• Погода
  • -18
  • EUR3,0813
  • USD2,5428
  • RUB (100)3,4635
TOP

Раскулачивание продолжается?

Тамара Владимировна получила от государства недостроенный дом в Воложинском районе в 1992 году. Достроила. Без всяких кредитов. Какой ценой это далось — лучше не спрашивайте. Пытается приватизировать… 

Тамару Владимировну Коляду я знаю еще с 1994 года. Живет она в Воложинском районе. Как раз тогда у нее и случилось несчастье, которое перевернуло жизнь: на работе муж получил травму головы. Он работал в местном колхозе комбайнером. Работал хорошо. Потом была больница и… смерть. Тамара Владимировна написала в газету, где я тогда работал. Мы созвонились, так и познакомились. Если бы по-другому сложилась судьба, она вполне бы могла стать моей коллегой, журналистом. Во всяком случае, я был искренне рад, что у меня появился такой способный корреспондент. Правда, долгое время она мне не писала — что-то случилось. Что? Давайте сначала прочитаем ее письмо.

* * *

«Извините, что долго не писала, но оправданием может служить неудачный перелом ноги. Прошло полгода, а улучшение идет медленно.

А поводом для написания письма стало, как ни странно, послание президента. Называлось оно: «Обновление страны — путь к успеху и процветанию». Лично меня заинтриговали слова: «Своя квартира, свой дом, своя крыша над головой должна быть у каждой семьи». Тут я и задумалась: а в какой стране живу я? Не удивляйтесь. Просто рассмотрим этот вопрос на примере моей семьи. Возможно, вы помните, что мужу и мне был выделен недостроенный дом (естественно, помню. — С.Ш.). На то время (1992 г.) в колхозе не было денег, поэтому финансовые проблемы по строительству были переложены на наши плечи. Конечно, был выбор. Могли бы отказаться, денег и у нас не хватало, а о кредитах тогда и не слыхали. Победило желание иметь свой угол (на очереди к тому времени мы стояли 10 лет). Да и двое сыновей мечтали о своем доме. Но в 1994 году муж умер, можно сказать, на рабочем месте. Мне захотелось закончить то, что не успел муж.

Вот так я одна, с двумя малолетними детьми, достроила дом, постройки и т.д. Какой ценой мне это далось — лучше не спрашивайте… Но ведь надо было знать, что в нашей стране не принято так делать. Что когда-нибудь это выйдет боком. Так оно и вышло. Через некоторое время я обратилась к руководству хозяйства с просьбой продать дом в личное пользование. Мне отказали по той причине, что надо было прожить не менее 10 лет. Несколько лет назад я вновь обратилась с той же просьбой. Тут и начались хождения по мукам и издевательства со стороны власти.

За это время колхоз стал называться СПК, потом ОАО, сменилось три директора, два председателя наблюдательного совета. 17 июля прошлого года была вынуждена обратиться к депутату Палаты представителей (посылаю копию). Потом были обращения в Комитет госконтроля, газету «Советская Белоруссия». Результатом многолетних усилий стало письмо от 4 декабря прошлого года из Минского облисполкома, где дословно сказано: «Данный жилой дом состоит на балансе ОАО «Агро-Дубинское» и введен в эксплуатации в 1997 году. В настоящее время ОАО обратилось в Воложинское бюро Молодечненского филиала РУП «Минское областное агентство по государственной регистрации и земельному кадастру» за изготовлением технического паспорта…».

Тут я хочу спросить: а зачем? По моей просьбе техпаспорта на мой и соседний дом были сделаны еще 5 января 1998 года (я тоже недавно ознакомился с проблемой изготовления техпаспорта — действительны только паспорта, сделанные в текущем году, с нас хотят сорвать еще деньжат. — С.Ш.)

Цитирую дальше: « … а также в Воложинский райисполком для оформления акта на землю (свидетельство государственной регистрации земельного участка). Правоустанавливающие документы будут изготовлены в январе 2013 г. После изготовления будет произведена оценка указанного дома».

Слава Богу, на дворе уже июль 2013 года, и где же документы, позвольте спросить?

Читаю дальше письмо из Минского облисполкома: «Дополнительно сообщаем, что Вы имеете право… обжаловать решение, принятое по Вашему обращению в вышестоящие государственные органы…»

Вот я и рассуждаю. Что делать дальше, если с 1 января будущего года жилье переводят в разряд арендного?

