TOP

МИР НЕ СУМАСШЕДШИЙ, ТОЛЬКО ЛЮДИ…

А что, неплохо сказал классик, по делу. Мир действительно не сумасшедший, он разумный и предусмотрительный. Настолько, насколько мы того заслуживаем…

Как только начинаем делать слишком много глупостей, так на тебе — то цунами, то землетрясение, то все вместе. Или глобальное потепление. И ведь все уже было и еще будет, не волнуйтесь. Это мы, люди, такие умные, все остальные организмы просто живут. До того момента, как будут съедены другими организмами или не съедят кого сами. Ну а мы, люди, нагадим, нашкодим, а потом ждем конца света. Сухари сушим и водой запасаемся…

Случаются и у нас рождественские истории…

Знакомство у меня с Оксаной, можно сказать, шапочное. Некоторое время работали в одном месте и по одному адресу. Не сказать, что Оксана писаная красавица. Но женщина очень эффектная, высокая, стройная, черноволосая и весьма симпатичная. В глаза бросается сразу. Правда, поведение несколько странное. Ни с кем особо не общается, все больше молчит, погружена в себя, одним словом. А потом мне рассказали: она глухая… Все встало на свои места. То есть перевернулось с ног на голову.

У нее даже муж был, вполне нормальный. Видимо, слишком нормальный для Оксаны. Поэтому разбежались. До сих пор не совсем понимаю, как ей удавалось работать в такой профессии, где надо постоянно говорить и слушать. Впрочем, она умела читать по губам. Я так понимаю, что функции речи перешли у нее к другим органам восприятия окружающего мира. Ну и прекрасно, человека бросили в воду и велели: учись плавать, а то утонешь. Он взял и научился. Это мне сразу понравилось.

Сейчас Оксана в Испании. Что она там делает? О, это отдельная история, с тем самым рождественским привкусом. Дело в том, что глухие люди гораздо общительнее слышащих. Тут нет никакого противоречия. В силу врожденного дефекта такие люди вынуждены в основном молчать. А когда появляется возможность поговорить, пообщаться, они наверстывают упущенные возможности с большим энтузиазмом. Политики не могут договориться, а инвалиды делают это легко. Ездят друг к другу в гости, встречаются, чтобы просто посидеть у костра. Из страны в страну перемещаются тоже без проблем. У наших, конечно, иногда возникают проблемы с поездками, а европейский инвалид — уважаемый человек, его там чуть ли не на руках носят.

Каким-то образом оказался в Беларуси глухой испанец. Где-то они встретились с Оксаной. Между ними пробежала искра, затеплился огонек взаимной симпатии. Ну, дальше дело техники, что называется. Как зовут испанца, не знаю. Пусть будет Рауль. Вот Рауль взял и пригласил Оксану в Испанию, к себе домой. Наверное, посмотрел, как живет его избранница у себя на родине, и решил исправить этот недостаток.

В Испании, конечно, кризис и все прочее. Говорят, из Евросоюза может вылететь, как пробка. А что на самом деле? Вот как, например, живет семья этого самого Рауля. Отец, мать, три брата и сестра. По нашим меркам большая семья. Из шести человек работает только глава семейства. Он преподает в местном университете. С Раулем все понятно, он получал и будет получать пособие как инвалид. Размера его не знаю, сужу только по косвенным деталям. Если человек на свое инвалидное пособие может через всю Европу съездить в далекую Беларусь, то, судя по всему, в Испании неплохо быть инвалидом. Честное слово, сидя в холодной квартире и набирая этот текст, думая о том, на какие шиши встретить Новый год и одновременно маленький личный праздник, я бы не прочь пожертвовать, скажем, левой рукой, но при этом оказаться подданным Испании, а лучше Германии. Полагаю, я далеко не одинок в таких антипатриотических мыслях…

Оба брата Рауля и сестра не работают. Очень бы желали работать, но в Испании самый высокий уровень безработицы в Европе. Хотя, по другим данным, большая часть безработных все-таки работают. Но неофициально. Очень напоминает современную Беларусь.

