TOP

ГРУЗИНЫ ФИНАНСИРОВАЛИ БЕЛОРУССКУЮ ОППОЗИЦИЮ, А ПОТОМ СДАЛИ ЕЕ КГБ

На прошлой неделе Московский городской суд приговорил к двум с половиной годам колонии оппозиционера Константина Лебедева, признавшегося в организации беспорядков на Болотной площади 6 мая 2012 года. Суд учел, что Лебедев пошел на сделку со следствием и раскаялся, а оппозиция признала его предателем. 

Напомним, что основанием для возбуждения этого уголовного дела стал фильм канала НТВ «Анатомия протеста-2», в котором шла речь о финансировании российского протестного движения из-за рубежа. Часть времени в фильме занимали фрагменты видеозаписи скрытой камерой встречи трех организаторов протестных митингов — Сергея Удальцова и его помощников Константина Лебедева и Леонида Развозжаева с главой комитета по обороне и безопасности парламента Грузии Гиви (Георгием Васильевичем) Таргамадзе. На показанной в «Анатомии протеста-2» записи Таргамадзе предлагает лидеру «Левого фронта» Удальцову организовать некую «провокацию» с использованием «чеченцев» и другие акции, направленные на захват власти.

Следствие признало видеоматериалы подлинными — эксперты не выявили в них признаков монтажа, а сама встреча «заговорщиков» проходила летом 2012 года в Минске в одном из жилых помещений. В настоящее время следствие по так называемому «болотному делу» продолжается, по нему проходит около 30 человек. Грузинскому политику Гиви Таргамадзе заочно предъявили обвинение, он объявлен в международный розыск.

В интервью «Коммерсантъ-Online» осужденный Лебедев рассказал как, где, с кем и на чьи деньги он планировал совершить в России революцию и каким образом курировал белорусскую оппозицию.

Интернет-газета Naviny.by предлагает вашему вниманию это интервью в сокращенном варианте, приводя те фрагменты, в которых речь идет исключительно о Беларуси.

— Как вы познакомились с Гиви Таргамадзе?

— В 2005 году на Украине в конце Майдана. Я на протяжении нескольких месяцев участвовал в «оранжевой революции». Ребята из движения «Черная пора» начали мне доверять и познакомили со своими спонсорами и учителями — командой Таргамадзе. Потому что я не словом, а делом доказал, что на многое способен и многое могу.

— Когда вы получили первые деньги от Таргамадзе и за что?

— В 2006 году за работу в Белоруссии: я следил, как расходуют средства местные активисты. Задания были простые: проверить, расклеили ли плакаты, сколько на акции на самом деле было народу, поговорить с тем-то и тем-то человеком, передать инструкции. Так я туда и мотался: был въездной, они не въездные

— Сколько вы получали за работу в Белоруссии?

— Оплачивали все расходы на проживание и питание и давали за неделю работы около тысячи евро. Еще небольшие деньги платили за то, что я для них писал анализ политической ситуации в России.

— Сколько раз вы с Удальцовым и Развозжаевым встречались с Таргамадзе в Минске?

— В таком составе три раза. Первый раз — в марте 2012 года. Приехали на машине депутата Ильи Пономарева, Леня на ней Удальцова везде возил. Приехали, познакомились, выпили. Попытались написать какую-то смету, но уж пьяные были. С Гиви всегда было много народу, у него вообще была привычка возить с собой свиту…

Потом мы ездили в июне и третий раз — в конце августа, из Литвы на машине с Василичем (Таргамадзе). Перед этим мы 26 бутылок вина вчетвером выпили за вечер в Литве. И тут Василич говорит: «Срочно едем в Минск, звони Сереге». Я, тоже пьяный, как-то невнятно позвонил Сереге, он под Брянском где-то был. За нами машина с дипломатическими номерами приехала. За руль садится пьянющий посол Грузии в Литве, который с нами эти бутылки и пил. И на скорости 140 км в час мы летим до границы. Там садимся в другую машину с дипномерами, уже, видимо, посла Грузии в Белоруссии. На ней приезжаем в квартиру, начинаем добухивать. Серега с Леней приехали на следующий день, и мы начали пить все вместе.

— Запись какой встречи показали в фильме «Анатомия протеста» на НТВ?

— Второй встречи. В июне. На ней было человек восемь, все время кто-то приходил и уходил. Был я, Серега, Леня, еще мой давний напарник Аймалетдинов. Таргамадзе, читавший российским активистам на семинарах в Литве лекции о протестах Меладзе, борец еще был Георгий, фамилию не знаю, с Карелиным боролся. Он огромный, они его Лукой Брази звали (персонаж гангстерской драмы «Крестный отец»). Еще какой-то человек из посольства сидел. Народу было много.

