TOP

Невыгодный мезальянс

Надежда — это чаще всего отсроченное разочарование.Уолтер Бартон Балдри Завершился седьмой визит президента Беларуси в Китай. И хотя государственные СМИ с самозабвенным упоением рисуют пасторальные картинки, вещают о его выдающихся итогах, на самом деле реальные результаты этой поездки достаточно скромные.

Сообщается, что в ходе визита заключено контрактов и соглашений на $1,5 млрд. Для сравнения можно вспомнить, что во время предыдущего визита А. Лукашенко в Пекин в 2010 году речь шла о проектах на сумму $3,5 млрд.

Важным итогом визита можно считать тот факт, что в совместной декларации Китай впервые согласился считать Беларусь своим стратегическим партнером. Хотя белорусская сторона настаивала на этом уже много лет. Но обольщаться таким высоким уровнем сотрудничества не стоит, ибо, например, наши соседи — Россия, Украина, Польша зафиксировали статус стратегического партнерства с Китаем раньше нас. Так что все разговоры о том, что Беларусь станет неким эксклюзивным плацдармом для китайского проникновения в Европу, рассчитаны на неосведомленную публику.

Но коль мы теперь стратегические партнеры, и состоялось уже семь визитов президента, то можно подводить предварительные итоги белорусско-китайского сотрудничества. Что хочет получить руководство Беларуси от этого мезальянса, почему оно с такой настойчивостью много лет домогается благосклонности Пекина?

Вначале был расчет на то, что, навязавшись в союзники к великой державе, можно сорвать весь банк, на Беларусь посыплется божественная благодать. К таким умозаключениям подталкивал опыт взаимоотношений с Россией. Дескать, великие державы — щедрые спонсоры, стоит объявить себя стратегическим партнером, лучшим другом «великого Китая», постоянно говорить комплименты (как это сделал А. Лукашенко в интервью агентству «Синьхуа» накануне визита), и хорошо опробованная на РФ модель «дешевый газ в обмен на поцелуи» заработает в китайском варианте.

Однако вскоре выяснилось, что Китай в этом смысле совсем не похож на Россию, Пекин проводит очень прагматичную политику, халявы не получится. И тогда встал вопрос о программе-минимум. По расчетам руководства Беларуси, Китай должен был стать рынком сбыта для белорусской продукции, источником инвестиций в нашу экономику. Плюс большой пропагандистский эффект от дружбы с великой державой. Что получилось в сухом остатке?

Как известно, главная проблема белорусской экономики — дефицит внешнеторгового баланса, превалирование импорта над экспортом. И Китай с его 1,5-миллиардным населением, не избалованным качественной западной продукцией, казалось бы, должен был стать хорошим рынком сбыта для наших предприятий.

Все бы чудно, но, увы, эти умозрительные построения и лучезарные мечты разбились о грубую реальность. Наши официальные лица и государственные СМИ с радостью сообщают, что с каждым годом объем белорусско-китайской торговли растет. Но они стараются не показывать структуру торгового баланса. А правда состоит в том, что в торговле с КНР мы имеем устойчивое отрицательное сальдо. Если в 2009 году Беларусь купила в Китае товаров на $1 млрд больше, чем продала в это государство, то в 2012 г. этот показатель увеличился вдвое. Белорусский экспорт на китайский рынок имеет тенденцию к падению, а объем товаров из КНР в нашу страну растет. И чем больше А. Лукашенко совершает визитов в Поднебесную, тем сильнее закрепляется этот тренд. Судя по всему, по итогам 2013 г. отрицательное сальдо Беларуси в торговле с КНР увеличится еще больше из-за того, что Китаю удалось добиться значительного снижения закупочной цены на белорусские калийные удобрения — наш основной экспортный товар.

