TOP

НЕРАЗУМНОЕ УСЕРДИЕ

А. Лукашенко впервые в субботу во время посещения БГУ прокомментировал ход избирательной кампании. Как и можно было ожидать, он ограничился одной темой. В очередной раз решил рассказать народу, какая плохая у нас оппозиция. С праведным гневом он обрушился на сторонников бойкота выборов. 

В ходе любой избирательной кампании белорусское политическое руководство оказывается в противоречивом положении. С одной стороны, надо продемонстрировать и собственным гражданам, и иностранным наблюдателям, что в Беларуси проходят свободные выборы, народ избирает власть. И главным доказательством этого факта является участие в этом процессе оппозиции. Дескать, смотрите, у нас конкурентные выборы, оппозиционеры проводят агитацию, выступают по радио и телевидению, их фамилии присутствуют в бюллетенях для голосования.

С другой стороны, избирательная кампания — опасное время для любой власти. Ибо это период искусственно созданного кризиса легитимности. И особенно сейчас, после прошлогоднего экономического обвала, когда, согласно независимым социологическим опросам, количество людей, не доверяющих власти, явственно превышает число доверяющих. И политическое руководство, естественно, опасается, как бы ход кампании не повернул в совершенно непредсказуемую сторону.

И единственный способ удержания ситуации под контролем, который власти знают, это усиление и расширение репрессий и ограничений, максимальное сужение рамок проведения избирательной кампании.

Как оказалось, главную опасность для себя правящая команда видит в бойкоте. Об этом свидетельствует не только субботнее заявление А. Лукашенко. Местные власти не разрешают проведение пикетов с призывами бойкотировать выборы. В эфир не пропускают телевыступления оппозиционных кандидатов, в которых содержится тема бойкота.

Если подходить к вопросу рационально, то сам факт неучастия большинства населения в голосовании непосредственной угрозы власти не несет. Избирательные комиссии давно научились делать нужный процент явки независимо от того, сколько действительно граждан пришло на участки проголосовать.

Но участие в выборах с советских времен является признаком лояльности населения существующей власти. И если большинство граждан не явились бы на избирательные участки, причем на фоне объявленного оппозицией бойкота, то это стало бы морально-психологическим ударом для руководства государства. Хотя бы власти это официально не признали (Л. Ермошина уже назвала примерную цифру явки избирателей).

Поэтому борьба за высокую явку в условиях призывов оппозиции к бойкоту станет главной задачей всей исполнительной вертикали. Именно по этому показателю, а не по уровню урожайности, будут оценивать эффективность деятельности местной власти, руководителей предприятий. Можно предположить, что на этих выборах административный ресурс с целью принуждения граждан к участию в выборах будет включен на полную мощность.

А пока власти борются с «бойкотистами» вопреки закону. Ибо избирательное законодательство разрешает бойкот. Л. Ермошина и Н. Лозовик объявили его «антигосударственным» актом. Но то, что разрешено законом, не может быть «антигосударственным» действом по определению.

Таким же нарушением закона является и цензура телевыступлений кандидатов в депутаты. Т. е. оппозицию вроде бы допустили к участию в выборах, но загнали в узкий коридор.

Не менее интересная складывается ситуация с теледебатами, которые руководство Центризбиркома широко и громогласно объявило как новый шаг в развитии белорусской избирательной демократии. Когда же дело дошло до осуществления этой идеи, власти включили задний ход. Оказалось, что в избирательном округе должно быть не менее двух кандидатов, изъявивших желание поучаствовать в дебатах. Но кандидаты от власти отказываются. И это вполне понятно и было заранее прогнозируемо. Ибо провластные кандидаты, как правило, непубличные политики. И их появление на экране скорее дало бы отрицательный эффект. Да и зачем им делать такие усилия, если государственная машина по проведению выборов работает безотказно и результаты выборов заранее известны.

На прошлой неделе власти выявили для себя еще одну угрозу. Милиция и спецслужбы задержали администраторов социальных сетей, которых посчитали особо опасными. Как известно, политическую борьбу в интернете белорусские власти безнадежно проиграли. А в период выборов угроза мобилизации оппозиционно настроенной части общества посредством интернета возрастает. Ибо избирательная кампания политизирует население. К тому же возрастает вероятность уличных акций. Об этом свидетельствует не только опыт «арабской весны», но и пример близкой России, где выборы в Госдуму тоже никто не воспринимал всерьез, а они в итоге вылились в массовые протесты, организованные как раз через интернет. Поэтому и был организован погром наиболее оппозиционных социальных сетей.

Есть ли в этом практический смысл? Какой эффект могут получить власти, осуществляя репрессии против интернет-сообщества? Ведь, во-первых, социальная сеть быстро восстанавливается. Во-вторых, репрессии спецслужб создали этим сообществам дополнительную рекламу. В самой большой из них участвовало 35 тыс. друзей. После погрома об этих социальных сетях узнало несколько сотен тысяч пользователей. Возможно, сам А. Лукашенко плохо понимает механизм функционирования интернета, в чем он сам признавался российским журналистам. А спецслужбы этим пользуются, рапортуя об очередной победе над оппозицией.

Но главный смысл этой акции состоит в запугивании оппозиционно настроенных граждан. Других методов борьбы с интернет-пользователями у белорусских властей просто нет. Отчасти это удалось, ибо многие пользователи сетей уходят оттуда, меняют пароли и принимают иные меры защиты. Но минусов для власти от этой акции больше, чем плюсов.

Еще менее понятна логика властей в организации нового суда над политзаключенным Дмитрием Дашкевичем, на котором ему присудили дополнительно еще один год заключения. Это прецедент. До сих пор политзаключенным лишь ухудшали условия пребывания за решеткой (Н. Статкевичу, Н. Автуховичу), но не увеличивали срок. И это на фоне, когда белорусская и зарубежная общественность с нетерпением ждет освобождения всех политузников, в стране находится много иностранных наблюдателей, которые проводят мониторинг наших выборов. Имидж властей и оценку избирательной кампании этот суд явно не улучшит.

Иначе говоря, мы наблюдаем классическую иллюстрацию к известной истине, что неразумное усердие всегда во вред.