TOP

ВОТУМ НЕДОВЕРИЯ

Если недавняя отставка руководства спортивной отрасли или высших офицеров Министерства обороны и пограничного комитета (за «плюшевый десант») ожидалась и прогнозировалась, то снятие с должности председателя Комитета госбезопасности Вадима Зайцева стало полной неожиданностью. Из скупых официальных сообщений следует, что непосредственным поводом для высочайшего гнева стало самоубийство подполковника КГБ А. Казака. 

Когда перестают верить всем, это и есть обреченность.

Из кинофильма «Майор Вихрь»

Эта трагедия случилась месяц назад. Важно отметить, что пресс-служба Комитета госбезопасности повела себя в привычном для белорусских органов власти стиле. Она все отрицала. Произошло точно так же, как в случае с «плюшевым десантом». Сначала официальные органы отрицали сам факт появления шведского самолета в белорусском небе, называли информацию независимых СМИ об этом событии фальсификацией. Через три недели президент признал факт и устроил «разбор полетов».

Белорусские эксперты уже отметили, что официальное объяснение причин отставки В. Зайцева несколько натянутое. Из-за самоубийства подполковника у нас не увольняют руководителя одного из ведущих силовых ведомств. Даже после прошлогоднего теракта в минском метро, имевшего огромный общественный резонанс, глава КГБ не был отстранен от своей должности. А ведь предотвращение терактов — непосредственная задача Комитета госбезопасности.

Поэтому есть серьезные основания считать, что самоубийство подполковника А. Казака стало лишь поводом для отставки В. Зайцева. Секретарь Совета безопасности Л. Мальцев, временно назначенный исполняющим обязанности председателя КГБ, признал, что кроме этого трагического инцидента «есть и ряд других вопросов, которые требуют тщательного расследования». И во время недавней разборки со спортивным ведомством А. Лукашенко упрекнул В. Зайцева, который по совместительству возглавляет федерацию биатлона, что в лыжно-биатлонной базе «Заячья поляна» вместо тренировок детей проходят «разные попойки-пьянки» генералов. И поручил разобраться.

По всему видно, что уже за какое-то время у президента накопился негатив по отношению к отстраненному председателю КГБ. И самоубийство сотрудника ведомства стало лишь удобным предлогом. Это фирменный стиль А. Лукашенко. Совсем недавно, используя скандал со шведским самолетом, президент отправил в отставку председателя Государственного пограничного комитета И. Рачковского. Хотя главная вина за провал системы противовоздушной обороны лежит не на пограничниках, а на военных. А в 2008 году из-за взрыва во время празднования Дня независимости попал в опалу секретарь Совета безопасности В. Шейман, хотя, скорее, напрашивалась отставка главы МВД.

Из информации об итогах совещания у президента в пятницу следует, что А. Лукашенко выразил недоверие не только В. Зайцеву, а всему руководству КГБ. Сотрудники комитета отстранены от расследования дела о самоубийстве. Оно поручено Генеральной прокуратуре и Следственному комитету.

Эксперты также обратили внимание, что в данном случае было нарушено обычное правило, когда после отставки руководителя ведомства и до назначения нового его функции исполняет заместитель. Теперь в КГБ фактически введено внешнее управление. Исполнять роль пастыря для заблудшего стада, местоблюстителя в комитете назначен секретарь Совета безопасности Л. Мальцев.

Возможно, мы никогда не узнаем, какие действительные, непосредственные причины послужили тому, что президент объявил вотум недоверия важнейшему силовому ведомству. Тем не менее, предыдущий опыт взаимоотношений А. Лукашенко с КГБ позволяет сделать некоторые выводы.

В недемократическом государстве роль и политическое влияние силовых структур, спецслужб много большее, чем в демократическом обществе. Они являются центральным государственным институтом, несущей конструкцией правящего режима, важнейшим инструментом удержания власти, подавления всех политических противников и просто несогласных. Спецслужбы получают огромные полномочия, они не связаны никакими законами, только указаниями правителя.

Роль силовых структур как опоры авторитарной власти еще более возрастает по мере падения электоральной поддержки правящего режима. А именно это мы сейчас наблюдаем в Беларуси.

Между силовыми ведомствами все время происходит конкуренция, подковерная борьба за влияние, близость к телу правителя. Долгое время продолжалось противостояние между МВД и КГБ, оно даже выплескивалось на поверхность в виде различных скандалов, громких уголовных дел. Но после отставки министра внутренних дел В. Наумова политический вес милиции в системе власти резко упал, а влияние КГБ, наоборот, существенно возросло. За решеткой оказались некоторые высокопоставленные офицеры МВД, иные бросились в бега.

Но резкое возрастание политического веса одной спецслужбы несет потенциальную угрозу, становится опасным для самого главы государства. Речь идет даже не о вероятности дворцового переворота, хотя этот фактор верховный вождь должен постоянно иметь в виду. Просто бесконтрольность и беззаконие порождают безответственность и вседозволенность. Тормоза отключаются, руководители спецслужб на каком-то этапе приходят к убеждению, что им дозволено все. И возникает соблазн стать автономным от верховного правителя, повести свою игру. С бывшими руководителями КГБ такие истории случались. Вспомним, как в 2004 году Л. Ерин вступил в контакт с протестовавшей оппозицией, а С. Сухаренко в 2007 году дал команду избить председателя Комитета госконтроля З. Ломатя.

Поэтому, чтобы держать КГБ под контролем, А. Лукашенко придерживается нескольких правил. Во-первых, нельзя, чтобы на посту председателя КГБ долгое время находился один человек. Слишком сильная это фигура вне зависимости от личных амбиций этого руководителя. Никто не задерживался в этом кресле больше пяти лет. Вот пришло время менять и В. Зайцева. А повод всегда найдется.

Во-вторых, мало поменять только председателя КГБ, нужно периодически проводить смену всей верхушки этого ведомства. Поэтому после каждой отставки главы Комитета госбезопасности там проводилась основательная чистка. Судя по тому, что введено внешнее управление КГБ, нечто подобное произойдет и сейчас.

В-третьих, обратите внимание, как обставляется смена председателя КГБ. В других ведомствах назначение нового руководителя происходит просто. Издается президентский указ, информация о котором доводится до заинтересованных лиц и общественности. Примерно так произошла у нас последний раз смена премьер-министра. Например, бывший министр спорта Ю. Сиваков недавно рассказал, что узнал о своем смещении из СМИ.

А вот отставка председателя КГБ обязательно сопровождается совещанием президента с руководителями силовых структур, как произошло сейчас, или встречей А. Лукашенко с высшим составом Комитета госбезопасности, как было в прошлые разы после ухода В. Мацкевича, Л. Ерина, С. Сухаренко. Глава государства обязательно объясняется, рассказывает о мотивах своего решения. Т. е. на всякий случай стелет соломку. Что лишний раз свидетельствует об особом месте КГБ в нынешней системе власти.

И еще важный момент. Когда в фаворе оказались пограничники (И. Рачковский, В. Зайцев), все эксперты в один голос заговорили об усилении политического влияния Виктора Лукашенко, который служил в пограничных войсках. Теперь оба его протеже оказались в опале. Поэтому выводы о влиятельности старшего сына президента, видимо, оказались сильно преувеличены.