TOP

ПОЧЕМУ ПЕДАГОГИ БЕГУТ ИЗ ШКОЛЫ?

Прошедшая вступительная кампания в вузы в очередной раз показала, что профессия учителя потеряла популярность и престиж. На педагогические специальности и в этом году поступали, мягко говоря, не самые лучшие абитуриенты. Но брали почти всех желающих, поскольку в стране не хватает учителей. 

По данным Белстата, за первую половину 2012 года число занятых в сфере образования в Беларуси сократилось на 15 тысяч человек: принято на работу 24590, уволено 39145. Почему так происходит, кто будет учить белорусских детей в ближайшем будущем?

 

В педвуз без конкурса

На педагогические специальности берут почти всех желающих. Студент на бюджетной форме образования — гарантия того, что будет кого распределять. А студент-платник — чего греха таить, кормилец для вуза. Именно средства, поступающие на оплату обучения, во многом являются определяющими в формировании бюджетов вузов.

В Белорусском педагогическом университете имени М. Танка в этом году конкурс отсутствовал. То есть брали всех, получивших сертификаты по определенным ЦТ, на следующие специальности: «Математика. Информатика», «Физика. Математика», «Физика. Информатика», «Физика. Техническое творчество», «Русский язык и литература. Иностранный язык (итальянский)», «Русский язык и литература. Иностранный язык (китайский)». Отметим, что в университете по большинству названных специальностей не было конкурса и в прошлом, и позапрошлом году. На физический факультет в 2011-м поступали даже те, кто набрал менее 100 баллов из 400 возможных. Понятно, что большинство вылетели из вуза после первой сессии.

Там же, где был конкурс, проходные баллы в этом году были очень невысокие. Например, на «Дошкольное образование» — 153, «Биология. Химия» — 210 (село) и 214 (город), «География. Биология» — 185 (село) и 193 (город).

В Мозырском педагогическом университете на физико-математический факультет на специальность «Физика. Информатика» на бюджет поступили абитуриенты с баллами, начиная с 64. У абитуриента, зачисленного по целевому конкурсу, — 162 балла.

На специальность «Математика. Информатика» по целевому направлению поступил абитуриент с 151 баллом. Проходной балл составил 95 баллов.

Самые высокие проходные баллы в вузе были на специальность «Информатика. Иностранный язык (английский)» — более 200.

 

Зарплата не прельщает

Преподаватель Гомельского государственного университета им. Ф. Скорины Александр Вороненко отмечает, что в педагоги идут неохотно и в других вузах страны. Даже в некогда весьма престижном Минском лингвистическом университете. Многие из абитуриентов, не поступив на бюджетное отделение переводческого факультета или факультет межкультурных коммуникаций, с достаточно высокими баллами шли на платное отделение. Хотя могли бы запросто поступить на бюджет, если бы выбрали педагогическую специальность. Это хорошо показывает, что молодые люди не хотят связывать свою жизнь с преподаванием в школе.

Нелюбовь к учительскому труду подтверждает статистика. По данным Белстата, за половину 2012 года число занятых в сфере образования в Беларуси сократилось на 15 тысяч человек: принято на работу 24590, уволено 39145.

Почему так происходит? Одна из причин — низкий уровень оплаты труда учителей. В июне средняя начисленная зарплата в сфере образования составила 2 млн 919 тысяч рублей. Учителя говорят, что если работать на полторы ставки 24 часа в неделю, иметь большой педагогический стаж и классное руководство, получать хорошую премию, можно заработать около 4 млн рублей.

 

Учителя не уважают?

Но не только маленькая зарплата заставляет уходить из школы. Репетитор по русскому языку с 15-летним педагогическим стажем (восемь лет готовит абитуриентов к ЦТ) Анжелика Салонович вспоминает, что в середине 90-х в педагогические вузы был достаточно высокий проходной балл.

— Я окончила педуниверситет в 1998 году. Вместе со мной училось много медалистов. И по приходу в школу было желание работать с детьми. Однако со временем все изменилось. И дело не только в том, что платят мало. Проблема в том, что учительская профессия потеряла престиж. Учителя не уважают дети, администрация, родители.

Анжелика Салонович отмечает, что раньше она работала с детьми более свободно. Ходили в театр, кино, на каток. При этом никто не заставлял писать планы воспитательной работы, как теперь. Или составлять список детей, с которыми идешь в театр, визируя его у администрации.

— Во мне, молодой учительнице, не убивали желание быть учителем. Сейчас нет уважения к учителю, думаю, потому что на него возложен ряд несвойственных педагогу функций. Мы должны водить детей в столовую, обеспечивая 100% посещаемость, на спортивные мероприятия. Дети приходят в школу есть или учиться? У нас же классный руководитель занимается посещением семей учеников, решением проблем трудных подростков и всем прочим. Классный руководитель в школе — это няня. Возможно, часть работы классного руководителя должна взять на себя все же социальная служба.

 

Жертвы режима

Что можно сделать, чтобы как-то улучшить жизнь учителя? Анжелика Салонович считает, что, прежде всего, освободить от пустой бумажной волокиты. Она отмечает, что теперь в школе все слишком заформализированнно — начиная с того, как учитель должен составить календарно-тематическое планирование, заканчивая орфографическим режимом. Есть масса мелочей, с которыми учителя устают сталкиваться изо дня в день, которые раздражают. Например, если одно произведение изучается в течение нескольких уроков, значит, в журнале учителя должно быть прописано, например: «А.С. Пушкин. «Дубровский». Образ Владимира Дубровского». И так по количеству уроков, в данном случае шесть раз — обязательно автор, произведение и новая тема. Или еще пример — требование к учителю писать на форточке в классе «форточка для проветривания». Педагог недоумевает: кому нужен такой формализм, не влияющий на качество обучения, которое в школе падает.

— У нас детский сад, начальная школа сами по себе. В начальной школе массово завышают отметки. Где нужно ставить 6, ставят 8. Ребенок приходит в 5-й класс и испытывает страшный стресс. Мало того, что все меняется в организации обучения, он к тому же не может подтвердить отметки, которые ему поставили. Затем то же самое происходит у многих на ЦТ. В результате многие не в состоянии подтвердить свои очень хорошие аттестаты. Когда ко мне как к репетитору приходят заниматься дети, спрашиваешь, сколько по русскому. Отвечают — 8, а знания на 3. Я понимаю учителей: политика в школе — не ставить плохих оценок, «двойка» за четверть вообще под запретом. Тех учителей, которые решаются на это, администрация донимает посещением уроков, просьбами письменно объяснить такие низкие оценки, рассказывает Анжелика.

Школу она не оставляет, успешно занимается репетиторством.

— Я каждый раз начинаю новый учебный год с надеждой на то, что вдруг что-то изменится. Хочу встретить в школе детей, которые хотят учиться. Но их становится все меньше, а проблем и обязанностей у учителей все больше, — отметила педагог.

Виктор ЛИСТОПАДОВ, www.zautra.by