Обратимся к тем контрактам, которые, как сообщается, заключены в ходе этого визита А. Лукашенко. Из суммы в $1,5 млрд на долю поставок в Китай белорусской продукции приходится по очень грубым подсчетам $150 — 200 млн. Все остальное — это китайский импорт.

Таким образом, получается, что с этой точки зрения торговля с Китаем для Беларуси невыгодна, ибо усугубляет главную проблему белорусской экономики — внешнеторговый дефицит.

Теперь обратимся к теме китайских инвестиций в белорусскую экономику. В интервью агентству «Синьхуа» накануне визита А. Лукашенко заявил, что «сегодня Китай реализует у нас 20 проектов примерно на $5,5 млрд». Судя по всему, речь идет и об уже реализованных проектах, и о тех, которые еще только запланированы.

Но, и это принципиальный момент, о котором белорусские власти стараются умалчивать, прямые инвестиции из Китая — мизерные. В 2012 году они составили лишь $9 млн. Все остальное — кредиты. Причем, на что важно обратить внимание, кредиты связанные. Т. е. оборудование для реализации этих проектов Беларусь должна закупать в Китае. Плюс мы должны оплатить услуги китайских специалистов и рабочих, занятых на строящихся объектах.

Можно сказать: ну и что, ведь построенные предприятия останутся в Беларуси, будут приносить прибыль, в конце концов, в сегодняшней экономике любой проект реализуется за кредиты. Вроде бы, все так. Но, во-первых, китайское оборудование не самое передовое в мире. Бывший премьер Беларуси С. Сидорский публично высказывал нарекания на его качество.

Во-вторых, маленький пример. Одним из первых китайских инвестиционных проектов в Беларуси были три цементных завода: ОАО «Красносельскстройматериалы», ОАО Белорусский цементный завод, ОАО «Кричевцементношифер». Так вот, по итогам первого квартала этого года все они вошли в двадцатку самых убыточных предприятий Беларуси. Ведь предполагалось, что кредиты будут отдаваться за счет прибыли. А поскольку ее нет, то деньги надо возвращать Китаю из госбюджета. Внешняя задолженность Беларуси нарастает высокими темпами. Либо отдавать заводы китайцам в счет долга.

Сейчас на первый план среди инвестиционных проектов Китая в Беларуси вышел Китайско-белорусский индустриальный парк под Смолевичами, резиденты которого получат беспрецедентные налоговые льготы. Наши официальные лица рисуют грандиозные перспективы. А. Лукашенко в интервью агентству «Синьхуа» заявил: «С момента реализации этого проекта в полном объеме страна в год будет получать дополнительно до $50 млрд экспорта. Это увеличит нашу финансовую стабильность. Это самый больной вопрос на сегодняшний день для нашей страны. Этот проект снимает эту проблему».

Цифра фантастическая. $50 млрд — это объем всего белорусского экспорта в прошлом году. Однако пока все разговоры об этом парке не подкрепляются никакой конкретикой и напоминают проект Нью-Васюки незабвенного литературного персонажа Остапа Бендера. До сих пор нет ни одного резидента будущего технопарка.

При этом белорусские власти стараются замолчать «проблему 2017 года». Дело в том, что согласно договору о создании Единого экономического пространства между Беларусью, Россией и Казахстаном с этого года на территории стран участниц должны быть ликвидированы все оффшорные зоны или районы с эксклюзивным льготным режимом. И с 2017 года подвисает статус и свободных экономических зон, которые имеются в Беларуси в каждой области, и Парка высоких технологий имени Валерия Цепкало, и Китайско-белорусского индустриального парка. Кроме того, существование оффшорных зон противоречит правилам ВТО, переговоры о вступлении в которую сейчас интенсивно ведет официальный Минск. Так что на сегодняшний день этот злополучный парк под Смолевичами — большая химера.

Таким образом, остается лишь пиаровский флер, ретуширующий весьма огорчительные реальные итоги нашего сотрудничества с Китаем.

Валерий КАРБАЛЕВИЧ