Обратиться в вышестоящие госорганы, но к кому конкретно? До самого президента? Извините, но если бы президент сам лично решал вопрос о продаже колхозного дома пенсионерке Коляде Тамаре Владимировне, то у меня появляется вопрос: а зачем тогда нужна районная и областная власть? Может, их проще вообще сократить (все же год экономии и бережливости), а все вопросы стали бы решаться своевременно.

Есть, конечно, и другой вариант. Обратиться в суд. Как советуют многие. Однако мне не дает покоя судьба моего деда Калоша Антона Ивановича. Помните, я вам писала, что его в 1937 году признали кулаком, забрали землю, лес, дом, постройки, а самого сослали в Сибирь. Не пожалели даже бабушку с семью маленькими детьми. Оно, конечно, сейчас не 37-й год, а 2013-й. Да вдруг выяснится, что не все отдал дед, а теперь и я должна что-то отдать за него (как-никак, кулацкая внучка). Может быть, это я виновата в том, что в колхозе «Заря» в 90-е годы не было денег, а?

И почему теперь вынуждены мучиться мои ни в чем не повинные дети?

У нас ведь такой порядок: есть родители, которые пьют безмерно, их лишают родительских прав, а детям дают бесплатное жилье. Я же ничего плохого не сделала. Достроила дом, потому что муж не успел этого сделать, вырастила двоих детей, посадила сад возле дома. Почему за это меня хотят сделать врагом и тащить в суд? Разве по нынешним временам это можно назвать преступлением? Для себя я сделала вывод: без жилья в свое время оставили моего деда, теперь хотят оставить без него меня и моих детей. Раскулачивание продолжается?»

* * *

Такие пироги получаются. Приватизация жилья стала вдруг очень актуальной проблемой. Вот только для кого — для государства или для людей? Думаю, первым делом для государства, а потом уже для людей. Белорусская социальная модель терпит крах. У государства уже на всех денег не хватает. Где их взять? Клянчить, где еще можно, кредиты? Никто не торопится давать. По той простой причине, что возможные кредиторы не очень уверены в возврате кредитов. Потому что экономика страны не является эффективной, что не может давать устойчивый рост и прибыль. Что тут говорить, если склады ломятся от непроданного товара на многие триллионы рублей? Разве может такая экономика считаться успешной?

Тамара Владимировна права, когда задает ключевой вопрос: раскулачивание продолжается? Такое впечатление, что да, продолжается. А все так помпезно начиналось: все, мол, для народа. Что в конце вышло? Через приватизацию государство опять забирает у народа средства, которых у него, пардон, нет. Как можно охарактеризовать тот факт, что предлагается выкупать жилье на протяжении 40 лет? Будут ли живы будущие собственники жилья? Правда, тут есть небольшой нюанс: сначала вы заплатите первоначальный взнос в размере 10% от стоимости жилья. А сколько это, 1000 долларов, 3000, 5000? И где вы их найдете? Не зря народ так наэлектризовался, поговаривают о социальной несправедливости. Это уже интересно: социальная несправедливость в обществе социальной справедливости. Это возможно?

* * *

Тамара Владимировна любезно прислала также заметку из местной районной газеты. Название любопытное: «Прыдбаць свой кут». Автор приводит интересные данные. Например, в агрогородке Богданов в собственность перешел один коттедж, а в Ракове — 16. Есть еще один скользкий момент: если вы живете в доме, который принадлежит СПК или акционерному обществу, но стаж работы меньше 10 лет, то не имеете права на приватизацию жилья. Тут не помогут никакие деньги, хотя бы они у вас и были.

Положение усугубляется размерами заработков в сельском хозяйстве. Нет смысла поминать так называемые «маяки», куда вбухиваются огромные средства, чтобы создать видимость приличного положения и высоких зарплат. В большинстве хозяйств доходы жителей деревни не выдерживают никакой критики. Из этих денег платить за собственность?

При этом автор приводит пример, когда в одном агрогородке оценочная стоимость коттеджа — 680 миллионов рублей, а рыночная — 250 миллионов. По какой стоимости платить? А цифры могут меняться местами. Остается выбирать, какую сумму вы готовы платить.

А в общем, единственное, на что можно надеяться, так это инфляция. С годами денежные знаки все время теряют в весе. А инфляцию, товарищи, никто не отменял. И не сможет отменить. Другими словами, фактически сумма, которую вы будете обязаны заплатить, будет только уменьшаться…

Сергей ШЕВЦОВ