TOP

СВОБОДА, КОГДА ЕСТЬ ОТКУДА БЕЖАТЬ

Заголовок я позаимствовал у сатирика Семена Альтова. Я бы только добавил — надо знать, куда бежать. У меня, скажем, шансов уже никаких, хотя иногда сильно хочется. Староват, да и неохота в который раз все начинать сначала. Приходится жить на родине и наблюдать, наблюдать…

Когда мы заселились в нынешнюю квартиру, в окрестностях функционировало всего два универсама. Они были рядом с домом. Они и сейчас на том же месте, но обстановка в корне поменялась. В те, почти библейские времена, побывав в одной торговой точке, мы спешили в другую. На дворе стоял 1991 год. Все тогда было предельно просто: если в одном магазине нет вареной колбасы, то могут «выбросить» в другом. Приходилось прочесывать оба универсама, закидывать широкий невод. Колбаса тут часто возникала, все же пролетарская окраина. Для молодых все это выглядит социалистической экзотикой северокорейского образца, для людей моего поколения — вполне обычной жизнью.

Пишу и считаю: вокруг нас появилось больше десятка продуктовых магазинов разной формы собственности. Но с одинаковым стремлением продать как можно больше и быстрей. Однако торговые залы стоят полупустые. Вечером оживают почти все кассовые аппараты, а все равно покупателей не густо. Один-два, ну, три человека — это не очередь в советском понимании. Или вообще ни одного, сам видел, был поражен, теперь осмысливаю.

А что тут, собственно, осмысливать? Магазинов стало очень много, денег гораздо меньше. Впрочем, если верить статистике, зарплаты у нас постоянно растут. Но кто теперь, кроме президента, ей, статистике, верит? Покупатель не станет обходить все ближайшие магазины в поисках нужного товара. Он пойдет туда, где хоть чуть-чуть, но дешевле. И хотя население Минска постоянно подрастает, количество платежеспособных клиентов остается почти неизменным.

Пишу, одним ухом слушаю радио, а там сообщают новость: в Мингорисполкоме обсуждают возможность увеличения стоимости ритуальных услуг на 30%. Пока не повысили, но обязательно повысят, не сомневайтесь. Это такая теперь государственная политика.

Но вернемся к торговым делам.

* * *

На днях потряс ближайший к нам универсам. Он и так последнее время находится в депрессивном состоянии. Что выражается, например, в регулярной смене лиц персонала, примерно раз в месяц-полтора. Девочки заканчивают курсы и меняют других девочек, которые уходят в более хлебное место. Такое пушечное (или кассовое?) мясо.

Но тут произошло прямо революционное дело — теперь универсам работает с 9 утра до 10 вечера. Сократить время работы сразу на два часа, это, знаете ли, ни в какие ворота… Нарушается весь распорядок дня отдельных категорий граждан, особенно алкашей. Их теперь гораздо меньше стало. В чем же дело, граждане торгующие? Как вы объяснитесь с окрестным народом?

Как всегда, помог случай. Стоял возле колбасного отдела, делал вид, что размышляю на тему: какую колбасу купить — за 105 тыс. или за 118? Естественно, внимательно слушал, о чем говорят продавец со знакомой.

— Ой, — рассказывала продавец, — никакого товарооборота, план не выполняем, премий не платят. Вот девки и бегут…

— Да что ты! — притворно удивлялась подруга и жадно спрашивала: — Дак а что тут у вас делается?

— У нас как было, — нервно отвечала продавец, — с 8 утра мужики идут, похмеляются. Потом с 10 они догоняются. А где ты видела мужика, который лишний час ждать будет?! Идут по квартирам, где самогонку продают, вино… Вся прибыль была с чернила. Пенсионеры придут, хлеб да батон, да молоко — никакого навара. Ну, подумали, решили поменять расписание… На нас теперь экономят…

Было около половины девятого, по залу бродило не больше полутора десятков человек. У кассовых аппаратов откровенно скучали молодые, кровь с молоком, девицы.

