TOP

ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ

Белорусскому президенту пишут много. Очень много. Я лично таких людей знаю достаточное количество. Зачем пишут и по какому поводу? Согласно нашему национальному виду спорта — ищут справедливости. Находят? 

Иногда, когда имя страждущего правды слишком громкое, да еще если он знаком с президентом, если он зачем-то нужен… Обычно же дело обстоит так: письмо отсылают в соответствующий исполком и велят разобраться. Другими словами, отдают в руки того, кто проблему мог решить и без всякого письма. Но не решил. Система работает на создание и поддержание образа — хороший царь и плохие бояре. Вот приедет барин, барин нас рассудит… Не приедет и не рассудит. Все равно бояре будут судить.

«Я, Жуков Евгений Сергеевич, инвалид первой группы по зрению. Студент 1-го курса сокращенного срока обучения, учусь в ЧУО «БИП — Институт правоведения», Гродненский филиал. У меня родителей нет, вырастила меня бабушка, которая платит за мое обучение»…

Письмо Жукова выложено в интернете, желающие могут с ним ознакомиться. Собственно, письмо посвящено поискам Евгением работы. Каждый новый эпизод этих поисков заканчивается одним и тем же — безрезультатно. Вот Жуков и решил обратиться к последней инстанции, письмо так и начинается: «Уважаемый Александр Григорьевич!». Письмо, кстати, имело продолжение: Гродненскому горисполкому поручено разобраться. И что, действительно разберутся и помогут инвалиду 1-й группы? Совсем не факт. Особенно, если проследить саму историю поисков работы…

Поскольку Жуков, хоть и начинающий, но все же юрист, то в начале письма он приводит статьи 39 и 41 Конституции РБ. Напомню, там говорится, что граждане РБ имеют право равного доступа к любым должностям в государственных органах. Также они имеют право на выбор профессии в соответствии с призванием, способностями и т.д., а для инвалидов — согласно с трудовыми рекомендациями МРЭК. Ну и как, работают эти статьи в Республике Беларусь? Давайте смотреть вместе с Евгением Жуковым.

Четыре года он получал среднее образование экстерном в вечерней школе. В 2010 году поступил в Гродненский колледж бизнеса и права, в 2012-м закончил. Попробовал устроиться на работу, зарегистрировался в городском центре занятости. Ничего такого ему там не предложили. Жуков проходил адаптационную практику в фирме «Автомиг», она закончилась еще в марте 2013 года. Свободных вакансий там не было, и Жуков стал, так сказать, свободным агентом. Сейчас Жуков продолжает учебу, получает высшее образование в институте правоведения. Учиться ему там еще два года. Не бесплатно, бабушка платит за его учебу два с половиной миллиона в год. Сам Евгений получает пенсию по потере кормильца, его мать умерла, относительно отца мне ничего не известно. Пенсия мизерная, 1,5 млн. Поэтому поиски работы для Жукова — это не каприз, это просто жизнь такая, когда бабушка платит за его учебу, а прожить на такую пенсию невозможно.

Единственный выход — работа. А вот тут — полный тупик и безнадега.

* * *

Выхода у Жукова действительно никакого нет, кроме как биться о стенку головой. Последовательно он обращался: к помощнику президента, главному инспектору по Гродненской области, в областной комитет Госконтроля, к министру труда и соцзащиты (три раза), к зампредседателя облисполкома, наконец, к председателю облисполкома. Последний, говорит, даже слушать не стал, перебив на первых словах.

Все же битье о стенку головой какие-то результаты дало, Жукову стали что-то предлагать.

Например, ему дали направление в Гродненский участок водных путей «Белводпуть». В качестве специалиста по кадрам. Но пришлось посетить МРЭК и получить там рекомендации, где и как ему можно работать. Оказалось, что работать на компьютере ему можно не более трех часов. Поэтому Евгению отказали в приеме на работу.

