TOP

ЭХ, ПРОКАЧУ!

Из жизни нелегальных таксистов.

По некоторым оценкам, каждый третий минский таксист — нелегал. Корреспонденты стали свидетелями того, как в столице задерживали одного из них. Он запросил 100 тыс. рублей за поездку из Ждановичей до ул. Р. Люксембург, лихо развернулся через двойную сплошную линию разметки, а потом уже, во время разбирательства, посетовал на тяжелую жизнь.

Рейд оперативников из налоговой инспекции Московского района начинается возле ТД «Ждановичи». В последнее время люди стали жаловаться, что поездка из этой точки по одному и тому же маршруту обходится то в 50 тыс., то в 70 тыс., а иногда и в 100 тыс. рублей. Это явный признак того, что на линии «работают» нелегалы. Отсюда такая неразбериха в ценах.

Улица Тимирязева в районе рынка. Крайний правый ряд, как всегда, заставлен автомобилями. Клиентов ждут несколько легальных таксистов — их легко узнать по желтым номерам. Но далеко не все устанавливают их (по законодательству за это ответственность не предусмотрена), и этим пользуются «бомбилы», маскируя свои машины под такси известных городских служб: вешают на автомобиль фирменные наклейки, покупают плафоны.

В прошлом году задержали нелегального таксиста, в машине которого был даже установлен таксометр. Водитель выдавал чеки пассажирам! Правда, счетчик был снят с учета, и юридическую силу квитки не имели. Зато удалось довольно точно установить, сколько заработал таксист за 2012 год — 132 млн рублей. Сейчас решается вопрос о возбуждении уголовного дела по этому факту.

Характерная черта нелегального извоза: в такой бизнес не приходят случайные люди. Как правило, это в прошлом опытные таксисты, которые хорошо знают все нюансы. В машинах некоторых оперативники обнаруживали радиостанции, по которым «свои» диспетчеры предупреждали о проверках.

— А вот и наш клиент, — замечают налоговики темный Renault 19, припаркованный на остановке. На крыше плафон. Других опознавательных знаков такси на автомобиле нет. Номера — обычные.

Как говорят оперативники, нелегалов со специализированных стоянок вытесняют обычные таксисты, поэтому те часто ищут клиентов на остановках общественного транспорта. Все места хорошо известны: Привокзальная площадь, ДС «Дружная», ул. Московская (возле Дома быта), парковка возле ТЦ «Корона» и другие.

— Мы никогда никого не провоцируем. Садимся только в ту машину, водитель которой явно и намеренно обозначил ее как автомобиль службы такси — с помощью наклейки или плафона, — говорят сотрудники отдела оперативных контрольных мероприятий налоговой инспекции Московского района столицы. — Есть характерный нюанс: обычно нелегалы вешают наклейку только на пассажирскую сторону машины. Чтобы она была видна с тротуара и незаметна со стороны проезжей части. Плафон же оставляют под лобовым или задним стеклом.

Водитель Renault соглашается отвезти до ул. Р. Люксембург за 100 тыс. рублей. Взяв клиентов, он ловким движением руки снимает плафон с крыши и разворачивается через двойную сплошную линию разметки. Его маневр остается незамеченным сотрудниками ГАИ, дежурившими неподалеку. Пока он не подозревает, что уже находится под другим наблюдением.

Во время поездки оперативник пытается разговорить таксиста. Сколько легальные таксисты берут? Каково сейчас ездить? А какие клиенты попадаются?.. Обычный житейский разговор. Похоже, мужчина ни о чем не догадывается. По приезде он берет плату, а уже в следующий момент сотрудник налоговой инспекции достает служебное удостоверение и представляется.

— Я уже догадался. В отпуске решил подработать, — говорит мужчина. Он понимает, что отпираться бесполезно, и сразу признает нарушение.

Хотя, по словам налоговиков, иногда водители пытаются уехать или даже убегают, бросив машину.

