TOP

Двойной скандал

В хорошо управляемой стране нужна главенствующая религия и зависимые от государства священники.Наполеон I С 24 по 30 июля в России, Украине и Беларуси проходят празднования 1025-летия крещения Руси. В этих торжествах есть ощущение некой условности, искусственности. Во-первых, дата не очень круглая. Тем не менее празднуется она очень пышно. 

Синод Русской православной церкви призвал руководство православных стран «придать Дню Крещения Руси статус государственного праздника, а где это возможно — и выходного дня».

Во-вторых, 1025 лет назад крестилась не Русь, а только город Киев. В 988 году киевский князь Владимир приказал уничтожить статуи языческих богов, а киевлянам войти в Днепр и таким образом совершить обряд принятия христианства. Московской Руси тогда не было еще и в помине. А на территорию Беларуси христианство пришло позже. Поэтому к этому юбилею наша страна имеет лишь косвенное отношение.

В-третьих, немного странно, что 1025-летие крещения Руси празднует лишь православная конфессия. Вот и в поздравлении А. Лукашенко по случаю этого юбилея говорится: «Убежден, что на новом этапе исторического бытия Православная церковь будет продолжать служение, сплачивая людей и оставаясь верной своему долгу перед Богом и Отечеством».

Но дело в том, что в 988 году еще не было разделения христианства на православие и католичество. Раскол на западную и восточную ветвь произошел в 1054 году. Поэтому католики имеют такое же право на это историческое наследие, как и православные. И очень естественно, что на торжества в Минске с участием высших иерархов православных церквей приглашены и представители других конфессий, в частности, руководство костела. Но лишь в качестве гостей на чужом празднике.

Логично, что основные торжества прошли в Киеве. И они сопровождались маленьким политическим скандалом. На празднование были приглашены президенты Украины, России, Молдовы, Сербии и Беларуси. Но А. Лукашенко не поехал в украинскую столицу.

В СМИ выдвигаются разные версии насчет причин такого решения белорусского лидера, в том числе, самые экзотические. Не станем участвовать в этой увлекательной игре в «угадайку» ввиду отсутствия информации. Обратим лишь внимание на некоторые косвенные факты, свидетельствующие о том, что это был политико-дипломатический демарш. Отказ от поездки А. Лукашенко в Киев до самого последнего момента держался в тайне. До обеда 26 июля белорусский МИД и пресс-служба президента не знали, поедет ли он в Киев. И лишь когда БелТА распространило информацию, что А. Лукашенко с сыном Колей отправился инспектировать аквапарк в Минске, стало понятно, что визит в украинскую столицу не состоится. Никаких официальных объяснений этому решению не последовало.

Совсем не случайно там же в строящемся аквапарке А. Лукашенко вышел к журналистам. У меня нет сомнений, что все вопросы, задаваемые ему представителями государственных СМИ, заранее согласованы с президентской пресс-службой, и глава государства затрагивает только те темы, которые сам захочет. Белорусский лидер не стал объяснять свое отсутствие в Киеве, но вдруг заговорил о необходимости реформирования православной церкви.

И совсем не случайно этот «реформаторский» пассаж прозвучал в тот момент, когда в Киеве юбилейные торжества с участием высших иерархов православных церквей были в самом разгаре. И стал самым главным свидетельством того, что его отказ ехать в украинскую столицу есть политический демарш. Это заявление было призвано прежде всего обратить внимание СМИ на зияющую пустоту среди собравшихся в Киеве президентов. Он попытался блистать своим отсутствием. А. Лукашенко бросил информационную бомбу и хотел переключить внимание СМИ на себя, оказаться в центре медийных потоков. И, надо сказать, это ему в значительной степени удалось. Двойной скандал получился.

Своим заявлением А. Лукашенко нарушил все мыслимые правила. Прежде всего, светским людям не принято вмешиваться в дела церковные. Тем более государственным деятелям. Ведь церковь отделена от государства. И хотя православие является государственной религией, но обычно власть и церковь публично стремятся держать определенную дистанцию друг от друга. А здесь мы видим явное вмешательство главы государства в «житие святых».

Ощущение неправедности усиливается еще и от того, что в момент празднования юбилея о юбиляре принято говорить хорошие слова, славить, восхищаться и поздравлять. Тем более, когда речь идет о таком сакральном институте, как церковь.

А президент Беларуси заговорил не просто о проблемах, а о пороках этого общественного института: «Слава Богу, наша церковь не болеет той заразой, которой заболела церковь на Западе. Об этом все слышали: и педофилия, и голубизна, и розовые, там черт знает что сегодня творится. Но заболевать мы уже начинаем. И я думаю, что православная церковь здесь, в том числе и с государством, недорабатывает». Таким образом (не будем обращать внимания на упоминание черта всуе), православная церковь начинает заболевать «западной заразой». Хороший подарок и поздравление к юбилею.

Прозвучал из уст А. Лукашенко и очень осторожный, но достаточно прозрачный упрек в адрес досточтимого Патриарха Московского и всея Руси Кирилла: «И если он сейчас потеряет время и не убедит свое окружение, паству, что надо потихоньку реформироваться, наверно, не скоро мы вернемся к этому вопросу».

А в самом конце своего юбилейного спича президент Беларуси произнес очень двусмысленную фразу: «И в Беларуси мы над этим подумаем». Т. е. ее можно понять так, что мы не будем дожидаться, пока иерархи Русской православной церкви (РПЦ) созреют для реформ, а начнем реформировать Белорусскую православную церковь (БПЦ) автономно. А, как известно, для РПЦ нет ничего страшнее, чем жупел автокефалии.

Тезис о том, что «православная церковь здесь, в том числе и с государством, недорабатывает» и «в Беларуси мы над этим подумаем», ставит в неудобное положение и БПЦ, представляет ее в роли всего лишь филиала Администрации президента, составной части идеологической вертикали власти.

Поздравление получилось просто на загляденье.

Вся эта водевильная юбилейная история абсолютно в стиле А. Лукашенко. Не обремененный интеллигентскими комплексами политкорректности, он давно привык нарушать все табу, делать то, что другие политики считают неприличным.

Плюс ориентация на дешевый популизм. Критика А. Лукашенко длинных молебнов и проповедей, которые верующие в церкви вынуждены выслушивать стоя, наверняка понравится многим людям из категории «православных атеистов».

И, конечно же, сыграла свою роль неизлечимая страсть нашего президента все контролировать. Он убежден, что в стране не должно быть ни одной автономной общественной сферы вне государственного призрения и руководства. А вождь нации — это одновременно и главный церковный местоблюститель и пастырь малым сим.

Кроме того, А. Лукашенко считает себя крупным деятелем международного масштаба, патриархом мировой политики. Поэтому он не видит никакой крамолы в том, чтобы поучить патриархов, экзархов и предстоятелей, как надо реформировать православную церковь. У католиков есть римский папа, который выполняет функцию верховного жреца. А у православных такого самого главного начальника нет. Поэтому кто-то же должен взять на себя эту функцию. Получилось забавно.

Валерий КАРБАЛЕВИЧ