Таким образом, пять членов семьи получают пособия по безработице плюс зарплата папы. Живут они на собственной вилле за городом. Думаю, живут неплохо. А у Оксаны с Раулем, скорей всего, дело наладится и выгорит. Инвалиду ведь гораздо труднее найти свою половину. Так что Оксана, судя по всему, уедет навсегда в Испанию. Чего я ей и желаю от всей души. Хоть кому-то повезет. Чем не новогодняя история? Что-то хорошее все равно должно происходить. Хотя бы эпизодически…

* * *

А вот с Ларисой мы знакомы уже лет тридцать. Но почти не виделись. Как протекает ее жизнь, не знал, не ведал. И вдруг встретились, разговорились. Обменялись информацией, не очень веселой — трудновато наши семьи живут. Наверное, потому, что оба мы относимся к бесполезной сегодня прослойке — интеллигенты.

Сын Ларисы занимается предпринимательской деятельностью. Когда-то служил в органах, водителем. Потом надоело. Сначала поработал в автомастерской, набрался нужного опыта, взял кредит и открыл свое дело. Дело называлось шиномонтаж. Не очень удачная мысль, надо отметить. Сменить колеса теперь можно едва ли не на каждом углу — большая конкуренция, короче говоря. Между прочим, смена колес стоит где-то в пределах 300 тыс. рублей. Пишу со слов мамы предпринимателя, поэтому за достоверность не ручаюсь. Своего авто у меня нет и не будет, к этому делу абсолютно не приспособлен.

300 тысяч с машины — небольшой доход. Да и вообще, доходы сына Ларисы очень сомнительны. Есть они вообще или нет? Есть, но очень небольшие. Поговорим о расходах, они, по-моему, сильно зашкаливают. Оба его предприятия находятся вблизи от центра города. Отсюда и величина арендной платы — 500 евро за каждое помещение. Итого: в месяц 1000 евро только за аренду. Кроме этого, надо еще вовремя выплачивать кредит. Оборудование сын когда-то взял в лизинг, то есть это чье-то оборудование, за которое нужно платить очень высокие проценты. Можно позавидовать владельцу этого оборудования, но предпринимателям, которые согласны его использовать и платить за него, завидовать не хочется.

Дальше, нужно платить налоги. Сразу приходит в голову простая мысль: если хоть ненамного повысить налоги для индивидуальных предпринимателей, сколько частных предприятий, сколько ипэшников будут вынуждены закрыть дело? Это кому-то нужно? Нужно, и все знают, кому. Проще всех кормить с руки, можно дать побольше, можно — поменьше, а можно вообще ничего не давать…

Кстати, сын Ларисы мог бы спокойно уйти в госструктуру, преподавать. Ни о чем думать не надо было бы, жди аванс, ожидай зарплату, смотри футбол и пей пиво. А сыну это не нравится. Да, проблем выше крыши. Ведь у него работают люди, им нужно платить зарплату, чтобы они не ушли к конкуренту. А сколько им платить? 4, 5, 6 миллионов? А где их взять?

— А-а, — машет рукой Лариса, — ничего он не зарабатывает… Я его кормлю. А что сделаешь? Я ему говорила, бросай ты свой бизнес, толку никакого! Нет, уперся, никуда я не пойду! Это уже как зараза, честное слово…

Нет, это не зараза, это такое особое состояние, свойственное нормальному человеку. Когда-то, в первобытные еще времена, человек имел гораздо большую свободу. Ну, был вождь племени, были у него помощники. Но мамонтов добывал не вождь, а вполне обычные люди, с копьями, правда. Потому и выжили, не перемерли от голода и болезней, загоняя мамонта в ловушку — на вождя не очень надеялись. На себя да на соплеменника, который поближе…

С теми, кто «отравился» свободой, мне часто приходилось говорить. Что интересно, все высказывали явно или завуалированно одну и ту же мысль: пускай я пока бедно живу, денег маловато, много чего сделать еще предстоит — зато надо мной никто не стоит! Я хозяин!

Прекрасно понимаю этих людей. Хотя бы потому, что когда пишу, никто мне никаких указаний не дает. И дать не может. Все равно слушать не стану, если не вижу в этом никакого смысла.