— Мы тесно работаем с ГАИ и оперативно сообщаем об этих случаях, — рассказывают оперативники. — Дальше дело техники: автомобиль останавливают в городе патрули, а если его бросили, то доставляют на штрафстоянку. Потом вызываем владельца, проводим разбирательство. Этот процесс хорошо отработан, и уйти от ответственности сложно. Во время контрольных мероприятий пользуемся различными записывающими устройствами, к тому же всегда ездят как минимум два налоговых инспектора.

Водителя Renault доставляют в налоговую инспекцию. Начинается оформление документов о совершенном правонарушении. Но прежде мужчину просят ознакомиться с правами и обязанностями. Он не спорит. Говорит очень тихо. Водитель, похоже, переживает, чтобы не стать известным общественности.

— Постойте, так вы же оформлялись как индивидуальный предприниматель, — налоговые инспекторы параллельно сверяют данные по базам.

Тот кивает головой. В 1995 году открыл ИП, однако в 1997-м закрыл. Это тот самый случай, о котором говорилось выше. В извозе не бывает случайных людей, что подтверждается буквально через несколько минут при дальнейшем опросе. Владимир утверждает, что занимается нелегальной перевозкой буквально несколько дней — с Нового года. Мол, за это время только пять таких поездок выдалось. За каждую заработал всего по 100 тыс. рублей.

— А вот наша база говорит, что 25 мая 2011 года вы уже привлекались за аналогичное нарушение в Центральном районе столицы, — замечают оперативники. — Тогда было вынесено предупреждение.

Мужчина вроде как что-то припоминает: «Это когда тепло было? А, ну да…»

Вообще, нелегальный извоз квалифицируется как осуществление предпринимательской деятельности без государственной регистрации. Это считается административным правонарушением. Штраф — до 10 млн рублей (100 базовых величин), конфискуется также доход, полученный таким путем. После оформления протокола дело направляют в хозяйственный суд. Тот может принять решение о конфискации автомобиля, но только при условии, что нелегальный таксист попадался несколько раз, а точнее, не менее трех-четырех.

— В Минске в прошлом году было проведено 230 проверок, выявлено 139 фактов нелегального извоза, выдано 91 предупреждение. А конфисковано всего два автомобиля, — приводит статистику заместитель начальника налоговой инспекции Московского района столицы Владимир Труханович. — По моему мнению, пока не будет принято решение об усилении ответственности, проблема не решится. В 2006—2007 годах было конфисковано более 60 автомобилей нелегальных таксистов. Тогда эффект был заметен сразу.

Налоговики говорят: доходит до смешного — является нелегал, которого буквально вчера оштрафовали, и просит не зарегистрировать его как предпринимателя, а вернуть изъятые плафон и наклейки. Зачем? Ответ очевиден — штраф же надо отрабатывать… Есть вопросы у налоговой инспекции и к службам такси: «Если человек уволен, то почему бы у него не забрать ранее выданные наклейки с фирменной раскраской, радиостанцию, плафон? Ваш же имидж страдает».

— Ну вы же знаете, какая сейчас жизнь… материальное положение, — объясняет тем временем задержанный таксист.

Это типичное объяснение нелегалов. Все сетуют на жизненные обстоятельства. Потом попадаются снова.

— Может быть, налоговая нагрузка слишком велика, иначе почему таксисты уходят в тень? — мы не могли не задать этот вопрос налоговикам.

— Мы проводили мониторинг: средний заработок столичного таксиста, который платит налоги, составляет 8—8,5 млн рублей, — говорят сотрудники налоговой инспекции. — Нелегал может заработать и больше. Его даже максимальный штраф не пугает. Остановить может только страх конфискации автомобиля. Ведь занимаются нелегальным извозом не только на старых машинах, но и на авто премиум-марок — Lexus, Mercedes, BMW. Эти водители не проходят предрейсовый медицинский осмотр, некоторые ездят без водительских удостоверений и пройденного техосмотра. Кто может в этом случае гарантировать безопасность пассажиров? Не такой уж узкий вопрос, как может показаться. Ведь был же трагический случай в Москве с актрисой Мариной Голуб. А в прошлом году на пр. Независимости в Минске погибли бывший таксист (за несколько месяцев до ДТП он уволился из службы такси) и его пассажирка. На его машине были наклейки одной из служб такси…

Андрей ЖУРОВ, auto.onliner.by