TOP

ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ БУТАФОРИЯ

В Беларуси в самом разгаре политическая кампания под названием «парламентские выборы». В других странах в такой период общественная жизнь бурлила бы, взрываясь и грохоча. У нас же — тишь, гладь да благодать по причине того, что власти изо всех сил хотят превратить выборы в привычную потешную кампанию со всем известным запрограммированным итогом.

Честный политик — тот, кому его соратники не рассказывают, как он выиграл выборы.

Джерри Робинсон

Для этого они стремятся к минимальной политизации общества. Информация о выборах в государственных СМИ ориентирована на то, чтобы они прошли в виде казенного ритуала за пределами собственно политического пространства. Можно сказать, что это самые скучные парламентские выборы в истории Беларуси. Забавно, что глава Центризбиркома Л. Ермошина, как всем известно, обладающая божественным даром предвидения, даже назвала цифру явки на будущих выборах: 67%.

Тем не менее, несмотря на такую предопределенность результата, власти опасаются этой кампании, придают ей важное значение. Например, А. Лукашенко на любых совещаниях обращается к теме выборов, дабы мобилизовать госаппарат. Ибо после прошлогоднего экономического кризиса настроения в белорусском обществе изменились далеко не в пользу действующей власти. И опыт недавних российских выборов в Госдуму тоже не дает правящей номенклатуре спать спокойно. Там тоже думскую кампанию все считали церемониальной имитацией, однако она вылилась в массовые акции протеста.

Во время прошлых выборов Палаты представителей в 2008 году Беларусь проводила политику диалога с ЕС, что требовало демонстрировать хотя бы показную либерализацию. Сейчас официальный Минск находится в состоянии острого конфликта с Европой. Власти уже смирились, что оценка выборов ОБСЕ будет негативной. И из этого сделали два вывода.

Во-первых, сейчас они стараются превентивно дискредитировать европейскую миссию наблюдателей. Дескать, те выполняют политический заказ, поэтому необъективны, у них двойные стандарты и пр. Т. е. обычный набор пропагандистских штампов.

Во-вторых, что касается внутренней политики, то теперь властям нет особой нужды притворяться, стесняться делать вид, наступать на горло собственной песне. В итоге представителей оппозиции в участковых избирательных комиссиях оказалось только 0,09% от их общего состава. Это меньше, чем на прошлых выборах. Кампания проходит в условиях жесткого давления и усилившихся репрессий в отношении политических противников.

Особенностью нынешней кампании стала меньшая активность, более скромное участие оппозиции. Оппозиционные структуры не оправились от погрома после 19 декабря 2010 года, подошли к этой кампании ослабленными. По вопросу участия в выборах в среде оппонентов власти произошел глубокий раскол. Одна часть выступает за бойкот, вторая — за полноценное участие, третья собирается снять своих кандидатов перед голосованием. Понятное дело, отсутствие единства отрицательно сказывается на потенциале оппозиции.

Власти жестко пресекают попытки агитации за бойкот. Поэтому она пока ведется в основном в интернете.

В сравнении с предыдущими выборами, резко сократилось количество оппозиционных кандидатов, которые выдвигались путем сбора подписей. Это объясняется не только тем, что значительная часть оппозиции участвует в бойкоте. Появился еще один фактор, которого не было прежде. Оппозиция пользуется плодами той либерализации избирательного законодательства, на которую пошли власти в период диалога с ЕС. Если раньше политические партии имели право выдвигать своих кандидатов в депутаты только в тех округах, где была зарегистрирована местная партийная организация, то теперь эта привязка снята. Ныне руководящие органы партий могут выдвигать представителей в любом округе. И оппозиция этим обстоятельством широко воспользовалась. Что дало повод Л. Ермошиной говорить о возросшей роли партий в избирательном процессе. Но сбор подписей давал оппозиции возможность целый месяц легально агитировать население, а она этой возможностью не воспользовалась.

Итоги регистрации кандидатов в депутаты дали основания более точно идентифицировать тактику властей в ходе этой кампании. Прежде всего, обращает на себя внимание большое количество незарегистрированных претендентов: около 25%. На прошлых выборах их было значительно меньше.

И здесь интересно выяснить, почему одних кандидатов зарегистрировали, а других нет. Видимо, в этом вопросе решение по тактике достижения нужного результата передано в руки местной вертикали. Отчасти этим объясняется то различие в количестве и качестве кандидатов, которое мы наблюдаем в разных округах.

Другой фактор, влияющий на итоги регистрации, во многом связан с теми изменениями в избирательном законодательстве, о котором говорилось выше. Если претендент выдвинулся путем сбора подписей, то к нему легко придраться. Дескать, не тем почерком, не той ручкой сделана роспись в подписных листах, и все, человека не регистрируют. При том, что таким незарегистрированным кандидатам издевательски не показывают те подписные листы, в которых якобы сделана ошибка.

А если политик выдвигается от партии, то возможностей придраться к нему значительно меньше. Разве что за ошибки в декларации о доходах.

Таким образом, либерализировав избирательное законодательство, власти в определенном смысле связали себе руки. Именно поэтому отказали в регистрации в основном тем претендентам, которые выдвигались путем сбора подписей.

Хотя решение многих вопросов по поводу состава участников избирательной кампании переданы местной вертикали, но, думаю, судьба известных общественных и политических фигур решалась на самом верху. Власти исходили из того, что если кандидаты популярные, да к тому же уже активно поработавшие в своем округе, и не собираются бойкотировать выборы, то они могут создать ненужный ажиотаж и проблемы избирательным комиссиям на финише кампании. Поэтому благоразумно решили их просто не регистрировать, чтобы избавиться от лишней головной боли. В итоге не были зарегистрированы лидер движения «За Свабоду» А. Милинкевич, активисты кампании «Говори правду» М. Пашкевич, В. Коляка (Смолевичи), Д. Дашкевич (Рогачев), популярный артист Е. Крыжановский, известный врач А. Хадоркин.

Зато были зарегистрированы известные оппозиционные политики, в частности лидеры ОГП (А. Лебедько, Л. Марголин), Партии БНФ (А. Янукевич, Г. Костусев). Поскольку эти структуры собираются снимать своих кандидатов перед голосованием, то, видимо, власти решили, что можно их оставить, все равно на этапе подсчета голосов проблем избирательным комиссиям они не создадут.

Кажется, по итогам регистрации снят вопрос о возможности появления в Палате представителей нескольких оппозиционеров. Ибо те политики, чьи фамилии обсуждались в этом контексте, не зарегистрированы.

Начинается агитационный этап избирательной кампании. Может быть, хоть выступления кандидатов по телевизору как-то всколыхнут мертвое болото белорусских выборов.