TOP

ЦЕНЫ РАСТУТ — ЛЮДИ МОЛЧАТ

Белорусов волнует проблема цен на продукты питания и товары первой необходимости. Это и не удивительно: судя по результатам обследования выборочных хозяйств, наши люди в большинстве своем работают, чтобы прокормиться. 

Более 60% жителей Беларуси волнует проблема цен на продукты питания и товары первой необходимости, свидетельствуют данные социологического мониторинга Института социологии Национальной академии наук. Об этом сообщил директор Института социологии НАНБ, доктор социологических наук, профессор Игорь Котляров.

По его словам, менее всего эта проблема волнует молодежь, больше всего — пенсионеров. Проблема цен остается самой актуальной для жителей Беларуси на протяжении многих лет — с 1990 года, когда начали проводиться такие исследования. Напряженность по этой проблеме достигла пика в 2002 году, тогда она волновала 95% жителей Беларуси. В 2006 году ситуация стабилизировалась, и проблема цен на продукты питания волновала уже только половину населения страны. В разгар кризиса, к осени 2011 года, проблема цен на товары первой необходимости волновала уже 71,5% жителей Беларуси. В прошлом году этот показатель снизился до 61,1%.

По большому счету, в нашей стране градус актуальности проблемы цен никогда не снижался. Вот и за первый месяц 2013 года Беларусь заняла первое место среди постсоветских стран по росту потребительских цен в январе, свидетельствует проведенный БелаПАН анализ данных национальных органов статистики.

Цены в Беларуси увеличились на 3%. Далее следуют: Армения — 2,9%, Азербайджан — 1,2%, Россия — 1%, Казахстан — 0,9%, Кыргызстан, Молдова — по 0,8%, Эстония — 0,7%, Таджикистан — 0,5%, Грузия — 0,3%, Литва и Украина — по 0,2%. В Латвии цены снизились на 0,2%. Нет данных по Туркменистану и Узбекистану, где индекс цен публикуется ежеквартально. По итогам 2011 и 2012 годов Беларусь стала первой по росту цен среди стран бывшего СССР (108,7 и 21,8%).

Согласно проведенному в 12 малых городах страны в начале 2013 года соцопросу каждая пятая семья тратит на продукты питания от 70% до 90% семейного бюджета. У каждой третьей семьи расходы на продукты питания составляют от 50% до 70% бюджета и только 5% семей тратят на продукты питания менее 30% семейного бюджета. По данным Белстата, удельный вес пищевых продуктов, напитков и табачных изделий в розничном товарообороте в 2012 году составил 49,2%.

По данным обследования Белстата домашних хозяйств Беларуси, на питание в четвертом квартале 2012 года расходовалось 40,7% средств, а в соответствующем периоде 2011 года — 44,3%.

Значительная доля расходов на питание и небольшая на оплату жилищно-коммунальных услуг характерна для стран с невысоким уровнем развития. В Западной Европе расходы на питание составляют от 10% до 20% бюджета семьи. Остальную часть доходов (за вычетом так называемых обязательных платежей) европейцы расходуют на одежду, развлечения, образование и предметы роскоши.

По словам директора Института социологии НАНБ, проблема цен «влияет на социальное самочувствие и на политическую активность и на возможное участие людей в каких-то социальных акциях». Если политическая партия перед выборами поднимает проблему цен, то ее рейтинг растет, «пусть и не намного».

По словам специалиста, изучение восприятия финансовой состоятельности населения дает ответ на многие вопросы.

«Люди, которые считают себя богатыми и со средним достатком, не пойдут на демонстрации и забастовки. Они боятся потерять то, что есть. Они более законопослушны, они уважают закон, власти. И в то же время те, которые считают себя бедными, более радикально настроены», — отметил Игорь Котляров.

По его информации, с 1990 года, когда начали проводиться такие опросы, растет число белорусов, которые считают себя людьми со средним достатком. Исключение составляют те годы, когда отмечались кризисные явления в экономике Беларуси. «Здесь возникает вопрос: или мы привыкаем к тому, как живем, или нам действительно становится жить лучше», — прокомментировал директор Института социологии НАНБ.

Эксперты меж тем отмечают, что белорусы часто не чувствуют себя бедными в силу невысоких запросов.

Что касается в целом протестных настроений в обществе, то, как отметил политолог Юрий Чаусов, для их активизации могут быть разные причины. Гипотеза о том, что уровень богатства определяет уровень протестных настроений — слишком смелая гипотеза, говорит он.

Например, «оранжевая революция» в Украине была революцией среднего класса. Может случиться революция богатых, может — крестьян. Нельзя однозначно утверждать, что бунтуют только бедные, а богатые всегда всем довольны. Нельзя причину протестных настроений сводить к какому-то одному фактору, подчеркивает Юрий Чаусов и отмечает, что при всем многообразии теорий революции является сторонником теории «воронки причинности»: «Суть теории в том, что на каждой стадии эволюции общества значение приобретают разные факторы».

Например, это могут быть социальное неравенство, ценностные ориентации, партийные симпатии и собственно процесс голосования в разные моменты развития страны. На каком-то этапе имеет значение сила оппозиции, на каком-то — наличие сильного или слабого политика у власти, а на каком-то — падение уровня жизни в стране.

В Беларуси не доходит до ситуации, при которой происходит разбалансировка государственной системы. Например, в Великобритании студенты выходят на улицы, когда им значительно повышают плату за обучение, а у нас нет. При этом, отмечает Юрий Чаусов, когда власти перегнули палку с повышением цены бензина, получили акцию «Стоп-бензин». «Значит, — говорит эксперт, — наши люди все же способны предъявлять требования к властям».

В целом, отмечает политолог, никто не может прогнозировать, какой фактор может стать решающим и когда может случиться разбалансировка системы, способная привести к протестным настроениям. Если бы это было возможным, социология и политология были бы точными науками, говорит Юрий Чаусов.

Елена СПАСЮК, БелаПАН