TOP

ТОРГ УМЕСТЕН

Время, посвященное просьбам, требует также времени на благодарность.Владислав Гжегорчик Визит А. Лукашенко к В. Путину в Сочи оказался неожиданным для политизированной публики. Судя по тому, что не было никаких намеков и утечек информации, решение о встрече президентов было принято в последний момент. И поэтому чисто внешне визит выглядел как чрезвычайный и срочный. 

Скорее всего, о встрече попросила белорусская сторона. Косвенным свидетельством в пользу этой версии стал телефонный разговор двух президентов 11 сентября, который произошел по инициативе Минска. И здесь особенно сильное впечатление производит повод, ради которого белорусский лидер побеспокоил своего российского визави. По сообщению пресс-службы Кремля, А. Лукашенко поздравил В. Путина с успешным проведением саммита Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества во Владивостоке. Когда хочешь вытянуть партнера на переговоры, можно даже поздравить его с днем рождения тещи.

С чего вдруг такая крайняя срочность и необходимость? Здесь может быть несколько вариантов ответа. Степень зависимости Беларуси от России сегодня такая, что даже маленький чих в Москве превращается в тяжелый и затяжной кашель в Минске. Наиболее яркой иллюстрацией этого тезиса стала история с уже ставшими знаменитыми растворителями и разбавителями. Стоило руководству России просто дать устное распоряжение своим компаниям прекратить поставки сырья для производства этих продуктов, как положительное сальдо внешнеторгового баланса Беларуси мгновенно обвалилось в 18 раз! Со всеми вытекающими отсюда грозными последствиями для валютно-финансовой стабильности нашей страны.

В этом смысле интересны были рассуждения премьер-министра Беларуси М. Мясниковича в пятницу на встрече с журналистами. Он поведал, что, оказывается, Беларусь сама прекратила экспорт растворителей, дабы наши стратегические партнеры не подозревали нас в недобросовестности. Такое союзническое благородство вызвало бы умиление, если бы не было известно, что производство этих скандальных продуктов прекратилось по банальной причине: российские компании прекратили поставки сырья.

Но из пояснений М. Мясниковича следует, что белорусское руководство не оставляет надежд переиграть это решение России и хотя бы частично вернуться к производству и экспорту растворителей и разбавителей. «Если считается, что беспошлинная продажа наносит какой-то экономический ущерб или это упущенная выгода для какой-то стороны, то давайте будем смотреть, может быть, квоты, пошлины вводить», — заявил премьер-министр.

Т. е. перевод растворителей и разбавителей в статус нефтепродуктов и уплата пошлин в российский бюджет мог бы стать тем компромиссом, который, наверное, устроил бы обе стороны. Это гораздо выгоднее для Беларуси, чем полное прекращение их производства.

Весьма вероятно, что именно стремление побудить Россию открутить назад в вопросе о растворителях и разбавителях и было главной целью А. Лукашенко. Ибо цена прекращения этого бизнеса для белорусской экономики очень высока.

Удалось ли президенту Беларуси достичь желаемого? Опыт белорусско-российских саммитов показывает, что если по итогам двусторонних переговоров президенты или их пресс-службы ничего не говорят о конкретных итогах, значит, стороны не договорились. Единственным конкретным результатом переговоров в Сочи стала договоренность о проведении в декабре заседания Высшего госсовета Союзного государства. Но с другой стороны, информационное сообщение пресс-службы белорусского президента было выдержано в оптимистических тонах.

Можно предположить, что как обычно происходит в отношениях Минска и Москвы, начался жесткий торг. Скорее всего, В. Путин готов пойти на компромисс в вопросе растворителей и разбавителей, но ждет в ответ уступок со стороны Беларуси. А. как известно, главным требованием Москвы является допуск российского капитала к наиболее прибыльным белорусским предприятиям.

И здесь, судя по всему, Минск под жестким прессингом делает шаги навстречу. Сейчас белорусская и российская стороны создают новую структуру для совместной продажи на мировых рынках калия. Вместо прежней «Белорусской калийной компании» по инициативе российского «Уралкалия» формируется «Союзкалий». Правда, никто толком не объяснил, зачем менять шило на мыло, но это уже другой вопрос. В данном случае важно то, что до сих пор руководство Беларуси жестко настаивало на образовании «Союзкалия» на паритетных началах. А. Лукашенко даже выставлял российскому «Уралкалию» нечто вроде ультиматума. По его словам, «больше возни вокруг этого быть не должно, даже если нам придется наши отношения с россиянами пересмотреть».

И вот на брифинге в пятницу премьер М. Мясникович сообщил, что в создаваемом «Союзкалии» доля российского «Уралкалия» составит 50,85%, доля «Беларуськалия» — 49,15%. Возможно, это и есть плата за возвращение «растворительного» бизнеса. Или это только часть откупного?

Потому что тот же М. Мясникович проинформировал, что «28 сентября, по моей просьбе, состоится встреча с Дмитрием Анатольевичем Медведевым в Ялте, мы будем обсуждать две группы вопросов. По его словам, белорусская сторона намерена обсудить интеграционные вопросы и перспективы создания совместной компании «РосБелАвто» на базе активов «МАЗа» и «КАМАЗа».

Переговоры по объединению двух машиностроительных заводов происходят не менее занимательно и драматично. 21 июля М. Мясникович доложил А. Лукашенко, что белорусская и российская стороны достигли принципиального согласия, договорились, что управление создаваемым холдингом будет организовано на паритетных началах, и белорусское государство сохранит контроль над «МАЗом». Но 31 августа глава российской госкорпорации «Ростехнология», в которую входит «КАМАЗ», С. Чемезов заявил, что о создании холдинга на паритетных началах не может быть и речи. Т. е. Россия хочет поглощения «МАЗа» и этого не скрывает. Таким образом, флагман нашей промышленности у Беларуси, говоря российским сленгом, «отжимают».

У Москвы есть еще один рычаг давления на Минск. До конца года Антикризисный фонд ЕврАзЭС должен выдать Беларуси очередной транш кредита. Но известно, что белорусская сторона не выполняет одно из главных условий соглашения о кредите: продажа госсобственности на сумму $2,5 млрд. Руководство Беларуси и не скрывает, что не собирается выполнять данное обязательство. Весной это прокатило, тогда В. Путин, прибыв с первым визитом в новом статусе президента в Минск, с барского плеча выдал кредит, не взирая на саботаж с приватизацией белорусских предприятий. Теперь же Москва может сделать этот вопрос принципиальным.

Поэтому и не было объявлено о каких-то конкретных итогах переговоров в Сочи. России некуда спешить. Она может подождать, пока клиент созреет.