На колу мочало, начинай сначала…

Начал. И получил направление на работу помощником руководителя. Не взяли. Будто бы Жуков отказался от этой работы. Ложь. Не отказался, ему в очередной раз сказали «до свидания».

Следующим направлением было БФСО «Динамо». Тамошнее начальство объяснило, что вакансия уже занята. Жуков выяснил, что вакансия не занята, ее обещали некоей даме, которая находится в декретном отпуске. Значит, безрезультатно…

Некоторая надежда забрезжила в феврале этого года, когда Жуков добился приема у зампредседателя горисполкома. Чиновница объяснила, что с 1 апреля поликлиники будут выступать как юридические лица, и там, мол, понадобятся юристы. Поликлиники выступать юридическими лицами начали, только соискателю от этого легче не стало. Все закончилось по уже известному сценарию.

В детской поликлинике №1 ответили, что юрист нужен, но брать будут другого человека, который (внимание!) находится в декретном отпуске. Примерно то же ответили и во взрослой поликлинике, тоже №1. Выходит, уже лень придумывать разнообразные причины отказа? Декрет — и все тут.

* * *

5 марта этого года состоялась любопытная встреча с начальником службы занятости населения. Начальник вызвал своего сотрудника, и они вдвоем начали рассуждать на тему: что Жукову можно, а чего нельзя. Вызванный сотрудник высказался в том смысле, что знает характер посетителя, и что своими поисками работы он им всем надоел. Ну вот, так бы сразу и сказали: ты нам надоел…

Очень все характерно для методов бюрократии. Давайте мы ему чего-нибудь пообещаем, а потом будем играть в футбол. То есть давать направления на работу, где его никто не возьмет. Потому что кто же возьмет инвалида, кому он нужен? Пусть сами придумывают способы, как отфутболить его подальше.

Я понимаю, Евгений — немножко наивный человек. Скажем, верит в святость Конституции. Допустим, в ст.49, по которой каждый имеет право на образование. Ну и что? Получил образование, но инвалид все равно. Не такой, как все. Не подходит под общий знаменатель. А раз так, то — до свидания!

* * *

Отчаявшись чего-то добиться, желая помочь таким же, Евгений даже решил баллотироваться в депутаты Национального собрания. Организовал инициативную группу, пошли собирать подписи по домам. Самое интересное, что народ не верил, что Жукову удастся пройти в депутаты. Некоторые откровенно улыбались, особенно глядя на список прочих кандидатов. И говорили сборщикам подписей: вы чего, ребята, выборы уже состоялись. Кого надо выбрать, того и выберут… Так Евгений Жуков конкретно познакомился с политической ситуацией в стране. Допускаю, что его попытка поучаствовать в выборах тоже сыграла свою отрицательную роль. Слишком уж инициативный товарищ.

Мне все же хочется процитировать окончание его письма. Чем-то меня обнадеживает.

Итак: «Мне 31 год, и я патриот своей страны. Таких, как я, желающих быть полезным своей родине и народу, у нас на Гродненщине много. И хотя у меня инвалидность, в августе 2011 г. я вступил в Гродненское казачество. Там собирается много молодых людей, которым не безразлично будущее нашей страны. Наблюдая, как наши чиновники проживают жизнь чеховского «человека в футляре», боятся взять на себя инициативу, хочется попросить их освободить место и дать возможность прийти людям, которые хотят и могут работать…»

А что, вполне разумно, дельно и вовремя. Правда, в письме Евгений Жуков делает стратегическую ошибку. А именно: «Александр Григорьевич, может, имеет смысл создать альтернативную элиту, которая не смотрит на Запад и не ждет от него подачек, а хочет мира и процветания своей стране?»

В конце письма Жуков замечает: «Получается очень смешно, если бы не было так грустно, что по вопросам трудоустройства мне приходится обращаться к президенту страны…»

Да нет, это как раз и не смешно. Это совсем не весело, когда один человек «сконструировал» под себя всю страну, где только он может что-то решить…

Сергей ШЕВЦОВ