TOP

ТЕАТР ОДНОГО АКТЕРА

Пресс-конференции для политика — это способ быть информативным, не говоря ничего.Эмери Келен Проведение А. Лукашенко пресс-конференции на рубеже старого и нового годов давно стало традицией. Такое своеобразное подведение итогов, постановка задач. Но теперь это рутинное мероприятие имело новый контекст, проходило на ином социально-политическом ландшафте. 

В наступившем году страну ожидают не самые лучшие экономические перспективы. Надо возвращать большой внешний долг, чем-то заменить «растворительный» бизнес, компенсировать падение цен на калий. И это на фоне сравнительно невысокого уровня доверия общества к власти.

Вполне логично было ожидать, что президент использует нынешнюю пресс-конференцию для каких-то громких духоподъемных заявлений, обещаний, подарит надежду, расскажет о свете в конце тоннеля, объявит если не о новом курсе, то во всяком случае, поднимет новую хоругвь.

В начале пресс-конференции казалось, что Лукашенко настроен миролюбиво, даже снисходительно, демонстрировал благочиние и благонравие. На острые вопросы он пытался отвечать спокойно, шутил. То есть выдерживал образ достопочтенного и мудрого политика, которого никто и ничто не может выбить из равновесия. И на вопросы об отношениях с западными соседями он вначале отвечал, избегая обострения, говорил общими фразами. Что дало повод думать о планах по размораживанию отношений с Западом.

Причем, А. Лукашенко неожиданно предложил журналистам открытый формат. Он не только ответил на вопросы, которые обсуждались в независимых СМИ, но предложил их представителям задавать не один вопрос, как было оговорено регламентом пресс-конференции, а больше, и даже разрешил возражать, вести диалог. И тем самым президент хотел продемонстрировать, что внимательно прислушивается к обществу, от имени которого выступают журналисты. Это было несколько неожиданно, стало неким новым пиар-ходом, подменяло содержание формой.

Однако этот новый формат оказался для журналистов в определенной мере ловушкой. Ведь возможности сторон совсем не равны. Когда журналист начинал что-то возражать, А. Лукашенко мог его прервать в любой момент и отвечать столько времени, сколько сам захочет. При том, что журналист для ответа слова не получал.

Однако долго выдержать заданный формат А. Лукашенко не смог. Через какое-то время вопросы об отношениях с ЕС, об оппозиции вывели его из себя, он отказался от прежнего спокойного, уравновешенного стиля, перешел на агрессивный тон. Последней каплей стал вопрос о тех, кто может быть его конкурентом на президентских выборах. Здесь он сорвался. И не удивительно. Ведь претендовать на президентский пост в Беларуси — это богохульство, почти преступление.

И здесь от миролюбивого тона не осталось и следа, мы увидели прежнего А. Лукашенко. Из его ответа выяснилось, что Беларусь окружена врагами, которые вокруг нашей страны «ходят и зубами щелкают, как голодные волки стадами». И мы живем в осажденной крепости. Как можно развивать отношения с внешним миром, если вокруг одни враги? А с ними можно только воевать, а не налаживать экономические отношения, получать инвестиции и пр.

Мы в очередной раз узнали, что оппозиционеры — «это предатели интересов белорусского народа». А какой может быть диалог с «предателями»? «Если участник массовых беспорядков — то и жаловаться нечего», — заявил президент в ответ на вопрос о пытках в милиции в отношении задержанных. То есть глава государства признает, что те, кто выступает против власти, лишены всяких конституционных прав.

Три раза во время пресс-конференции А. Лукашенко, говоря о бизнесменах, оценивал их следующим образом: «предприниматели, жулики, бандиты». Вот так, через запятую, как один смысловой ряд. И на этом фоне разговоры о государственно-частном партнерстве звучат неуместно. Какое партнерство с «жуликами, бандитами»?

Был любопытный сюжет о дорогущих часах и автомобиле, которые, как признал президент, ему подарили на день рождения. Вообще-то на языке права это называется другим словом. Но через какое-то время А. Лукашенко говорит: «Я не взял ни рубля от предпринимателей». А кто же тогда подарил часы и автомобиль?

И еще один интересный момент. Президент сказал, что раньше думал, будто валюту покупают только богатые люди. Но было проведено исследование, из которого выяснилось, что много пенсионеров приобретают доллары. Это стало для него откровением. И из этого он делает вывод, что в Беларуси все живут безбедно. Сюжет интересен тем, насколько белорусский лидер оторвался от реальности. Он не понимает, что народ не верит в белорусский рубль, что валюта — это средство сохранения доходов.

БТ восторженно уверяет, что эту пресс-конференцию президента 15 января посмотрел каждый белорус. Однако это утверждение вызывает серьезные сомнения. Белорусы уже 18 лет видят театр одного актера, который играет один и тот же спектакль. Это стало напоминать скучный церемониал. Ведь все слова единственного актера электорат давно уже выучил наизусть. И трудно представить, что много людей допоздна смотрели этот спектакль, если в это же время по российским каналам шли захватывающие детективные сериалы.

В общем, возникает вопрос, зачем он проводил эту пресс-конференцию, если ничего нового не сказал, только повторил все тезисы, которые озвучивал много раз. Кому нужен этот ритуал, который интересен больше журналистам, чем большинству населения?

Нужно заметить, что многие вещи А. Лукашенко действительно делает просто по инерции, по привычке. Вот прошел год, надо что-то сказать, объяснить своему доброму народу. Но в этой бутафории есть и определенный рациональный расчет. Ритуалы — это средство закрепления в сознании людей определенной реальности. Белорусская реальность — это А. Лукашенко. Он как элемент природы, как часть жизнедеятельности социума. Поздравление с Новым годом, с Рождеством, проведение совещаний, посещение предприятий и колхозов — без этого привычного ритуала трудно представить себе белорусское публичное пространство. Пресс-конференции раз в год — часть этой реальности. Чтобы белорусы не забывали, что нынешний президент фатально предопределен белорусам, как приход нового года.

Как еще одно свидетельство неизменности курса — назначение П. Прокоповича вице-премьером. Вся курьезность этого назначения даже не в том, что семидесятилетний чиновник будет отвечать за модернизацию предприятий. Фигура П. Прокоповича в белорусском публичном пространстве знаковая и символичная. Именно с ним связан в массовом сознании развал финансового рынка в 2011 году, ибо он тогда был главой Нацбанка. Тогда энтузиасты-любители даже создали в интернете сайт «Prokopovi.ch Петр Петрович», на котором определялся реальный обменный курс белорусского рубля, и который фактически выполнял часть функций Нацбанка. Словно подчеркивая беспомощность и анекдотичность фигуры его главы. Поэтому теперешнее назначение П. Прокоповича вице-премьером — это не просто серьезный удар по репутации государственной власти и самого А. Лукашенко, не только признак экономического и кадрового тупика. Это в глазах населения, говоря словами Василя Быкова, «Знак Беды».