Странный парадокс нарисовался: уйма магазинов, горы товаров, но не хватает основной детали, без которой все теряет смысл — покупателя-потребителя. Тут вам и экономика, и политика, все чисто по-белорусски, молча и уперто. Митинги не устраивали, флэш-мобов всяких не проводили, просто стали меньше покупать, правильно (народ всегда прав!) рассудив, что деньги на глазах (точнее, в руках) превращаются в цветную хрустящую бумагу. Пока они не стали фантиками, их быстро-быстро переводят в валюту. Станет ли экономный белорус тратить ее на какую-то колбасу? Он лучше кашкой обойдется. Молча, по-партизански. Госполитика тоже это уловила и строится на этом. Давай, потребитель, плати за все, доставай валюту. Других источников экономического роста уже не наблюдается.

Сдается, власть совсем оторвалась от сермяжных чаяний подведомственного народа. Значит, определенно она его недооценивает. Ой, зря. Как известно, Беларусь в смысле астрологии находится под зодиакальным знаком созвездия Козерога. Про них сказано: медленно запрягают, но быстро едут. Вот сейчас они запрягают, уже двадцать лет все запрягают. А потом поедут. Куда Козерог привезет своего седока? Не исключено, что к краю пропасти…

* * *

Открытие нового магазина — дело обычное, рядовое. В конце декабря недалеко от нас такой магазин и открывали. Вполне известная торговая сеть, говорят, немцы там тоже участвуют. Деньгами, конечно, не персоналом. Я и сам было соблазнился, пришел, даже сделал слабую попытку попасть внутрь. Потом оценил масштабы очереди, искренность своего желания — масштабы и искренность не совпали. Плюнул и ушел. Правда, масштабы впечатлили. Какой такой лапши навешали на уши рядовому покупателю организаторы этого пира во время торговой чумы? Скоро выяснились подробности, новость стала едва ли не самой обсуждаемой. На пару дней, не больше.

Будто бы народа было так много, что в давке задавили женщину. Нехорошая новость оказалась всего лишь слухом. Правда, почва под ним была. Свидетели рассказывали, что заранее были объявлены скидки на многие товары. В частности, на рыбу. Понятно, что скидки были ерундовые, но на соотечественников они уже действуют, как и на американцев, то есть убойно.

Правда, палки без двух концов не бывает: одним концом вас приятно щекочет, вторым бьет непосредственно по зубам. Так что ничего хорошего после приобщения к остальному миру не будет. Ни для народа, ни для власти. Потому что народ станет измерять дееспособность власти только ее способностью удовлетворять его все растущие потребности. Потребности только-только начали расти, в дальнейшем они постепенно превратятся в снежный ком, потом в лавину, которая все под собой похоронит. Свободу народ требовать вряд ли будет, ее в холодильник не поставишь и на сковородку не положишь. Она придет сама, как сопутствующий товар. Интеллигент, разумеется, пожалеет, что все опять начнется с экономики, что не будет привычного романтического флера, самопожертвования и так далее.

А по-другому и не начнется, и никогда не начиналось. Когда человек появляется в этом мире, то сначала начинает орать, а потом требует, чтобы его покормили. С момента появления Адама, мне кажется, ничего не изменилось. Вначале хлеба, потом зрелищ.

Ну, а что же сам магазин? Что он поимел? В тот знаменательный день он поимел всех покупателей без разбора. На полках осталась разве что килька соленая в банках. Вся остальная рыба «уплыла» в окрестные холодильники. Браво. Очень удачный и эффектный маркетинговый ход. Также и эффективный, думаю, магазин получил прибыли гораздо больше, чем планировал. Совсем не факт, что вся рыба была исключительно первоклассной, не факт, что она стоила именно столько, сколько вы заплатили. Покупатель все равно придет сюда. Он всегда прав. Чтобы он поверил в эту сказку о своей правоте, работают целые команды маркетологов, менеджеров.

Потому что рыба имеет способность заканчиваться. А организм требует. Да и ходить близко. А вдруг еще раз скидку объявят?

* * *

Вспоминаю, как в молодости, собираясь домой, покупал батон колбасы, минского хлеба, покойной маме он очень был по вкусу. Колбаса сразу закладывалась в холодильник. Доставали ее, уже промороженную, потерявшую первоначальный вкус, только по случаю какого-нибудь праздника. Очень часто бывало, что она долеживала до моего следующего приезда. Так было принято во всех семьях. Или почти во всех. Мне это не нравилось, но было понятно: у родителей срабатывала генетическая память, накопленная всеми предыдущими поколениями белорусов. А как сейчас? Да так же. Генетическая память продолжает успешно работать…