— Вы вели аудио— или видеозапись этой встречи?

— Нет. Я действительно иногда вел аудиозаписи грузин. Но не в этот раз. Зачем вел? В 2010 году, когда они пригласили меня поработать в Минск в очередной раз, я уже знал, что с 2008 года они помирились с белорусами. Лукашенко тогда развернулся в сторону Европы, и к нему приехал Березовский. Грузины помирились с белорусами и через Сухаренко, тогдашнего главу КГБ Белоруссии, начали туда наезживать. И в 2010 году Таргамадзе рассказал мне, на каких условиях это произошло: они очень хотели, чтобы Лукашенко отвернулся от России. Одним из условий было, что все свои данные по белорусской оппозиции, с которой они работали очень давно и вложили туда много денег, они сдают КГБ. Они рассказали им обо всех спонсированных ими акциях и сдали всех белорусских оппозиционеров, с кем они работали. На выборах в 2010 году они дали мне задание: походи по друзьям-оппозиционерам, узнай их планы и расскажи нам. После этого я купил диктофон и стал записывать такие разговоры. Дал послушать местным друзьям-активистам, они, конечно, охренели. Ситуация была неприятная.

— Если вы не писали, то кто, по-вашему, это делал?

— Вариантов много, я склоняюсь, что писалось самими грузинами на всякий случай. Я и Сереге говорил: ты же понимаешь, что они нас пишут? Он отвечал: понимаю. Но мы не верили, что им потребуется нас когда-либо сливать. Я до их пор не могу понять причины, по которой это могло произойти, потому не берусь однозначно утверждать, что это грузины нас снимали. Единственное, у них мог быть перерасход. Они хватанули где-то денег, после 6 мая ничего серьезного не произошло, а деньги уже хватанули, вот и решили нас слить, чтобы потом ответ не держать. Еще есть такой персонаж Анатолий Моткин, эмиссар Березовского, он был в курсе всех дел, грузины ему весьма доверяли. Он такой настоящий делец. И этот человек мог вести какую-то свою игру. Все квартиры, где мы собирались, он знал и мог снимать. Все могло быть.

— А в Россию тогда как эта запись попала?

— Есть версия, что ушло из Лондона. Однозначно мы не знаем. Если у Гивика правда был выход на Бородина (бывший президент Банка Москвы Андрей Бородин, находится под уголовным преследованием в России и получил политическое убежище в Великобритании), он мог ему эту запись предъявить как доказательство того, что он с нами работает. И Гиви говорил, что полляма они уже получили от Бородина. Но я не думаю, что те деньги, что он давал нам, были бородинские. Все-таки он с ним позже стал говорить на эту тему. Чьи — хрен его знает…

Кстати

Грузинский фигурант этого уголовного дела Гиви Таргамадзе открещивается от знакомства со своими российскими подельниками. Однако в интервью российскому изданию «Новая газета» он подтвердил, что часто бывал в Минске, назвал экс-главу КГБ Сухоренко своим другом, и рассказал о своих связях с белорусскими оппозиционерами и правительством.

Уместно вспомнить, что «друг» грузина — экс-глава КГБ Степан Сухоренко говорил за несколько дней до выборов президента в 2006 году.

16 марта 2006 года на пресс-конференции, за три дня до президентских выборов, Сухоренко пугал белорусов намеченными на день выборов терактами и массовыми отравлениями водоснабжения Минска с помощью дохлых крыс. О Таргамадзе было сказано следующее: «Мы установили непосредственное отношение к подготовке терактов отдельных граждан Грузии, — заявил Сухоренко. — По полученным данным, руководитель комитета по обороне и безопасности парламента Грузии некто Георгий Таргамадзе в одной из конфиденциальных бесед заявил: «Это будет ночь длинных ножей, я отвечаю за это дело в Беларуси. Пару раз шугану их, устрою маленькие взрывы, и никто не узнает, кто это сделал…». 15 марта КГБ Беларуси возбудил уголовное дело по статье 290 УК Республики Беларусь «Угроза совершения террористического акта». Все причастные к этому, невзирая на должности, которые они занимают в своих государствах, будут задержаны на территории Беларуси и привлечены к уголовной ответственности».

Позже стало известно, что уголовное дело было возбуждено, но чем оно закончилось, неизвестно до сих пор.

Виктор ФЕДОРОВИЧ, Naviny.by