TOP

ХОТЬ ТЫ ЧАВЕСУ ЖАЛУЙСЯ…

Жители деревни Староград Кормянского района жалуются на жизнь: зарплаты низкие, жилье не ремонтируют, крыша течет, а руководство создает «образцовую ферму». 

Шестиквартирный жилой дом по улице Советской в деревне Староград мало напоминает приличное человеческое жилье. Не намного лучше и соседние панельные дома, но этот особенный. Плоская крыша течет, паровое отопление давно отключено — из стен торчат трубы-дымоходы. Люди построили стояки, чтобы как-то обогреваться. Но от водяных потоков, сырости, плесени они избавиться не могут.

Жительница дома Наталья говорит: «Крыша течет, все кругом плывет. Стены мокрые — поклеить обоями невозможно. Дырки, щели вокруг».

Наталья работает сейчас на зернотоку в филиале АО «Корма-Агросервис», к которому присоединили местный совхоз. У нее двое детей, беременна третьим.

«Придется в таких условиях и растить. А где еще? Жилья нормального нет. Я на зернотоку работаю. Расценок не знаем — за что работаем? Мы миллион не можем заработать. Если же не будешь работать, жилье могут отобрать. А за миллион я не знаю, как детей одевать, кормить», — говорит женщина.

Муж Натальи Дмитрий до недавнего времени тоже работал в филиале «Корма-Агросервис» электрогазосварщиком, но уволился, потому что невозможно прилично заработать. Платили тот же миллион или чуть больше, если работал без выходных.

Дмитрий рассказывает: «Зарплата мне не позволяла даже хоть какой-то ремонт сделать. В ХХІ веке я не видел, чтобы в многоквартирном двухэтажном жилом здании стояли печки. Зимой — сажа, дым. Вода идет ржавая, она непригодна к употреблению. Кому ни говоришь — все бесполезно».

Недавно сельчане о своих проблемах написали Александру Лукашенко — и о жилье, и о зарплатах. В июле подготовили письма на имя председателя ФПБ Леонида Козика и президента Венесуэлы Уго Чавеса. Мол, Беларусь строит венесуэльцам агрогородки и разные другие объекты, а вы — помогите белорусам.

Письмо, однако, не отправили. Местное начальство обещало разрешить ситуацию. Даже крышу обещали начать ремонтировать в октябре, поскольку сейчас очень заняты созданием в хозяйстве «образцовой фермы» — как того требует руководитель государства.

Не улучшилась ситуация и с оплатой труда.

Доярка Екатерина отмечает: «Заработок низкий — что тут скажешь. Два миллиона не выходит. Разве мы плохо работаем? Работаем, как все. Скотнику «грязными» начислили три миллиона триста тысяч, а доярке — два миллиона. Еще высчитают, и я получу примерно полтора миллиона. Вот как мне прожить и семью прокормить?»

Один из местных начальников рассказал, что производство молока в этом году увеличилось. И привесы скота будто бы есть. Только животноводы существенной прибавки к зарплате не ощущают.

Телятница жалуется: «Я в мае получила полтора миллиона, в июне — миллион сто тысяч. Передала 27 телят на доращивание, а мне не оплатили. Как говорят, пропустили мимо ушей. Каждый месяц обещают: наша вина, доплатим, сделаем, поднимем, но ничего не повышается и не оплачивается».

БелаПАН