• Погода
  • -16
  • EUR3,0813
  • USD2,5428
  • RUB (100)3,4635
TOP

ЛАТВИЯ — БЛИЗКАЯ И ДАЛЕКАЯ

У Беларуси пять стран-соседок. С Россией, ясное дело, мы во всех союзах, она нас за это поддерживает дешевыми газом и нефтью, периодически прощает долги. В Украину ездим отдыхать, в Вильнюс и Варшаву — покупать. А что Латвия? Латвия с ее столицей-жемчужиной Ригой остается для белорусов самой далекой из ближайших соседей. В переносном, конечно, смысле. 

В разных союзах

Ни Латвия, ни Беларусь в этом мире не «гуляют сами по себе». Обе страны за годы независимости обзавелись влиятельными и обеспеченными покровителями и союзниками. О союзных узах Беларуси долго говорить не буду. Последний (по времени) наш союз — Таможенный, вместе с Россией и Казахстаном. Сулит нам, если верить отечественному телевидению, золотые горы. Мы их, правда, пока не заметили, но ведь так хочется помечтать…

У Латвии союз с Европой — Евросоюз. Его плоды тоже пока не каждый латвиец попробовал. Но процесс, как говорил Горбачев, чье правление в СССР закончилось началом создания новых геополитических союзов, пошел. И пошел, скажу я вам, ощутимо.

Возьмем самый понятный всем срез — общий рынок труда. Не нравится тебе, например, в родном отечестве, работу не нашел подходящую — езжай к союзнику, может, у него что найдется. Для наших людей находится в основном в Москве и Санкт-Петербурге. Некоторые эксперты называют цифру почти в миллион человек — где-то на российских просторах они нашли свое трудовое счастье и призвание.

В Латвии цифра трудовых мигрантов почти в два раза меньше. Но и населения здесь проживает всего 2,5 млн человек. Каждый пятый работает за пределами страны. Конечно, едут отсюда и за российским рублем. Особенно неграждане — есть такая категория населения, о них разговор впереди. Для латвийских неграждан Россия открыла безвизовый въезд…

Но основная-то масса все-таки стремится в Европу. Туда виза не нужна. Предпочтения латыши отдают Ирландии, Англии, Германии, Франции. Кем они там работают? Кто плохо учился в школе, не знает языков и не овладел подходящей профессией, начинает трудовую карьеру мойщиком посуды в ресторане, разнорабочим на стройке или сборщиком клубники. А если у тебя с английским о’кей и диплом инженера в придачу, то и работу можешь найти на уровне. Само собой, и зарплата европейская.

Молодая, симпатичная женщина Наташа, которая помогала мне освоиться в стране и перевести с латышского кое-какие документы, рассказала, что в энергетической компании, где она работает, остро не хватает инженеров-электриков и просто электриков.

— Уехали в Европу, — говорит она. — А наши институты перестали готовить специалистов-инженеров. Сложно, затратно, проще штамповать экономистов или менеджеров по персоналу.

Таксист Валдис по дороге в аэропорт делится своими наблюдениями. «Три года назад, — мечтательно вспоминает он недавнее прошлое, — наши люди — как это в вашем фильме говорят? — на такси в булочную ездили. Могли себе позволить, средняя зарплата до тысячи долларов доходила. Набрали кредитов, накупили дорогущих квартир в центре Риги… А потом — кризис. Зарплаты упали в 2 — 3 раза. Увольнения… Как отдавать? Многие уехали в Европу на заработки. А на такси ездят теперь в основном туристы…»

Не правда ли, ситуация чем-то похожа на наши «тучные годы»? Отличие только в том, что латыши брали кредиты под 3 — 4 процента и отрабатывать их уехали на Запад, у нас же заемные деньги были в несколько раз дороже, а на заработки наши заемщики отправились в Россию.

Вообще-то латыши по натуре своей домоседы, без нужды в дальние страны не рвутся. Это подтвердила и заместитель руководителя госоргана по миграции Мойра Розе. Она очень надеется, что в скором времени начнется обратный процесс — уехавшие на заработки латыши начнут возвращаться. Они привезут из Европы не только деньги, что немаловажно, но и профессионализм, новые идеи. Латвии это пойдет только на пользу.

Следы евроинтеграции, несмотря на кризис, видны в стране повсюду. Вон на Даугаве стоит паром — ночью он уйдет то ли в Стокгольм, то ли в Хельсинки. За мостом, напротив Старой Риги, поднимаются в небо нехарактерные для латышской столицы высотки — это инвесторы из Европы возводят деловой центр. По дороге в Юрмалу глаз цепляется за корпуса каких-то производственных предприятий — все новое, с иголки, и тоже на деньги шведов, немцев, датчан…

Друзья решили показать мне латышскую глубинку. Выбор пал на город Бауска, это почти на границе с Литвой. Если у вас память хорошая, то вы без труда припомните, что совсем недавно белорусский МИД выразил возмущение в связи с установкой в этом городе монумента латышскому легиону СС. Мы к монументу не ездили и вообще о нем не вспоминали, зато посмотрели огромный и пока не очень ухоженный Рундальский дворец, построенный курляндским герцогом Бироном, фаворитом русской императрицы Анны Иоановны. А потом заглянули в обычное для здешних мест фермерское хозяйство. Примерно 150 гектаров ухоженных полей, небольшое — два десятка голов — стадо коров, понемногу всякой живности. Возле старого, но еще крепкого дома — хозпостройки, два трактора, комбайн, новый японский внедорожник. Старый сад, цветы… Если бы я не знал, что нахожусь в Латвии, то, честное слово, подумал бы, что это где-нибудь на севере Германии или в Голландии. Разве что дороги выдают советское прошлое этой прибалтийской страны. Они не лучше, чем у нас.

Image 438

Image 437

Однако сладкую жизнь Евросоюз принес далеко не всем латышам. Молодым — да, расширил горизонты, предоставил возможности, очертил перспективы. А пенсионеры евроинтеграцию особенно и не почувствовали. Пенсии — отнюдь не европейские (правда, и не белорусские), а цены зашкаливают… Да и фермерам, у которых мы побывали, живется туго.

Кстати, о сладкой жизни. От многих, с кем общался, слышал недовольство, раздражение тем, что по требованию Евросоюза в Латвии были закрыты все четыре сахарных завода. Якобы они не соответствовали европейским стандартам. Наверное, так оно и было. Но ведь взамен новые заводы никто не спешит строить. Сахар теперь завозной. А кто восполнит потери фермеров, которые специализировались на выращивании сахарной свеклы? Многие взяли кредиты, закупили дорогую технику.

А пока что Латвия готовится к введению евро. По оценкам международных агентств, страна уже в этом году выполнит «Маастрихстские критерии». Потенциальный риск связан только с критерием инфляции. В этом году она должна составить 2,3%, что ниже среднеевропейских 2,6%, но на фоне растущего внутреннего спроса и затрат на энергетику возможен и стремительный рост цен. Инфляционные ожидания провоцирует то, что Латвия выходит из кризиса … более сильной, чем ожидалось. Это способствует спросу на рынке труда, оказывает дополнительный позитивный эффект на экономику, но и давит на рост зарплат.

Знакомая ситуация? Да, и у нас рост зарплат подстегивает инфляцию и грозит очередной девальвацией. Разница только в механизмах. У нас все делается волевым путем, у них — с помощью рыночных рычагов. Как писали когда-то в советских газетах: два мира — два образа жизни…

(Продолжение следует.)

Василий ЗДАНЮК, Минск — Рига — Минск