TOP

ЖИЗНЬ НА ВЫЖИВАНИЕ

83-летняя Наталья Леонидовна, которую журналисты встретили в подземном переходе у универмага «Беларусь», в 9 часов утра волокла по лестнице железную коляску. Она собирает макулатуру. Свой день пенсионерка начала на «работе».

Бабушка шла по переходу, останавливалась перед торговыми точками и робко стучала в двери. «Есть у вас, детки, картон?» — спрашивала. «Нет бумаги, понедельник», — отмахивались продавцы. Надо идти дальше…

Image 403

«Мне 83 года, я работала на заводах, много чего пережила, — за две минуты Наталья Леонидовна рассказала нам свою жизнь. — Пенсию получаю хорошую — 2 миллиона. Мне бы хватило. Но у меня есть долг».

Долг пожилой сборщицы макулатуры, как и десятков тысяч других белорусских пенсионеров, — помогать своим нищим детям и внукам. Дочь Натальи Леонидовны разведена, имеет двоих детей, которых нужно учить на платном отделении вуза.

«Помогаю им, кто еще поможет?» — говорит бабушка и спешит дальше. За месяц на своем картоне она заработает 200—300 тысяч, как раз для себя. А пенсию отдаст в семью. Ей «всего» 83 года, силы, чтобы доучить внуков, еще есть. А потом, быть может, и на свадьбу что-то соберет.

Два с половиной миллиона (четверть страны) — пенсионеры. Они всю жизнь вкалывали на производствах, остались среди них те, кто пережил войну. Показатель отношения государства к пенсионерам — индикатор развития общества. Белорусская власть всячески показывает, что старикам помогают, не оставляют один на один с нищетой. Символические повышения пенсий случаются несколько раз в году. Белорусские старики все еще живут в коммунизме, поэтому им кажется, что это нормально.

…10 часов утра, у специализированного магазина рядом с Минской овощной фабрикой десяток пенсионеров стоят в очереди за так называемыми «нестандартными» овощами. Они похуже обычных, поэтому дешевле. 75-летний Иван Трофимов приезжает сюда дважды в неделю, а потом продает слегка подгнившие помидоры и перец рядом с магазином в Курасовщине.

«Что-то с ногой стало, еле хожу, — говорит он нам. — Как живу? Пенсия полтора миллиона, сын выпивает… Надо его содержать».

Image 404

Image 405

От магазина нас прогоняет пожилая женщина лет 70. «Уходите, нечего здесь фотографировать, — разгорячена она. — Ходят тут всякие, а потом пишут, что старики нищие, что в стране все плохо».

А разве, бабушка, хорошо? Но мы не ввязываемся в идеологический спор. Спорить с белорусскими пенсионерами бесполезно.

«Я бы прожил на свою пенсию, два миллиона мой внук-специалист в своем издательстве не получает, — рассказывает Александр Иванович, который у универсама «Байкальский» продает картошку. — Но вот на похороны денег пока не собрал. Шутка!»

Пенсионеры, которые торгуют у магазинов, отворачиваются от камеры, прячут свои лица. Иногда их гоняют, место неспокойное. Они недоверчивы, обозлены, но по-прежнему в строю. Почему?

Image 406

«Большинство пожилых людей в Беларуси не жалуются на свое материальное положение», — заявил недавно заместитель министра труда и социальной защиты Александр Румак.

Румак прав. И дело не в том, что наши старики, в отличие от немецких, не любят путешествовать и поэтому не переживают, что их пенсии не хватит на один день в турецком отеле. Жаловаться не позволяет им психология, а если не хватает на хлеб, старики пытаются заработать.

onliner.by