью? Там есть лидеры, независимые люди, способные говорить. У нас — только вертикаль.

Кроме того, оперативно-розыскными мероприятиями должна заниматься только криминальная полиция. У нас сейчас несколько структур имеют право на оперативно-розыскную деятельность. Зачем эти функции оперативно-аналитическому центру или службе безопасности президента и другим службам?

В принципе, силовики видят сами, что реформа нужна, что тает имидж и вымываются профессиональные кадры.

На сегодняшний момент мы новую концепцию передали в Евросоюз в рамках диалога о модернизации. Но, к сожалению, в разработке ее не принимали участия официальные лица…

— А зачем нужно сейчас думать о реформе?

— Модернизация неизбежна. Ситуация может измениться в любой момент, и кто-то должен иметь план реформ. Многие профессионалы, работающие сейчас в службах безопасности банков, готовы вернуться. Людям по 45 — 50 лет, еще 10 — 15 лет они могут работать. В США, кстати, нет повышенного порога выхода на пенсию. Так что есть планы и есть резервы.