• Погода
  • -16
  • EUR3,0813
  • USD2,5428
  • RUB (100)3,4635
TOP

ВОТ И ПОЙМИ НАС…

Мне казалось, что некоторые стереотипы периода Советов остались далеко в прошлом. Ну, например, то, что якобы все литовцы (а также латыши, эстонцы) нас, то есть белорусов, русских и прочих славян, не любят. Но оказалось, что это не так…

Недавно в подъезде моего дома в Гродно меня остановила соседка, симпатичная тетка Стася. Стася — дама в возрасте. Ей 74. Несмотря на то что мы соседствуем уже более 20 лет, общаемся не часто. Я не являюсь членом местного клуба «нашей скамейки», и поэтому о том, что происходит в моей жизни, Стася строит догадки, выглядывая во двор из окна своей кухни. В этот раз она остановила меня и сразу перешла к делу:

— Нина, где ты теперь живешь, правда ли, что в Литве?

— Ну, в общем, да, чаще там, чем здесь.

— И как ты с этими лабусами уживаешься?

— Нормально. Никаких проблем.

— Да? Вот и моя сестра в Вильнюсе как-то осталась и уже давно живет. Я ей говорю, давай возвращайся. Нет, не хочет. Ты, говорит, Стася, полиэтиленовые пакетики стираешь? Стираю, говорю. А мы, отвечает, нет. Выбрасываем. Во, как! А все равно ведь эти лабусы нас не любят. Вот я однажды была в Друскениках. Иду по улице, а навстречу литовка. Ну такая, прям настоящая литовка. Я к ней и спрашиваю… не помню о чем, ну не важно. А она мне — «не супранту». Ах ты ж! — «не супранту!» — все ты супранту, только специально мне не говоришь. Вот они какие, Нина.

Но на этом Стася не остановилась и продолжила:

— А недавно здесь уже, иду по Горького, тормозит машина с литовскими номерами. Мужик окно открыл и спрашивает меня, как проехать к центру. А я взяла да и показала ему во-он туда, и он поехал… за Неман. Вот так вот. Грех, конечно, взяла на душу, но так ему и надо.

Еще одна моя знакомая — тоже дама в возрасте Стаси, но последних 30 лет проживает в Литве. Она русская, замужем за литовцем. Оба пенсионеры. Он еще и подрабатывает переводами с французского и дает уроки этого языка. Имеют машину, загородный дом — дачу.

Впервые зайдя к ним в квартиру, поздоровалась на литовском. Лидия, назовем даму так, не ответила и скрылась на кухне. В другой раз сказала, что с ней можно не церемониться и здороваться по-русски. Вообще она искренне не понимала моего интереса к литовскому языку:

— А я НИ ЗА ЧТО, — с расстановкой и ударением. — НИ ЗА ЧТО не стала бы говорить на этом дурацком языке! Здесь все мне противно. Гадко! Все против русских. Все! Не могу здесь жить!

Почему бы ей не уехать к дочери в Воронеж? Не получается. Как только у Лидии в очередной раз случается кризис национальной совместимости и она заговаривает об отъезде, ее муж «начинает рыдать», и она остается. «И так все 30 лет!» Но когда-нибудь она, может, и уедет из этой «противной страны» в замечательную страну Россию к дочери. Как живет дочь? «Ой, знаете, если бы я не высылала ей свою пенсию, не знаю, как бы она прожила. Работает бригадиром на кондитерской фабрике. Пока фабрика работает, зарплату получает, но часто предприятие простаивает, и тогда денег не платят, но ходить на работу все равно надо. Такой бардак!»

Я, собственно, зашла к Лидии на минутку, вернуть книжку ее мужу Антанасу. Задержала книгу и от этого чувствовала неловкость, просила передать извинения. А где Антанас?

— Он в аквапарке.

—???

— Да, вы знаете, там сейчас акция. Абонемент на месяц всего 77 литов (231000 BLR) стоит. Ходи хоть 6 раз в неделю. Можно париться, принимать процедуры, плавать в бассейне. Вы знаете, о-о-чень это хорошо.

— А вы ходите туда?

— Нет. Я предпочитаю ходить в «СПА-Вильнюс». Это совсем рядом с домом. Там, правда, дороже. Абонемент стоит 190 литов (570 000 BLR). Но там спокойней и мне больше нравится.

Вот и пойми их, моих знакомых дам…

Нина ПОЛУЦКАЯ, Belaruspartisan.org